ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Триггер
Зеркало Кассандры
Аркада. Эпизод второй. suMpa
S.N.U.F.F.
Гольф. Диалектика игры
Смена. 12 часов с медсестрой из онкологического отделения: события, переживания и пациенты, отвоеванные у болезни
Ярлинги по рождению
Вор и убийца
Группа специального назначения
Содержание  
A
A

Однако и передовая французская молодежь, порвавшая с буржуазными республиканцами, не рассталась с мелкобуржуазными идеями Прудона. Она лишь частично и медленно освобождалась от их влияния.

Нарастание кризиса империи

Со времени экономического кризиса 1866–1867 гг. начался этап неуклонного назревания политического кризиса Второй империи, приведшего к ее крушению.

Новый мировой экономический кризис достиг во Франции наибольшей остроты во второй половине 1867 г. и был осложнен неурожаем этого года. Он выражался в «замедлении производства и потребления, критическом положении торговли и биржи, снижении предпринимательской прибыли и заработной платы»[506]. Эти разрушительные процессы охватили легкую и тяжелую индустрию. Расстройство денежного рынка, резкое сокращение операций Французского банка, падение курса акций, наконец, полное прекращение платежей крупнейшим кредитным учреждением страны «Креди мобилье», пользовавшимся особым покровительством Наполеона III, дополняли картину глубокого кризиса, сотрясавшего экономику Франции. «Недоверие и беспокойство»[507], — так охарактеризовала французская печать политическое настроение буржуазии в 1867 г. Префект парижской полиции в донесении Наполеону III от 30 сентября 1867 г. еще откровеннее определил отношение к нему буржуазии словами: «Недоверие и охлаждение»[508].

«Недоверие и беспокойство» вызывала у буржуазии также внешняя политика Наполеона III со времени итальянской войны 1839 г., не удовлетворявшая ее материальных вожделений и вместе с тем подрывавшая международный престиж Франции. Поражения и просчеты этой политики полностью определились в 1867 г. Осенью этого года вновь приобрел большую остроту итальянский вопрос в связи с отправкой в Италию новых воинских частей для оказания военной помощи папе против итальянских патриотов, возобновивших во главе с Гарибальди попытку освободить Рим. Вторая римская экспедиция вызвала глубокое возмущение в широких массах парижского населения, особенно после того, как 3 ноября французские войска под командованием генерала Файи нанесли гарибальдийцам тяжелое поражение при Ментане как раз в момент, когда те, сломив сопротивление папской армии, приближались к Риму. Массовая манифестация 4 ноября явилась ответом парижан на это разбойничье нападение. Ей предшествовала манифестация 2 ноября на Монмартрском кладбище, у могилы Манина — борца за национальное объединение Италии.

1867 год был также годом окончательного провала мексиканской колониальной авантюры, предпринятой Наполеоном III в 1862 г. в интересах финансовой олигархии и в угоду клерикалам. Вооруженная интервенция в Мексике, содержание там в течение четырех лет 40-тысячной оккупационной армии, насильственное свержение с ее помощью демократического правительства Хуареца и восстановление монархии во главе с эрцгерцогом Максимилианом, ставленником Наполеона III, закончились в феврале 1867 г. расстрелом мексиканскими повстанцами навязанного им императора. Планы создания французской колониальной империи на Американском континенте остались неосуществленными. Вдобавок обострились отношения Франции с Соединенными Штатами Америки и Англией. В законодательном корпусе республиканская, орлеанистская, клерикальная оппозиция вела острую полемику по мексиканскому вопросу с представителями правительства. По этому же вопросу резко выступала оппозиционная печать. «Франция совершенно напрасно пожертвовала своими солдатами и своими миллионами»[509], — писал рупор экономистов, выражая позицию преобладающей части французской крупной буржуазии.

Резкую критику вызывала также в законодательном корпусе и на страницах печати пассивная политика правительства во время австро-прусской войны 1866 г., позволившая Пруссии в кратчайший срок разгромить Австрию и стать во главе Северогерманского союза. Французская буржуазия была тем более раздражена, что дважды предпринятые Наполеоном III — в 1866 г. и в 1867 г, — попытки добиться присоединения к Франции Люксембурга в качестве территориальной компенсации за нейтралитет не увенчались успехом: Бисмарк обманул ожидания французского императора. Противоречивая политика Наполеона III во время польского восстания 1863 г. также не принесла положительных результатов. Обострив отношения с Россией, Наполеон III не приобрел симпатий поляков.

Растущее недоверие буржуазии к своему былому ставленнику выразилось в окончательном сформировании в 1866–1867 гг. вышеупомянутой «третьей партии», выступившей с платформой: «прогресс путем свободы без революции», что означало стремление к конституционному преобразованию империи.

Если оппозиционное движение буржуазии — как это видно из многих документов — внушало большое беспокойство правительству Второй империи, то не менее серьезными были его опасения в связи с ростом недовольства трудящихся масс. Основанием для недовольства были безработица и нищета, возросшие в результате промышленного кризиса и неурожая 1867 г., снижение заработной платы, увеличение косвенных налогов, вздорожание хлеба и других продуктов питания. «Судя по всем известиям из Парижа, — писал Маркс 31 августа 1867 г. Энгельсу, — положение Бонапарта там очень непрочно» [510]. Энгельс в письме к Марксу от 2 сентября присоединялся к его оценке: «В Париже, по-видимому, положение весьма трудное; воспоминания о 1829 и 1847 гг. …проходят ежедневно через все газеты…»[511]

В других индустриальных центрах, как и в Париже, росло недовольство рабочих и мелкой буржуазии. В одном из секретных донесений из Лиона в декабре 1867 г. сообщалось: «Указывают на непомерное вздорожание квартирной платы, на рост налогов, на дороговизну хлеба и мяса… Население требует увеличения заработной платы, упразднения городского ввозного налога — октруа, восстановления муниципального совета»[512]. В Круа-Русс, рабочем предместье Лиона, как и в предместьях Парижа, в конце 1867 г. полиция обнаружила антиправительственные листовки.

В 1867 г. заметно усилилась стачечная борьба французского пролетариата. Из числа многих стачек этого года следует назвать крупную стачку нескольких тысяч парижских бронзовщиков (февраль), длившуюся около двух месяцев и закончившуюся благодаря поддержке Генерального Совета Интернационала победой рабочих, а также стачку 3 с лишним тысяч парижских портных (март), добившихся 10 %-ного увеличения заработной платы. Назовем и менее крупные стачки: рабочих канатного производства в Париже, ткачей и прядильщиков в Рубэ, углекопов Фюво (департамент Буш-дю-Рон), кровельщиков Онфлера (департамент Кальвадос), набойщиков тканей Туркуэна, красильщиков велюра и рабочих других специальностей Амьена, шахтеров каменноугольного бассейна Па-де-Кале, рабочих многих профессий в других промышленных районах Франции.

Как правило, повышения заработной платы и сокращения рабочего дня бастующие добивались благодаря материальной помощи и моральной поддержке Генерального Совета Интернационала. Рост секций МТР во Франции свидетельствовал о том, что французские рабочие должным образом оценили помощь руководящего органа этой международной организации пролетариата. Несмотря на преследования членов Интернационала, усилившиеся после первого его конгресса (Женевского, 1866 г.), пропаганда его принципов не приостановилась, а число его секций неуклонно увеличивалось. Часть из них насчитывала сотни человек.

Ко времени Лозаннского конгресса Интернационала (1867 г.) влияние прудонизма на французское рабочее движение заметно уменьшилось, о чем свидетельствовал широкий размах стачечного движения, возникновение и рост различных объединений рабочих, их политические выступления в защиту польских и итальянских революционеров, распространение среди них идей коллективизма. Все это отвергалось доктриной правоверного прудонизма. Полицейские агенты Второй империи в своих донесениях указывали в это время на угрозу превращения даже кооперативных обществ в опасные очаги революционной деятельности[513].

вернуться

506

J. Lescure. Les crises generales et periodiques de surproduction, 2-me ed. Paris, 1923, p. 69 (русск. пер: Ж. Лескюр. Общие и периодические промышленные кризисы. СПб., 1908).

вернуться

507

«Journal des economistes», 1868, janvier, p. 181.

вернуться

508

«Pcpieis et Correspondance de la famille imperiale», t. II. Paris, 1871, p. 271.

вернуться

509

«Journal des economistes», 1868, janvier, p. 117.

вернуться

510

К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 31, стр. 284.

вернуться

511

Там же, стр. 285.

вернуться

512

«Lyon, cite republicaine. Etude collective». — «1848. Revue des revolutions contemporaines», 1951, N 189, p. 137.

вернуться

513

Ibidem.

92
{"b":"228816","o":1}