ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Абсолютное доказательство
По следу тигра
Мужлан и флейтистка
Чаролес
Владыка Ледяного Сада. Конец пути
Как я поменял одного папу на двух золотых рыбок
Мифы о микробах и вирусах. Как живет наш внутренний мир
Сбывшееся желание
Фагоцит. Покой нам только снится
* * *

Заснуть она так и не смогла. Лишь слегка задремала под утро. И из этой маревной дрёмы вдруг одним рывком её выдрала оглушительная, ознобная сила. Она подскочила на диване, потерянно огляделась. Плач… Откуда-то горький плач. Плакал её малыш. Он был один. Ему было темно и страшно, он звал маму, а она не приходила. Он был голоден… он замерзал… он ничего не мог… он не умел жить без мамы…

Лора судорожно вцепилась пальцами в свои плечи, царапая их ногтями: может, хоть эта мелкая боль чуть-чуть приостановит поднимающуюся от живота к горлу волну истошной тоски и отчаяния. Что натворила она? Как могла?! Кто она теперь?!.

Через несколько минут, впопыхах одевшись, она уже бежала через посёлок, по тёмной дороге, к станции. Сердце прыгало меж ребёр, ушибалось о них. В грудях тяжело свербело, сгорало, просилось наружу предназначенное ему молоко. Семь километров. Первая электричка… любой поезд до Еламенска…

* * *

– Та-ак… спокойненько, девушка, спокойненько… ну-ка, ну-ка, давайте-ка сюда, потихонечку, на стульчик… вот, попейте водички… нашатыря дать понюхать? Нет? Уже лучше? Вот и хорошо. Только обмороков нам не хватало. Давайте-ка дышим, успокаиваемся и осмысливаем факты.

Короткие волосы дежурного лейтенанта были абрикосово рыжи, уши излишне оттопырены, а под глазами красовались крупные веснушки. Одну веснушку угораздило даже вскарабкаться сбоку на нос. Эти обстоятельства, а так же чрезмерная его моложавость и некоторая угловатость движений слегка убавляли общий визуальный респект лейтенантских погон.

– А факты таковы. Только не нервничайте, пожалуйста. Никакого новорожденного – ни мальчика, ни девочки, ни вчера, ни сегодня, ни из электричек, ни из поездов – к нам не поступало.

– К-как же так?.. – подбородок у Лоры продолжал мелко дрожать, ей никак не удавалось с ним справиться, – Как же его м-могли… не заметить?..

– Де-вуш-ка! Вы хорошо понимаете, что я говорю? Выпейте ещё воды, хотя – дайте-ка стакан, я вам валерьянки накапаю, – Так вот, его не могли не заметить. Вы же были у начальника станции, и я при вас ему звонил. Была опрошена бригада, производившая уборку вагонов вчерашней шестичасовой электрички. Никто не находил никакого ребёнка. Если бы кто нашёл – обслуживающий персонал, или пассажиры, или машинисты – его обязательно принесли бы в вокзальное отделение милиции. То есть – к нам.

– Я н-ничего не понимаю… – тихонько плакала Лора.

Лейтенант отличался терпеливостью и сердобольем. К тому же неплохо владел дедуктивным анализом.

– Предположим самую нелогичную и маловероятную версию. Ребёнка нашёл какой-нибудь пассажир и отнёс не к нам, а в любое другое отделение милиции нашего города. Например, по месту своего жительства. Но я, опять же, при вас звонил дежурному городского и дежурному районного управлений. У них – абсолютно вся оперативная информация. Не зафиксировано ничего подобного. Вот. Что ещё можно предположить? Ребёнка принесли в какое-нибудь медицинское учреждение? Об этих случаях всегда немедленно сообщается в милицию.

– Что же м-мне делать?.. – непослушными губами прошептала Лора.

Лейтенант, несмотря на молодость, был проницателен и педагогичен.

– Ребёнок вашей сестры не мог исчезнуть бесследно. Скажите, это действительно ребёнок вашей сестры?

– Да… – вздрогнула Лора, – Сестры… к-конечно.

– И сестра действительно не смогла к нам прийти?

– Д-да, не смогла. Я уже… вам… – пробормотала Лора, глядя на свои мокрые, запачканные дорожной грязью туфли, – Сестра почувствовала головокружение. Вышла на остановке, на секунду, вдохнуть свежего воздуха. А двери вдруг захлопнулись, и электричка уехала… с ребёнком. Ей стало совсем плохо, и она лежит… дома…

– Где дом?

– П-посёлок Котомак.

– Мнд, – покачал головой лейтенант, – Версийка, однако.

Лоре было не до лейтенантских сомнений.

– Что же мне… т-теперь?..

Лейтенант складом характера тяготел к конструктивному оптимизму.

– Если всё было так, как вы рассказали… Если так… Ребёнок не мог исчезнуть. Возможно, его подобрали на предыдущей станции, отнесли в местное отделение милиции или в больницу. Возможно, информация ещё не поступила в управление. Хотя… Чисто теоретически. А вам? Езжайте по станциям. Выясняйте, расспрашивайте людей. Мы тоже будем искать. Нате бумагу, ручку, садитесь, пишите.

– Что писать? – не поняла Лора.

– Как что? Заявление. И подробное описание случившегося. Подробное и достоверное.

* * *

Это тогда… тогда электричка задержалась из-за ремонтных работ на путях. Тогда. А сегодня, наверное, ремонтных работ не было, и электричка приехала в срок. Так же. Такая же. Та же… Зелёный, членистый, плоскорылый змей неспешно подкрался к платформе и расхлестнул все свои прорехи дверей. С десяток человек выпрыснулось из змеева чрева и направилось вдоль платформы, каждый в свою дальнейшую жизнь.

Она ехала тогда… в предпоследнем вагоне? Да, предпоследний.

Вот он, предпоследний. Тот же самый? А в нём… там, рядом с выходом, она сидела. А малыш лежал на скамейке – накормленный, согретый, и сладко посапывал. А может… а вдруг…

Лора, потеряв контроль над своим здравым смыслом, быстро шагнула в тамбур, через стекло внутренней двери заглянула в вагон. Народу было больше, чем тогда. На том, на бывшем их месте сидели два грузных, кожаных мужика и играли в карты. Напротив них, спиной к выходу – парень: вихрастая голова, схваченная наушниками, слегка покачивалась в лад своей музыке.

Лора едва успела выскочить мимо сходящихся дверей назад, на платформу. Коварный змей торжественно взвыл и рванул вперёд, словно за кем в погоню.

Лора продолжала бесцельно стоять на пупырчатом асфальте, слушая стук удаляющихся колес. Вдоль путей погуливал не резкий, но настуженный ветерок.

Дежурная по станции в синей форменной куртке, вышедшая отмахнуть жезлом стартующей электричке кругло-белое «добро», заметила Лору и направилась к ней. Дежурная была дородна, розоволица и пышноброва, с родинкой на щеке и тёмными необильными волосками над верхней губой. Её звали Аглая. Они пять дней уже, как сознакомлены были Лориной печалью.

– Прыгать в вагоны, выскакивать на ходу не надо; зачем? Что? Никаких результатов?

Лора покачала головой.

– Присядем на минутку, – кивнула Аглая на пустую, скамейку, – Успокойся. Приди в себя. Расскажи, где была, что ли. Для успокойства.

– В Еламенске, где же… – сквозь жёсткий комок в горле сказала Лора, – Снова в милициях: в вокзальной, городской… В горбольнице опять была. Людей на вокзале спрашивала. Потом назад поехала. В Лёдном выходила… в Светанке…

– С утра до ночи так и мотаешься? Который день уже?

– Шестой.

– Да, деваха! – вздохнула всей своей обширной грудью Аглая, – Не позавидуешь тебе. Ты в зеркало-то себя видела? На кого стала похожа.

– Мне всё равно… на кого я похожа. Мне только…

– Слушай сюда. Зацепила ты меня своим лихом. Жалко мне тебя. Хотя, по правде, жалеть тебя, вроде как, не за что. Я тебе злые, может, слова скажу. Но честные. И от души. Хочешь?

– Мне всё равно.

– Нормальному человеку не может быть всё равно.

– Значит, я уже…

– Не дури. Любую беду нужно уметь переживать.

– А зачем… её переживать?

– Ты из головы выбрось этот вздор. И не сбивай меня. Что скажу… Раз не объявился твой пацан за шесть дней, похоже, что уже не объявится.

– Как это!? – задохнулась Лора, – Куда же он?..

– Надо полагать, тот, кто нашёл его – себе оставил.

– Не понимаю. Разве можно… такое?

– В наше время всё можно. Ну например, проездом ехала какая-то женщина. Пересела в Еламенске на другую электричку или автобус и – ищи-свищи. Кто знает, где она живёт? Ребёнок только что из роддома. В каком-нибудь роддоме, в какой-нибудь больнице достала новую справку о рождении на своё имя. Может, знакомство есть, может, заплатила кому надо сколько надо. И всё. Её ребёнок. Вполне допустимо. Что ещё? Говорят, есть специальные наёмники, которые похищают детей для продажи за границу.

11
{"b":"228817","o":1}