ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я пока не освоился, дела от Судских не принимал, — изобразил «товарища дерево» Бехтеренко. — Просьбу учту. О каком архиве идет речь?

— Не комитетском, — не открыл карт Воливач. — История вкратце такова: группа неопознанных боевиков напала на особняк братьев Триф во Львове и выкрала этот самый спецархив. Группа ушла на российскую территорию. Архив, кстати, братьям не принадлежал. Вор у вора дубинку украл. Покопайся, Святослав Павлович, теперь у тебя все бразды правления.

— Понял, Виктор Вилорович, — учтиво ответил Бехтеренко.

При обычном арифметическом подсчете с элементарными счетами в руках, без компьютерных раскладок и вообще считая в уме, Бехтеренко траекторию Воливача вычислил без затруднений: когда первое лицо разведки в стране переводят с повышением — это добрый знак. Если страна зарубежная. В нашей — убирают от важных кнопок. Подобные Воливачу так просто с властью не расстаются, и путь для них один — к креслу главы страны. Такого надо сразу обуздывать, потом обойдется дорого для самой страны. И сначала найти Судских.

Оставшись один, Бехтеренко по мобильному связался со Зверевым. Спросил о готовности. Готовность была.

— Начинайте, Миша. Я на постоянной связи.

Едва переговоры закончились, вошел прежний адъютант Воливача, моложавый, симпатичный полковник.

— Святослав Павлович, извините, но если вам хочется вести конфиденциальные переговоры, воспользуйтесь этим, — сказал он и выложил перед Бехтеренко список телефонов на прослушивание.

— Спасибо, — сухо кивнул Бехтеренко и подосадовал. Сам предупреждал оперативников: любые переговоры УСИ под колпаком Воливача, не болтайте лишнего! — Пригласите ко мне слухача.

Адъютант вышел и вскоре пропустил в кабинет генерала, на лице которого не отразилось никаких эмоций. Небольшого роста, с гладко выбритой головой, он напоминал медный тяжелый пестик, полезный и устрашающий одновременно.

— Вергун Виктор Борисович, — представился он. — Я и есть главный слухач, Святослав Павлович.

— Отмените прослушивание всех телефонов и волн УСИ.

— Будет исполнено тотчас, — беспристрастно ответил Вергун.

— По чьему приказанию велось прослушивание?

— По личному президента. Исходящий документ номер А два ноля четырнадцать от первого февраля нынешнего года, — отвечал Вергун четко. — Не прослушивались только аппараты генерала Судских и прямой с президентом.

«Осторожный, — подумал Бехтеренко о президенте. — Спасибо Лаптеву, — позлорадствовал он, — что установил на мобильниках старших офицеров и руководителей спецгрупп шифраторы речи».

— Но если канал прослушивается с другой стороны, разговор фиксируется полностью, — закончил Вергун.

— Спасибо, вы свободны.

Злорадствовать особо было не с чего.

— Пригласите ко мне генерала Лемтюгова, — попросил он адъютанта по интеркому.

— Генерал Лемтюгов со вчерашнего дня в отпуске, Святослав Павлович, — ответил тот с удивлением в голосе.

— Не в космос же он отправился? Разыскать и немедленно доставить ко мне.

— Святослав Павлович, у нас это немного по-другому делается. Разрешите зайти?

— Зайдите, — недовольно буркнул Бехтеренко.

Адъютант появился немедленно.

Главные заместители председателя и начальники управлений, находясь и отпуске или поездке, обязаны немедленно прибыть в штаб-квартиру по сигналу «два» голосом или факсом. Любая необоснованная задержка наказывается в должностном порядке, вплоть до военного трибунала. Гак установил Воливич. Простите, но этот порядок не отменен. Сигнал дает ваш помощник генерал Скупин. В его ведении сопровождение и охрана важных персон.

— Где он? — не считал нужным пениться Бехтеренко.

— В своем кабинете, рядом, ждет вашего вызова.

Теперь значение именованных кнопок на интеркоме стало понятным. С кого-то надо начинать.

Скупин явился мгновенно.

— Знакомиться детально будем потом, — поднялся ему навстречу Бехтеренко, пожал руку. — А сейчас доставьте Лемтюгова. Где он?

— В Москве, — уверенно ответил Скупин. — Через полчаса будет.

— Вы так уверены? — Скупин подтвердил. — Тогда жду, — недоверчиво поглядел на генеральские погоны Скупила Бехтеренко.

По мобильнику он вызвал Зверева. Связь бездействовала. Значит, Михаил уже внизу. Бехтеренко связался с оперативным штабом спецгрупп. Вопрос один: что нового?

— Не гладко, Святослав Павлович. В трех точках вооруженное сопротивление. В точках 3,7,9.

«Черт возьми! Точки серии А!»

— Усилить группы поддержкой, применяйте газ, огнеметы, гранатометы ни в коем случае!

Все разминирование спецгруппы УСИ закончили до вмешательства людей Воливача, но главные взял на себя Судских. Успел ли он? Теперь его исчезновение напрямую связывалось с первой буквой алфавита, и первый день появления Бехтеренко на Олимпе разведок государства мог оказаться последним на вулкане. Исчез Судских скоропалительно, сменился шеф разведок неожиданно, в этом здании у него союзников нет и даже личного оружия нет.

«Черт возьми! — снова чертыхнулся Бехтеренко. — Да я обычный заложник!»

Не изменившись в лице, он нажал кнопку с надписью «Скупин»:

— Как там Лемтюгов?

— Все в порядке, Святослав Павлович. Его машина вышла десять минут назад, езды по коридору пятнадцать, через двадцать будет на Лубянке, — доложил Скупин.

Бехтеренко разобрался с арифметикой Скупила:

— Это не тридцать, а тридцать пять минут.

— Пять минут на вызов, Святослав Павлович. Генерал Лемтюгов рыбачил, — терпеливо ответил Скупин чужаку — из-за пяти минут шум поднимает, новая метла начала мести по-новому.

Бехтеренко раскладывал задержку по-своему: со мной можно быть снисходительным, пока не знаешь, что в любую мицуту есть шанс взлететь на воздух, прямо в атомный гриб. В снисходительном тоне он спросил Скупина:

— Артур Владиленович, а вам не хочется закончить жизнь под раскаленными обломками?

— В каком смысле? — естественно спросил Скупин.

— В прямом. Лемтюгов здесь не появился, а центр Москвы в любой момент может взлететь. Даю гарантию на сто процентов. Зайдите.

— Вы так неожиданно, — стушевался Скупин. — Иду…

— Я новый здесь человек, Артур Владиленович, — продолжал Бехтеренко- На это было рассчитано. И если вы здравомыслящий человек, примите сообщение к действию. Сейчас в подземных ходах Москвы идет бой с возможным выходом в метро. Подземелье минировано атомными зарядами, обычные мы обезвредили. Поэтому отзовите свои группы. Лемтюгова арестовать, задержать Воливача, где бы он ни находился. Действуйте.

— Немедленно! — осознал опасность Скупин.

Бехтеренко нашел первого союзника, и тот расстарался.

Жизнь закипела, и Бехтеренко оказался в центре событий.

Первым перешагнул полосу отчуждения зам Воливача по оперативной работе генерал Вощанов. Он пришел со своими картами и сразу заверил, что их людей в подземелье нет. У него было на две звезды больше, чем у Бехтеренко, и Вощанов разложил карты на столе Бехтеренко по-свойски:

— Вот, Святослав Павлович, наши закрома, о которых сам президент не ведает. Прошу незамедлительно дать распоряжение нашим спецгруппам сразу включиться в операцию. Ваши всех ходов-выходов не знают. Лишние потери не нужны.

— Согласен. Но как они узнают друг друга в темноте?

— Очень просто, — спокойно уверил Вощанов. — Мы будем работать в своих ходах, не соприкасаясь с вашими ребятами.

Сличили карты. Действительно, некоторые ходы не значились на карте Гуртового. Кто же кого опережал?

— В личном подчинении Лемтюгова находилось особое подразделение до двухсот человек. Уверен, это они орудуют внизу. Мы меж собой называли его «волчьей когортой», — пояснил Вощанов.

— Действуйте немедленно! — отпустил генерала Бехтеренко.

Его не упрекнули в изначальной отчужденности: там, где подсчитываются секунды, отдых на море не планируют.

— Генерал Скупин, — услышал Бехтеренко, едва он ответил на зуммер интеркома. — Вы оказались правы, Лемтюгова арестовали совсем в другом месте, везут сюда. Требует немедленного разговора с вами прямо из машины.

142
{"b":"228828","o":1}