ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну, я думаю, не очень долго вы будете отсутствовать, – отозвался полковник из кресла пилота, – месяц, два, не больше.

– Значит, как раз к летней практике успеем вернуться?

– Если все пойдет по плану, то зачет по практике вы получите еще до лета, – ответил полковник.

Разгонный модуль поддерживал постоянное ускорение в один g, тем самым создавал на борту привычную земную гравитацию. Так челнок должен пролететь большую часть пути. Затем, при подходе к лунной орбите, начиналось торможение с небольшой перегрузкой. Получалось, что путешествующие почти все время находились в привычном для них поле тяготения. Поняв это, Колька поерзал в анатомическом кресле. Кресло послушно изменяло форму вслед за движениями его тела.

– Искусственная гравитация, – разочарованно вздохнул Колька. – А так хотелось в невесомости поплавать. Покувыркаться, так сказать.

– Невесомость будет, минут пять. При подлете к Луне, перед самой посадкой, – сказал полковник. – Можно было, конечно, вызвать вас специальным приказом. И вы отправились сначала на космолифт, потом прибыли на Луну рейсовым лайнером. Или туристическим. В нем и невесомость, и развлечения разные для желающих, типа воздушных спиралей или катящихся прозрачных колес. Но так мы с вами потеряли бы уйму времени.

Полковник повернулся к друзьям:

– Волнуетесь?

– Есть немного, – ответил Матвей.

– Да не очень, господин полковник Штраус, – ответил Колька, – просто необычно все как-то. И заняться пока что нечем. Все учебники остались в Академии. Мы даже личных вещей с собой не захватили.

Полковник улыбнулся:

– Насчет вещей не волнуйтесь. Все необходимое вы получите…

Не успел Колька открыть рот, что бы спросить насчет «всего необходимого», как полковник добавил:

– Да, советую подкрепиться. Ужин у вас будет не скоро. В каждом пассажирском кресле есть сенсорный монитор. Можете сделать заказ бортовой чудо печи.

Ребята так и поступили. Но выбрали то, что в Академии считалось «вредной пищей»: Колька – пиццу с ветчиной, Матвей – жаренные чесночные колбаски. Потом – шоколадное мороженное. И напоследок, для очистки совести, свежевыжатый яблочный сок. Без удовольствия выпили эту кислятину. Насытившись, Матвей решился и вежливо поинтересовался:

– Скажите, а все-таки, куда и зачем мы летим?

– Теперь я могу вам сказать. Наша цель – Центр Управления Службы Спасения Миров, – ответил полковник.

– О, – обрадовался Колька, – да мы там были. На экскурсии на первом курсе. Там здорово! Крутые мониторы, пульты. Связь со всеми галактическими службами. И все подчиняются дежурным, выполняют их приказы.

Полковник согласно кивнул:

– Да, Центр Управления руководит всеми спасательными операциями в освоенной части Галактики. Но на этот раз экскурсии не будет. Возникли кое-какие проблемы, которые вы поможете разрешить. Впрочем, все подробности узнаете у адмирала Иванова.

– Сам адмирал Иванов встретится с нами? – глаза друзей удивленно округлились. До самой посадки они больше не произнесли ни слова.

Глава 3. Очень важное задание

Рядом с Центром Управления находилась База Спасателей. В огромном герметичном ангаре помимо Главного Штаба Службы Спасения Миров были склады, заполненные разнообразной техникой и проборами. На казавшихся бесконечными стеллажах покоились специальные средства связи, медицинские аптечки, защитные костюмы и скафандры, мощные прожектора и множество других вещей для всяких непредвиденных случаев. В отдельном секторе ангара, в гаражах, в полной готовности хранились тяжелые танки с усиленной защитой, скоростные планетоходы, десантные роботы-спасатели. Подлунными тоннелями ангар соединялся с куполом Центра Управления и изящным, казавшимся невесомым на фоне строгого параллелепипеда ангара, строением из труб и стекла. Это были казармы элитной бригады спасателей, готовой немедленно отправить лучших в Галактике специалистов в любую звездную систему.

Отдельный тоннель со скоростной монорельсовой дорогой соединял ангар с расположенным неподалеку космопортом «Лунодром» и лунным городом Армстронг, названным в честь человека, первым ступившего на поверхность этого спутника Земли.

Всего десять минут понадобилось пассажирам «Лунолета-КС18», чтобы добраться от космопорта до кабинета адмирала Иванова, начальника Службы Спасения Миров. Полковник Штраус доложил в коммуникатор о прибытии. Герметичная, толщиной в две ладони, дверь бесшумно отъехала в сторону, пропуская посетителей.

Обстановку небольшого кабинета составляли стол, покрытый зеленым сукном, высокие, до потолка книжные шкафы, несколько кресел для гостей. За столом в большом кресле сидел, а правильнее сказать – утопал адмирал Иванов. Совсем небольшого роста, с сединой, выдававшей солидный возраст, в белом с золотыми эполетами мундире. На лице, изрезанном глубокими морщинами пронзительным светом горели голубые глаза. За спиной у адмирала всю стену занимала карта звездного неба. На ней периодически вспыхивали красные точки – поступившие в Центр Управления вызовы. Потом они превращались в желтые, когда начинали работать спасатели; и, в конце концов, опять становились «благополучными» зелеными. Но одна из красных точек была крупнее других, к тому же моргала, приковывая к себе внимание. Это был Новый Артек.

Одно из кресел напротив адмирала занимала молодая женщина в форме старшего офицера. Вошедшие сели рядом с ней.

– Мы собрались, – у адмирала Иванова оказался красивый певучий голос, – чтобы принять окончательное решение о спасательной миссии на планету Новый Артек. Начнем с представления объекта, которое подготовила начальник отдела информации. Лидия Ивановна, прошу. И, пожалуйста, можно не вставать. Говорите сидя.

Поднявшаяся было Лидия Ивановна, та самая молодая женщина, вернулась в кресло, машинально поправила пышную прическу, напоминавшую птичье гнездо, и начала:

– Планета Новый Артек в секторе Козерога была открыта седьмой экспедицией Густафссона в 2333 году. Первоначальное название – Землерог. Относится к земному типу планет с пригодной для дыхания атмосферой. На планете существуют в основном растительные формы жизни, животный мир немногочислен и однообразен. Агрессивные и вредные для человека формы жизни, за исключением одного хищника, не обнаружены. В течение двадцати лет после открытия проводились геологические исследования. Они показали почти полное отсутствие полезных ископаемых. Следовательно, Новый Артек не представлял интереса с точки зрения развития на нем промышленности или сельского хозяйства.

А вот синоптические наблюдения выявили уникальную климатическую зону, полосу шириной две тысячи километров вдоль экватора. Зона была определена как «мягкая субтропическая круглогодичная». Минимальный перепад температур, девяносто пять процентов солнечных дней в году, только ночные осадки. Это стало одним из факторов для строительства на Новом Артеке межпланетного детского курорта. Тогда же, кстати, планета и была переименована.

Лидия Ивановна замолчала, делала глоток сока из стоявшего перед ней стакана и продолжила:

– Еще более важное открытие сделали микробиологи. Благодаря особому составу атмосферы на Новом Артеке в воздухе развивается и живет необычный вирус. Он получил название «virus good joy» или «вирус радости и доброты». Совершенно безвредный для здоровья, он усиливает положительные эмоции, снимает усталость, улучшает восприимчивость и память, стимулирует организм к совершению только хороших поступков. К сожалению, «virus good joy» может существовать только на родной планете. Все попытки микробиологов воспроизвести его в других условиях потерпели неудачу. Однако с открытием в 2389 году межпланетного детского курорта у миллионов детей со всей Галактики появилась возможность проводить великолепный отдых на этой прекрасной планете.

Матвей пожал плечами и взглянул на Кольку: мол, что здесь нового? О Новом Артеке не знают разве что младенцы. Колька ответил ему кивком: посмотрим, что будет дальше.

3
{"b":"228832","o":1}