ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Несмотря на то, что в результате дипломатических маневров и других акций Наполеону III удалось получить по Туринскому договору, заключенному с Пьемонтом в 1860 г., Савойю и Ниццу, его первоначальные расчеты не оправдались. Двойственная, противоречивая политика, которую он проводил в отношении Италии, восстановила против него различные слои населения прежде всего в самой Франции: католическое духовенство, которое не могло ему простить выступление на стороне Пьемонта против интересов папы; республиканскую и отчасти либеральную буржуазию, критиковавшую его за сговор с Австрией; народные массы, негодовавшие по поводу предательской политики по отношению к итальянскому национально-освободительному движению. В Италии Наполеон III снискал ненависть итальянских патриотов, так как французские оккупационные войска оставались в Риме для оказания помощи папе.

Заключением в январе 1860 г. торгового договора с Англией, снижавшего и отчасти отменявшего таможенные пошлины для английского и французского ввоза и таким образом облегчавшего английскую конкуренцию на внутреннем французском рынке, Наполеон III восстановил против себя влиятельную часть крупной буржуазии, которая в 50-х годах составляла одну из опор его трона. Новый торговый договор задевал интересы многих владельцев текстильных предприятий в Лилле, Руане, Эльбефе, Рубэ, Туркуэне и др., как и владельцев металлургических заводов и угольных копей. Чтобы противостоять английской конкуренции французским предпринимателям понадобились крупные капиталовложения для обновления устаревшего оборудования. И хотя правительство законом от 1 мая 1860 г. предоставило им для этой цели 40-миллионную субсидию и одновременно снизило ввозные пошлины на текстильное сырье, а также сократило стоимость перевозки грузов по воде, недовольство противников договора не ослабевало.

Оппозиционные настроения значительной части крупной буржуазии еще более обострились в условиях промышленного застоя начала 60-х годов, осложненного событиями гражданской войны в Америке. Правда, среди другой части крупной буржуазии, заинтересованной в снижении ввозных пошлин на предметы французского экспорта (вино, шелк, «парижские изделия» и др.), имелось немало сторонников нового торгового договора.

Предметом единодушного недовольства всей крупной буржуазии являлась правительственная политика заигрывания с «трудящимися классами». Генеральные прокуроры уже во второй половине 50-х годов сообщали, что «рабочие отказываются от благодеяний властей», что «дух партийности берет у них верх над доводами нищеты»[503]. Растущая враждебность к бонапартистскому режиму выражалась в возрождении революционного рабочего движения. Ответственность за это буржуазия возлагала на императора, который, по ее мнению, дал возможность рабочему классу оправиться от поражения 1848 г.

Переход к «либеральной империи»

Либеральные преобразования империи, открывшиеся ноябрьскими декретами 1860 г., были вызваны стремлением Наполеона III умерить явное недовольство буржуазии. Согласно этим декретам, расширялись полномочия законодательного корпуса и сената: им предоставлялось право в ответ на тронную речь императора при открытии ежегодных сессий законодательного корпуса принимать адрес с оценкой политики правительства. Обе палаты получали также право публикования официальных отчетов о своих сессионных заседаниях.

Буржуазия, однако, требовала более радикальных политических преобразований — децентрализации государственного аппарата и расширения прав муниципалитетов, как и других «необходимых свобод» — свободы слова, печати и т. д. Чтобы эффективнее вести борьбу за осуществление своих требований, она в период избирательной кампании 1863–1864 гг., накануне новых выборов в законодательный корпус, сформировалась в оппозиционный политический блок, так называемый либеральный союз, составившийся в основном из правых элементов буржуазных республиканцев и орлеанистов, к которым примкнула также часть легитимистов. Впоследствии члены этого блока составили ядро новой, «третьей партии».

Сознавая, что без поддержки народных масс она не может добиться реальных успехов в борьбе за восстановление своих политических прав, буржуазия выступала от имени «народа», требуя политических прав для широких масс населения. Однако в конечном счете эти слои буржуазии рассчитывали, завоевав с помощью народа «необходимые свободы», не только усилить борьбу против империи, но и поднять свое влияние в массах и помешать возрождению революционного движения.

Кандидаты республиканской оппозиции получили во время майских выборов 1863 г. около 2 млн. голосов против 5 с лишним млн., собранных официальными кандидатами. Это был немалый успех буржуазной оппозиции, получившей 35 мест в законодательном корпусе. Большая часть этих мест досталась республиканцам.

Избирательная кампания вместе с тем продемонстрировала рост классового сознания французских рабочих. Открыто выражая недовольство умеренностью оппозиционной группы 5-ти, избранной с их же помощью в 1857 г., рабочие на этот раз выступили в Париже с предвыборной декларацией, известной под названием «Манифеста шестидесяти». В ней обосновывалась необходимость для рабочего класса участвовать в выборах отдельно от буржуазных партий, выставить свои собственные кандидатуры. Новая избирательная тактика мотивировалась расхождением интересов буржуазии и рабочих, неспособностью, вопреки утверждениям буржуазных пропагандистов, представителей либерально-буржуазной оппозиции отстаивать интересы рабочих. Правда, в других своих частях «Манифест шестидесяти» отходил от классовых позиций, носил на себе немало следов прудонистских заблуждений его составителей. Но при всем том он, несомненно, свидетельствовал о начале нового этапа французского рабочего движения — этапа постепенного его освобождения от идеологии прудонизма, поворота к отрицавшейся Прудоном политической борьбе за осуществление социальных чаяний рабочих.

Рабочие кандидатуры, выставленные в мае 1863 г., как и в марте 1864 г. во время дополнительных выборов, собрали в первом случае — в пользу типографа Жозефа Блана 342 голоса против 15 369 голосов, поданных за умеренного буржуазного республиканца Гавена, и 7308 голосов за официального кандидата; во втором случае — в пользу резчика-прудониста Толена 495 голосов (по другим сведениям 395 голосов) против 14 444 голосов, полученных умеренным республиканцем Гарнье-Пажесом, и 6530 голосов — официальным бонапартистским кандидатом.

Выступлению французских рабочих с самостоятельной избирательной программой и собственными кандидатами сопутствовали другие действия, знаменовавшие новый этап в развитии их освободительного движения: установление ими со времени Всемирной выставки 1862 г. в Лондоне интернациональных связей с рабочими Англии и других стран; выраженная ими, вопреки позиции Прудона, солидарность с польским восстанием 1863 г., их активное участие в создании Международного Товарищества Рабочих (МТР) и его первых секций во Франции (1864–1965 гг.). Правительство Второй империи было вынуждено отменить действовавший с 1791 г. закон Ле Шапелье, запрещавший рабочие коалиции. Оно, однако, продолжало лишать рабочих права собраний и тем самым препятствовало им должным образом пользоваться правом коалиций.

Как видим, уже в первой половине 60-х годов явственно обнаружился провал политики лавирования между буржуазией и рабочим классом, характерной для бонапартистского режима. Значительные сдвиги в рабочем движении, возрастающая оппозиция буржуазии — таков был итог внутренней политики Наполеона III со времени его прихода к власти.

В этих новых условиях происходит перегруппировка политических сил буржуазии. Правое крыло республиканцев все больше смыкается с орлеанистами, в то время как молодое поколение, политическая жизнь которого началась в годы Второй империи, отходит от «стариков», бывших деятелей 1848 г., либеральные взгляды которых не отвечали больше потребностям нового этапа политической борьбы. Молодое поколение составляет в основном радикально-республиканское крыло, в составе которого в свою очередь происходит идейное размежевание. Лучшие представители республиканской молодежи сближаются с рабочими и присоединяются к социалистическому движению. Выражая позицию этой лучшей части французской революционной молодежи середины 60-х годов, Поль Лафарг, в то время студент Парижской высшей медицинской школы, писал весной 1866 г. в основанной в 1864 г. радикально-демократической газете, издававшейся в Брюсселе: «Время открыло нам глаза. Сейчас мы понимаем, что они[504] являются опорой империи, ее предохранительным клапаном. Мы резко порвали с ними. Их салоны были открыты для нас, но они пустовали… Мы обосновались в Латинском квартале, посещали только рабочих»[505].

вернуться

503

«International Review for Social HIistoiy», vol. IV, 1939, p. 250.

вернуться

504

Буржуазные республиканцы. — Ред.

вернуться

505

P. Laforgue. La nouvelle generation. — «La Rive Gauche», 22.IV 1866.

91
{"b":"228816","o":1}