ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Начавшийся 22 июня 1870 г. в Париже третий процесс Интернационала наглядно показал, каких успехов он достиг со времени второго процесса, несмотря на непрерывные правительственные гонения. Само обвинительное заключение по делу 38 привлеченных к судебной ответственности заключенных свидетельствовало об этом: в нем был приведен обширный документальный материал, конфискованный полицией при обысках. «Это было один из самых захватывающих процессов», — писала впоследствии Луиза Мишель, сообщавшая, что в зале суда присутствовало около 3 тыс. человек[547]. Убежденность и мужество, с каким подсудимые — в большинстве своем 25-30-летние рабочие — отстаивали свои социалистические убеждения, произвели огромное впечатление на аудиторию. Процесс вместе с тем показал, что даже передовые французские рабочие, члены Интернационала, не освободились еще в 1870 г. от влияния прудонизма. Наиболее зрелым в идейном отношении, несмотря на молодость (ему было 26 лет), среди подсудимых был Лео Франкель. Согласно приговору, вынесенному 8 июля, Варлен (заочно, ибо он эмигрировал 21 апреля в Бельгию), Жоаннар, Комбо, Мюра, Малой, Пенди, Элигон были приговорены к году тюремного заключения и денежному штрафу, остальные — к 2 месяцам тюрьмы и штрафу. Парижская организация Интернационала была объявлена ликвидированной.

Франко-Прусская война

Уже 19 июля 1870 г., вслед за третьим процессом Интернационала, правительство Второй империи официально объявило войну Пруссии. В победоносной внешней войне, которая должна была последовать за разгромом революционного движения внутри страны, правящая бонапартистская клика видела выход из все углублявшегося политического кризиса, принимавшего угрожающие размеры. К войне стремилось также прусское правительство, усматривавшее в правительстве Наполеона III главное препятствие на пути объединения Германии под гегемонией Пруссии. Конфликт между Францией и Пруссией из-за кандидатуры принца Леопольда Гогенцоллерна на испанский престол был использован обеими сторонами для ускорения начала войны, объявление которой Бисмарк провокационно предоставил Франции.

Через четыре дня после официального объявления войны Маркс в воззвании Генерального Совета Интернационала от 23 июля 1870 г. предсказал неизбежность близкого крушения бонапартистской империи. «Чем бы ни кончилась война Луи Бонапарта с Пруссией, — похоронный звон по Второй империи уже прозвучал в Париже», — гласило воззвание. Назвав войну оборонительной для немецких государств, Маркс вместе с тем разоблачал провокационную роль Пруссии, реакционность и агрессивность ее господствующих классов и от имени Генерального совета предупреждал немецкий рабочий класс, что если он «допустит, чтобы данная война потеряла свой чисто оборонительный характер и выродилась в войну против французского народа, — тогда и победа и поражение будут одинаково гибельны» [548].

Французское командование во главе с Наполеоном III (на время его пребывания в армии в качестве главнокомандующего императрица Евгения была объявлена регентшей) делало ставку на молниеносную войну, диктовавшуюся военными и политическими соображениями. К ведению затяжной, регулярной кампании французская армия не была подготовлена: прусская армия обладала численным превосходством и более высокими боевыми качествами. Затяжная война была, кроме того, чревата политическими осложнениями, так как народ Франции, согласно донесениям агентов Второй империи, не хотел войны. Если, далее, учесть, что Франция вступала в войну, не имея союзников, и что только первые победы французского оружия могли побудить Австрию и Италию выступить на ее стороне, то станет тем более понятным почему правительство Наполеона III ориентировалось исключительно на стремительное вторжение французских войск в пределы Германии и на создание в самом начале войны военного преимущества для Франции. Это облегчалось особенностями французской кадровой системы, позволявшими завершить мобилизацию гораздо раньше, чем прусская система ландвера, и воспрепятствовать благодаря этому соединению северогерманских войск с южногерманскими.

Но для успешного осуществления такого плана требовалась полная подготовленность к ведению молниеносной, наступательной кампании. Между тем уже первые дни после объявления войны показали, что военный план французского командования не мог быть реализован. Французская армия не выступила ни 20 июля, согласно первоначальному плану, ни 29 июля, в день, когда прибывший накануне в Мец Наполеон III, взявший на себя главное командование, намеревался переправить войска через границу. Вследствие беспорядочной, запоздалой мобилизации необходимые для вторжения боевые силы не были своевременно подтянуты к границе, а те численно недостаточные силы, которые были здесь сосредоточены, не были обеспечены ни походным снаряжением, ни боеприпасами, ни провиантом. Беспорядок и путаница, царившие на железных дорогах, усугубляли положение. Вынужденная задержка с началом военных действий существенно изменила положение дел в пользу немцев. «Пожалуй, можно сказать, что армия Второй империи до сих пор терпела поражения от самой же Второй империи»[549], — справедливо писал в эти дни Энгельс.

Упустив благоприятный момент для наступления, французское командование было вынуждено перейти к непредусмотренной им оборонительной войне против первоклассной для того времени прусской армии. Немецкое командование, выигравшее время для переброски своих войск к границе и для сосредоточения их на намеченных позициях, 4 августа само перешло в наступление, атаковав линию Виссамбура в Эльзасе, — один из наиболее слабых пунктов французской обороны. Вследствие плохой организации разведки французская вторая дивизия под командованием генерала Абеля Дуэ — единственная дивизия, противостоявшая здесь немцам, — была застигнута врасплох. Не получив подкрепления из-за разобщенности французских войск, растянутых на 70 миль вдоль франко-германской границы, она одна героически сражалась против трех армейских корпусов немцев и отступила только после того, как нанесла численно более чем в пять раз превосходившему ее противнику значительные потери. В бою был убит генерал Абель Дуэ. Храбрость французских солдат в этом первом серьезном столкновении была впоследствии отмечена даже главнокомандующим прусской армии фельдмаршалом Мольтке[550].

Несмотря на старания французского правительства скрыть от населения истинное положение вещей, слух о поражении просочился 5 августа в Париж, который пришел в крайнее возбуждение. «Если в течение 24 часов население не получит сообщения о победе, то неизвестно, до каких крайностей оно способно будет дойти»[551], — записал в этот день парижский публицист Альфред Даримон. И действительно, 6 августа Париж облетел слух о крупной победе, одержанной первым корпусом Рейнской армии под командованием маршала Мак-Магона у Верта (Эльзас). Этот ложный слух, пущенный не без ведома правительства биржевыми воротилами Парижа, был к вечеру опровергнут поступившими сведениями о поражении Мак-Магона. В тот же день, 6 августа, на границе Лотарингии у Форбаха понес крупное поражение генерал Фроссар, командовавший вторым корпусом Рейнской армии. Оба сражения были проиграны, несмотря на отвагу и стойкость французских солдат.

В результате трех первых поражений французской армии немцы оккупировали часть Эльзаса и Лотарингии.

Сражения 4 и 6 августа воочию показали, что французская армия, все еще сохранявшая за собой до начала войны славу первоклассной армии, «в час испытания, — как писал Энгельс, — … не могла противопоставить неприятелю ничего, кроме славных традиций и врожденной храбрости солдат»[552]. А этого одного было недостаточно для успешного ведения войны.

вернуться

547

L. Michel. La Commune. Paris, 1898, p. 22–23.

вернуться

548

К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 17, стр. 3, 4.

вернуться

549

К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 17, стр. 21.

вернуться

550

Н. Moltke. Geschichte des deutsch-franzosischen Krieges von 1870–1871. Berlin, 1891, S. 13.

вернуться

551

A. Darimon. Les cent seize sous le Second empire. Paris, 1874, p. 408.

вернуться

552

К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 17, стр. 99.

97
{"b":"228816","o":1}