ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Главой нового правительства был назначен Одилон Барро, лидер «династической оппозиции» времени Июльской монархии. Во всех звеньях государственного аппарата чиновники-республиканцы заменялись монархистами, зачастую теми же, кто занимали эти должности до февральской революции. Усиливалось преследование демократической печати и клубов, число которых в Париже к январю 1849 г. сократилось до 11. В январе 1849 г. полиция разгромила возникшую во время президентских выборов демократическую организацию «Республиканская солидарность». Правительство распустило 50 муниципальных советов с республиканским большинством.

Ближайшей целью монархистов было добиться скорейшего роспуска Учредительного собрания и замены его новым парламентом, где большинство принадлежало бы «партии порядка». В развернувшейся борьбе между Учредительным собранием и президентом и его правительством буржуазная республика пришла в столкновение с режимом, созданию которого она сама содействовала. Тем не менее их объединяла внутренняя классовая связь, выразившаяся в том, что буржуазные республиканцы, преобладавшие в Учредительном собрании, побоялись обратиться за помощью к народу против монархистов и трусливо капитулировали перед их нажимом. Припугнув буржуазных республиканцев войсками, выведенными 29 января на улицы и площади, прилегающие к Бурбонскому дворцу, монархисты добились согласия Учредительного собрания обсудить предложение о своем досрочном самороспуске. В феврале 1849 г. предложение это было принято (большинством 494 голосов против 307) и на 13 мая 1849 г. были назначены выборы в Законодательное собрание.

На этих выборах контрреволюция столкнулась с новой политической ситуацией: брожением мелкой буржуазии и новым подъемом демократического движения в стране. В то время как Учредительное собрание пошло направо, значительная часть населения страны поворачивала влево. Выход из экономического кризиса во Франции отличался крайней неравномерностью. Промышленный подъем, наступивший в Европе во второй половине 1848 г., распространялся на ряд отраслей французской промышленности с большим запозданием. Хлопчатобумажная и льняная промышленность в Эльзасе и северной Франции вступила в полосу более или менее устойчивого подъема, но строительная промышленность, стоявшая по числу рабочих на втором месте, еще не вышла из кризисной полосы, железнодорожное строительство не оживилось, а большинство отраслей тяжелой промышленности, в первую очередь — металлургическая и угольная, продолжали пребывать в маразме, продукция их свертывалась.

Затяжка промышленного кризиса усугублялась продолжавшейся депрессией в сельском хозяйстве. Хорошие урожаи 1848–1850 гг. при кризисных конвульсиях в промышленности и торговле вызвали резкое падение сельскохозяйственных цен. По данным Э. Лабрусса, со второй половины 1848 г. и до конца 1851 г. цены на зерновые продукты во Франции опустились небывалым образом до уровня 1787 г.[449] В ряде департаментов южной Франции катились вниз и цены на продукты виноградарства. Обремененная долгами и закабаленная ростовщическим кредитом, масса парцелльных крестьян-бедняков и маломощных середняков испытывала новые бедствия.

По образному выражению Лабрусса, «гипертонический криз сменился кризом гипотоническим»[450].

Разоряемые слои мелкой буржуазии в лице своих передовых элементов распознавали в пришедшей к власти «партии порядка» олицетворение господства крупного капитала. Растущее сознание того факта, что этот капитал является общим врагом рабочего класса и мелкой буржуазии, постепенно устраняло прежний раскол между передовыми элементами этих классов и приводило их к сближению. На этой почве снова формировался единый фронт мелкобуржуазных демократов и социалистов.

В конце февраля 1849 г. демократы и социалисты заключили соглашение об объединении сил и совместных действиях против реакции. Была выработана программа совместных требований демократически-социалистического блока, «Новой Горы». Но пролетариат уже был обескровлен. Цвет парижских рабочих был истреблен в июньские дни, а революционные вожди парижской демократии находились в заточении. В начале марта 1849 г. Бланки, Распайль, Барбес, Альбер и другие революционеры предстали перед верховным судом в Бурже, который осудил их на длительное тюремное заключение и ссылку.

Хотя в промышленных районах продолжали вспыхивать отдельные рабочие стачки, в целом уцелевший после июньского поражения рабочий актив теперь бросился на утопические реформаторские эксперименты с производительными ассоциациями, с идеями «дарового кредита», безденежного обмена и т. д. и т. п. В декабре 1848 г. представители рабочих ассоциаций и бывшие люксембургские делегаты создали «синдикальную палату труда», пытавшуюся объединить разрозненные рабочие ассоциации. «Палата труда» вскоре примкнула к выдвинутому Прудоном проекту «Народного банка» для осуществления «дарового кредита» и попыталась приспособить этот проект к нуждам производительных рабочих ассоциаций.

Реформаторские идеи мелкобуржуазного социализма пополнили теперь программу «Новой горы»: наряду с «правом на труд», с реформой ипотечного кредита и уничтожением ростовщичества, с возмещением 45-сантимного налога и реформой налоговой системы, а также с требованием «централизации и эксплуатации в интересах всего общества страхового дела, банков, железных дорог, каналов и других средств сообщения, шахт и рудников»[451], одновременно была выдвинута программа энергичной защиты республики и демократических свобод, упразднения должности президента и введения выборности чиновников, осуществления братского союза между народами и уважения «принципа национальностей».

В таком своеобразном сочетании демократических и социалистических требований сказалась суть программы «Новой горы»: «перестройка общества демократическим путем, но перестройка, остающаяся в рамках мелкобуржуазности»[452]. Поэтому руководство в демократически-социалистическом блоке 1849 г. принадлежало мелкобуржуазным демократам. Поскольку они рассчитывали победить реакцию, не прибегая к революционным действиям, они заражали своей слабостью пролетариат.

13 мая 1849 г. состоялись выборы в Законодательное собрание. С помощью разнузданного полицейского террора «партии порядка» удалось собрать половину голосов участников выборов и получить две трети всех мест в собрании. Буржуазные республиканцы потерпели на выборах полное поражение (они получили 18 % голосов и 9 % мест) и окончательно отошли на второй план.

Господствующее положение в Законодательном собрании заняли представители монархической буржуазии — легитимисты, орлеанисты и бонапартисты. Тем не менее «партия порядка» испытывала крайнюю тревогу. «Новая гора», несмотря на грубое давление властей и бешеную кампанию клеветы против демократов и социалистов, добилась на выборах 30 % голосов и 24 % депутатских мандатов.

Выборы в Законодательное собрание показали дальнейшее обострение классовых противоречий в стране и непрочность успехов буржуазной реакции, которой угрожали возросшие силы демократического лагеря. Только подавив эти силы, монархисты могли закрепить свой успех, осуществить до конца свои намерения.

Поражение мелкобуржуазной демократии

Решающее столкновение произошло через месяц после выборов. Поводом к нему послужила внешняя политика правительства, поддержанная монархическим большинством Законодательного собрания. Французские войска были посланы против Римской республики, чтобы восстановить папскую власть в Риме и утвердить в Италии господствующее влияние Франции.

Представители «Горы» резко протестовали против этой контрреволюционной интервенции, обвиняя президента и министров в том, что они открыто нарушили конституцию республики, запрещавшую применение французской армии против свободы и независимости других народов. 11 июня в Законодательном собрании с речью по этому вопросу выступил Ледрю-Роллен. Он внес от имени «Горы» обвинительный акт против президента и министров и потребовал предания их суду за нарушение конституции. От имени «Горы» Ледрю-Роллен клялся защищать конституцию даже силой оружия. Но когда собрание отвергло предложение «Горы», а рабочие делегаты стали настаивать на том, чтобы немедленно начать восстание, вожди мелкобуржуазной демократии отвергли такой план действий. Проявляя свойственную мелкой буржуазии нерешительность, колебания и боязнь революционных действий масс, «Гора» решила организовать перед Законодательным собранием безоружную демонстрацию протеста.

вернуться

449

«Aspects de la crise…», p. XXI.

вернуться

450

Ibidem.

вернуться

451

«La Revolution democratique et sociale», 5.IV 1849. Более обстоятельный анализ программы, политики и тактики «Новой Горы» см.: H. Е. Застенкер. «Гора» 1849 года. — «Вопросы истории», 1948, № 5.

вернуться

452

К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 8, стр. 148.

82
{"b":"228816","o":1}