ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не задевай самостийность, продадут все. Куплены.

Здесь охотно продадут все, кроме чести. Ее попросту нет.

— А когда у них пересменка? — спрашивал и отмечал что-то на бумажке Зверев.

— Правильно мыслишь, командир, — поддержал Зверева связной. — В пять утра. Когда уже светло, а прохожих еще нет. Единственное уязвимое место в обороне. Но тут не подобраться. Как у мавзолея: менты меняются с разводящим и МОССАД с разводящим. Здесь он сам поднимается на звонницу, один внизу.

— К МОССАДу претензий и просьб нет, — остановил его Зверев. — А если перехватить смену на подъезде?

— Под охраной ментов, — усмехнулся связной. — Зато саму охрану убедить можно и договориться с нарядом на подъезде. Они меняются в восемь утра, двенадцать ночи и четыре дня.

— Зная местные обычаи, вам и договориться проще? спросил Бурмистров.

— Так и я о том же! — воскликнул связной. — Зеленые водятся? За штуку вам еще гопака спляшут и в помощники набиваться станут. Предлагаю легенду: ниже поста есть ресторанчик, где собирается местная коммерческая знать, и мы якобы хотим выпотрошить кое-кого, а с поста хороший обзор. Вы незаметно пропускаете нас в будку поста, мы наблюдаем часа два в ваших кепочках и сваливаем. Чтобы не связываться с вами, менты еще и связать себя попросят.

— А не тесно в будке станет? Наших четверо и их двое? — засомневался Зверев.

— А всем и не надо. Сколько вас? Семеро? Вот. Один ментов охраняет от глупых поступков, другие накапливаются у ограды парка. Каменное ограждение высокое, не видно, подход к будке есть незаметный. Дальше самое интересное: на пять секунд во всем районе будет отключен свет. За это время группе надо перемахнуть освещенную территорию парка под защиту особняка, чтобы не засек моссадовец с костела. Надо заметить еще, один мент прогуливается в парке, другой в будке, меняются по желанию. Перед началом зазвать мента из парка в будку. Один комплект ментовской формы у меня есть. Один из вас в нее переоденется и заменит потом хлопца в парке. Дальше: в особняк можно пройти через подвал. Он заперт на висячий замок. Перекусыватель приготовлен. Из подвала лестница ведет на первый этаж, туда вам не надо. А справа стальная дверь, за которой весь архив, два ящика, полтора на метр каждый, по пятьдесят кило весом, с ручками для удобства. Дверь запирается на внутренний замок. Открывать утомительно и не обязательно. Приготовлена газовая горелка, срезать петли.

— Ну, голова! — восхищался Зверев. — Сам бы тогда и работал. Откуда такие познания?

— А мы по наводке в аэропорту киевский рейс встречали. Младший Триф встречал старшего, он же нанимал грузчиков в аэропорту, те выгрузили багаж, перевезли в особняк, и один из них с удовольствием рассказал, как это было. Не безвозмездно, разумеется, но рассказ достоин премии Пулитцера, — весело объяснил связной, такой же, как Зверев, работник УСИ.

— В доме охрана есть?

— Нет, — твердо ответил он. — Братья посторонних в дом не пускают. Младший Триф купил особняк с полгода назад, а жить стал с месяц, не более. Как МОССАД пронюхал, удивляемся. Ждем, что они в любой момент начнут операцию по изъятию архива, возможно, подкрепления ждут. Наблюдая за костелом, определили, что в городе сейчас минимум тридцать боевиков. Отсюда вывод: драчки не избежать. Теперь подумаем, как наладить вывоз. Электричество отключаем в ноль тридцать. Просачивание и вскрытие дверей пять минут плюс минута на вынос добра. В ноль тридцать пять подходят «газик» и микроавтобус, там мои ребята для вашего прикрытия. Наблюдатель со звонницы поднимает тревогу. Быстро грузитесь и быстро отбываете. Через тысячу метров увидите джип, следуйте за ним. Один садится в кабину микроавтобуса, двое в салон, четверо в «газик». Если уходим чисто, проблем нет. Если начнется перехват, самое уязвимое место — выезд на киевскую трассу. Для этого подготовлен аэродром подскока, так сказать. Сверяем часы? — предложил связной. — Двадцать два пятьдесят. Начинаем?

— Лады, — согласился Зверев.

Как и предсказывал связной, менты не отказались заработать по сто баксов на нос. На Украине продукты дешевле. В наручниках они вполне мирно полеживали на полу будки, тихо беседуя на ридной мове. Ни одно окно в особняке не светилось, кроме того, где свет проникал из другой комнаты.

Группа сосредоточилась вовремя, и ровно в означенный срок свет в округе погас. Когда он включился снова, Бурмистров, наблюдающий из будки охранников, обнаружил всех у подвальной двери, хлопец в ментовской форме беспечно прогуливался в парке на освещенном квадрате, но уже москаль. Ни одно окно в особняке так и не осветилось, только всколыхнулась тюлевая щтора на темном окне. Группа успела исчезнуть в подвале, но кто знает, не оттого ли всколыхнулась она, от тревоги, поднятой в доме? Секундная стрелка перед глазами Бурмистрова очень обстоятельно проходила каждый круг.

Свет в глубине особняка зажегся и сразу три окна, выходящие в парк, погасли через пять секунд. Особняк затаился.

— Миша, внимательно, — связался со Зверевым Бурмистров. Менты почуяли неладное, но шума не поднимали.

0.33.

— Понял, уходим.

Из-под куртки Бурмистров добыл короткоствольный автомат и передернул затвор. Снизу на него смотрели испуганные глаза.

— Не бойсь… Кумовьев не обижаем.

Из подвала показались двое с ящиком, побежали к калитке, другая пара следом, еще двое прикрывали отход. В освещенном пространстве они двигались ужасно медленно, как показалось Ивану.

— Быстрей, други, — шептал он. — Быстрее!

Окно по центру особняка распахнулось, дернулась штора. Ждать мирной развязки нечего, и не мешкая Иван выскочил из будки и полоснул по окну очередью. Наконец-то бег ребят с ящиками воспринимался им ощутимо, и все равно медленно бегут. Зверев сзади развернулся на бегу и добавил очередью по окну.

0.35.30.

Автомат в руках Бурмистрова плясал без остановки. Зверев помогал отрывистыми очередями.

Подъехал микроавтобус, следом подскочил «газик». Первые двое проскочили наконец с ящиком в калитку, когда протарахтела ответная очередь со второго этажа.

— Быстрей, хлопцы! — г- поторопил Бурмистров, перезаряжая рожок. — Быстрей!

0.36.

Вторая пара одолела пространство, Зверев замыкал отход и, поглядывая, как грузились обе пары, успевал строчить по окну.

Наконец за калитку выскочил парень в ментовской форме из группы связного. Почти по графику.

— Миша, веселей!

Бурмистров увидел, как из-за шторы высунулось рыльце гранатомета, когда Зверев поравнялся с калиткой.

— Мишка, ложись!

Хлопок и следом взрыв, рванувший где-то сверху, и взрывная волна придавила к земле. Подняв голову, Иван вскочил на ноги. Ребята уже управились с погрузкой, занимали места, заряд разворотил каменное основание ограды со стороны парка — хорошо хоть банкиров не обучают стрельбе из гранатомета, — Зверев недвижимо лежит за калиткой, пытаясь подняться.

— Мишка! — кинулся к нему Бурмистров.

Зверев потряс головой и почти без помощи поднялся, как чумовой двинулся к машинам. Иван перехватил его у талии, буквально впихнул в задок микроавтобуса, прямо в объятия ребят из группы.

— Давай! — махнул он водителю «газика», быстро посмотрев на особняк. Здесь машины не высвечивались.

— Миша, как ты? связался он со Зверевым.

— Как от дуста.

Впереди замаячил в лучах фар джип стоп-сигналами. Он сразу двинулся вперед по дороге. Водитель рядом с Иваном сохранял невозмутимость. Как будто первая часть станцевалась.

До съезда на киевскую трассу двигались спокойно и развилку проскочили на скорости. На посту ГАИ даже ухом не повели. Кто ж знал, что москали проехали…

За первым указателем джип уклонился вправо и нырнул с обочины вниз. Туда же ухнули микроавтобус и «газик». Там была грунтовая узкая дорога, вся в лужах и промоинах, вела к распахнутым воротам с аркой наверх. За воротами стоял трейлер с распахнутой задней дверью.

Вполне оживший Зверев выскочил из микроавтобуса, махнув остальным. Двумя рывками покидали ящики внутрь трейлера, прыгнули следом, кроме Зверева и Бурмистрова.

132
{"b":"228828","o":1}