ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А не сами ли евреи придумали эту сказочку по принципу жабы? — спросил президент.

— Как это? — не понял Судских.

— Жаба дуется, чтобы ее боялись.

— Ах вот оно что, — улыбнулся Судских. — Только жабу в любом виде есть опасно: в ее теле ядовитый фермент. В данном случае исторически доказано руководство, евреями масонских организаций, а после разгрома тевтонцев и тамплиеров масонская верхушка отказалась от вооруженной борьбы. В отличие от мафии это — идеологическая диверсионная организация. Власть над умами и поступками страшнее любой бомбы. По образу ее и подобию большевики создали свою партию. Тогда практически на всех руководящих постах находились либо евреи, либо масоны. Сталин постепенно вычленил всех, развивавших прямо или косвенно идею мирового масонства, но структура боевой организации, Ордена меченосцев, ему пришлась по сердцу. Вот тут-то и крылась свинья, которую подложили Сталину: непрочность военизированных формирований ради достижения политических целей. В начале двадцатого века сионисты сменили стратегию. На своем Первом конгрессе в Базеле в 1897 году они отказались от построений по типу Ордена, что учли Троцкий и Ленин, но Сталин классовую борьбу видел через прорезь прицела, для него вялотекущая политическая борьба являлась оппортунизмом и предательством. После его смерти коммунистическая партия из боевой организаций превратилась в обозное формирование и, оставшись без подлинных марксистов, приказала долго жить. Мавр сделал свое дело, мавр может уходить? — понимающе спросил президент, — Абсолютно верно! — похвалил Судских. — Сама коммунистическая идея разработана масонами. Коммунистические лидеры превратили народ в расхлябанное, безвольное стадо, разуверившееся во всех идеях, чего и добивались масоны. Осталось прийти и победить.

— Какова же тогда обновленная стратегия масонов?

— Незачем тратиться на содержание собственной дивизии, куда дешевле вносить разброд в чужую армию, обескровливая ее. Криминальные формирования постоянно бьются за сферы влияния, так и не добившись существенного порядка. Банды плодятся сами по себе, с оружием в руках отбивая место под солнцем. Воры в законе, опираясь на проверенный жизнью кодекс существования, пытаются наладить общее руководство в криминальном бизнесе, но безуспешно. Как ни странно, для масонов они представляют реальную угрозу своим планам, последнюю преграду на пути к полному закабалению России. Весь мировой капитал начинался в подворотнях, на больших дорогах, с разбоя и грабежа. Сколотив состояние, любой убивец желает спокойной жизни, когда дочь осваивает рояль под руководством маститого профессора музыки, а сын постигает законы коммерции в Гарварде. И чтобы не прятаться за спины охранников и ходить босиком по траве. Для этого, осознают воры в законе, следует прекратить разборки и подчинить весь криминальный мир легальным нормам жизни. Именно легальности им недостает для полного счастья. Это то самое купечество, которое много раз вытаскивало Россию из грязи на столбовой путь развития. Масоны это понимают и всеми способами поддерживают брожение в криминальном мире.

— Как это выглядит в натуральном виде? — захотел конкретного ответа президент.

— Достаточно перевыборов мэра города и подкупа части избирателей, чтобы нарушилось равновесие в криминальной сфере. Новые разборки, убийства, отвлечение молодежи от насущных дел. Так уничтожается генофонд. Это частный пример. Объемный — в пропаганде чужеродной культуры. Кино, радио, телевидение, книги. При Ельцине безвкусица достигла высочайшего размаха. Все это видят, знают, но сделать ничего не могут. Помните открытие канала «Культура» на телевидении? В кратчайшие сроки из канала, пропагандирующего русскую культуру, он стал проводником идей сионизма. Этому способствуют недоучки типа Евтушенко. Взращенный на лизоблюдстве, он проповедует идеи тех, кто даст пайку сочнее, а меценатство давно под покровительством масонов.

— Так он масон? — полюбопытствовал президент.

— Ну кому такой нужен? — усмехнулся Судских. — Даже самые талантливые прислужники выше ливреи привратника не удостаивались. Зачем его вводить в культурное общество? Куда проще намекнуть: давай старайся, а там видно будет. Этот метод действеннее, чем автомат, вложенный в чьи-то руки. Рвущихся наверх и обиженных властями очень много. Сначала в таких пробуждают ненависть к русской культуре, потом дают возможность проявить ее в деле. Помню, к нам на заметку попал молодой писатель-русофил из провинциалов. Парень талантливый, дали ему зеленую дорогу, он активно печатался, выступал в газетах и на телевидении и вдруг на международной встрече громогласно выступил в защиту создания международного молодежного центра, который был не чем иным, как проводником сионистских идей. Переполох среди чекистов. Политическая безграмотность? Отчасти. Прочных убеждений у парня не было. У него завелся столичный дружок, прожженный русофоб, который сочно живописал ему о притеснении органами инакомыслящих и подбросил идейку выступить с подобным предложением. На парне поставили крест — было это в середине восьмидесятых, — а подстрекатель вполне открыто здравствует ныне шефом телеканала. Масоны загребают жар только чужими руками. Нет ни одного преступления, бросившего тень на масонскую организацию. Просьба масона не бывает обременительной, взрывать мост он не заставит — он внушит идею взрыва. Действия масонов ощутимы, сами они невидимы. Это среда, в которой мы вынуждены существовать, поскольку готовилась она веками, заражалась и искусственно облагораживалась. Это как новый компьютер: подключаете его в сеть, а на файле уже сидит вирус.

— Вы можете назвать конкретные имена? — озабоченно спросил президент. Картину Судских нарисовал удручающую.

— И да и нет. Пока мы такими списками не обладаем. Но могу назвать тех, кто пособничает масонам.

Судских пригласил президента поближе к компьютеру и, после манипуляций на кей-борде, предложил взглянуть на дисплей.

— Не поверю! — отпрянул от экрана президент. — Чушь!

— Судите сами, — пожал плечами Судских. — В кодексе чести масонов сказано: «Знайте пас по делам нашим». Пожалуйста, выбирайте персону, и сопоставим линию его поступков, — предложил Судских. — Тайное станет явным.

— Допустим, Мастачный, — предложил президент.

— Допустим, — согласился Судских и пощелкал клавишами. — Вот перечень подвигов. Оказав ряд двусмысленных услуг прежнему президенту, стал нужным человеком. За один год защитил кандидатскую и докторскую диссертации в области права, продвигался по служебной лестнице. Это прелюдия, затем сами подвиги: чеченская война, бездарно загубленные подразделения и техника, угроблены миллиарды средств, так необходимых стране в те годы. Внутренняя политика: увольнение наиболее толковых работников аппарата, распыление бюджетных средств, нарушение законных норм, подрывающее доверие к органам внутренних дел.

— Какой он масон? — брезгливо скорчил гримасу президент. — Тупица и карьерист! Не сегодня-завтра уберу.

— Именно такие нужны масонам. Без особых затрат проведена дорогостоящая операция.

— Под суд пойдет. Явные покровители Мастачного мне известны, а кто тайный?

— Гуртовой, — указал Судских на экран компьютера. — Надеюсь, судить Мастачного будут не за принадлежность к масонам?

— За это срок не дают, — угрюмо пошутил глава страны. — Тут надо жизненную среду менять. Хочу на казачество опереться. У них свои понятия чести и достоинства, им за державу обидно.

— Только не забудьте о вирусе на файле, — намекнул Судских.

— Не забуду, — кивнул президент. — Сколько начальников ни меняй, толку не будет — микробы в крови. Дух, достоинство в людях надо пробуждать, остальное приложится. Уверен. Я прав, Игорь Петрович?

— И очень даже! — оживился Судских. — Цель масонов — растоптать духовность нации и взять крепость голыми руками. Так они Европу, Америку покорили, где укоренились навсегда и существуют почти легально благодаря терпимости тамошних демократий и усиленному лоббированию. В России все обстоит иначе не столько из-за естественного бездорожья, сколько из-за нравственного, чем и сильна российская глубинка. Все невзгоды подряд к проискам масонов не отнесешь.

80
{"b":"228828","o":1}