ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Далее де Рибас отмечал заслуги участников боев и в завершение писал:

«Благодаря Господа Бога флотилия теперь от всяких бурных ветров вошед в Дунай безопасна, а для дальних подвигов защищает севастопольский флот под командою контр-адмирала Ушакова, который 21 числа пополудни в 3 часа открывшись на вид, в 6 часов лег на якорь противу Сулии разстоянием в 15-ти верстах».

Де Рибас выполнил свое обещание и упомянул об участии Севастопольской эскадры. Но, видимо, он имел возможность ознакомиться с донесением Ушакова, и 28 октября в письме изложил претензии контр-адмиралу, который не оказал помощи гребному флоту при занятии устья Дуная, а в рапорте Потемкину преувеличил свое участие. На этом добрые отношения двух флагманов прервались.

* * *

В конце октября Рибас объединил силы флотилии и поручил капитану 1-го ранга Ахматову очистить проход мимо Тульчи. 6 ноября тот подошел к городу. Тульчу защищал замок с крепкими стенами и башнями, с которых орудия могли обстреливать реку. 18 турецких судов встретили огнем, но Ахматов взорвал 2 из них и прогнал остальные. Турки в панике бросали суда, часть сожгли и бежали в степь. Утром 7 ноября Тульчу без потерь заняли войска подполковника де Рибаса. Генерал-майор отправил отряд судов в Килийский рукав, к мысу Чатал, чтобы отрезать сообщения Измаила с запада; с востока это выполнял Головатый. Паника достигла Исакчи, откуда турки бежали в Браилов; из 18 судов с беглецами 14 захватил Суворов и вооружил их для организации сообщения с Рибасом. Генерал рапортовал Потемкину:

«О торжественной победе морским вооружением, высокаго начальства вашей светлости при Исакче получаю от подполковника де Рибаса с восхищением известие чрез водяной разъезд отсюда, каковые разновременно отправляются вниз по Дунаю, и доношу вашей светлости: здешняя флотилия исправляется с поспешением, несколько судов с пушками».

13 ноября Потемкин дал де Рибасу ордер:

«По теперешнему позднему времени что можно с успехом произвести сие по моему мнению соединя флотилию употребить все силы сожечь или овладеть судами под Измаилом состоящими и чрез учрежденные батареи обратить в пепел город. Я предписал г. Генерал-поручику и кавалеру Гудовичу, снесясь с г. Генерал-поручиком Потемкиным, в тоже время озаботить Измаил с сухаго пути. При сем старайтесь всячески на Дунае наносить вред неприятелю, перехватывая транспорты.

Ежели Исакча попадется в руки не за дорогую цену, старайтесь достать; Господь вам в помощь. Я ж, имея вас на месте, отдаю в полное ваше разсмотрение что полезным найдете производить в действие, уведомляйте только меня по часту.

Килия подчинена вам будет».

Против Исакчи де Рибас послал часть флотилии под командованием брата Эммануэля и капитан-лейтенанта Литке. 13 ноября они достигли крепости. Неприятель встретил огнем береговых батарей и флотилии из пушек сантии, кирлангича и 30 лансонов. Часть судов атаковала с фронта, а другие, обойдя остров, появились с тыла. Турки бежали, бросая суда и укрепления. 22 лансона были сожжены, остальные взяты. Русские потерь не имели. В Исакче достались большие трофеи.

Узнав о взятии Исакчи, Потемкин приказал занять остров Сулин (Чатал) и уничтожить турецкую флотилию под Измаилом. Рибас в свою очередь приказал генерал-майору Арсеньеву высадить 18 ноября на Чатал пять батальонов с артиллерией, а флотилии Головатого — встать на пушечный выстрел ниже крепости. Гребной флот прервал сообщение Измаила со средним и верхним Дунаем и 17 ноября подошел к крепости. 18 ноября высадили десант на остров Чатал, где были установлены наведенные на Измаил батареи. Начиналась измаильская эпопея.

Измаил

В октябре — ноябре русские войска П. С. Потемкина и И. В. Гудовича подошли к Измаилу. Сухопутные войска действовали вяло — сильная крепость пугала. В отличие от большинства Рибас решил попробовать овладеть Измаилом атакой с реки.

16 ноября де Рибас дал ордер войсковому судье полковнику Головатому о действиях против Измаила:

«Чтобы обезспечить переправу и пребывание на острову против Измаила войск под командою генерал-майора Арсеньева, извольте 17 числа сего ноября в 2 часа пополудни подвигать все ваши силы в близости города в такую дистанцию, чтобы только крепостные пушки не могли досягать ваших судов, а между тем я буду также подвигать и в такую же дистанцию суда флотилии, дабы разделить внимание варваров. Ночью посылайте вооруженные ваши шлюпки для разъездов впереди под вашим правым берегом, откуда они и движение неприятеля открывать могут и сами не будут подвержены крепостным выстрелам.

В ночь на 20 число сего ж месяца производятся наши работы на острову, и так для отвлечения замечания неприятеля как скоро от меня откроется огонь, прикажите из лансонов имеющих морские мортиры начинать кидание бомб в город, а особливо в батарею которая над водою. Сих мортир имеется у вас 4, а именно две 24-фунтовыя, которые берут дистанцию на 800 сажен и две 48-фунтовые, которые берут на 1000 сажен, для чего и прикажите им подвигаться сколько потребно будет к оному бастиону и чтобы палили поочередно, размеряя время так, чтобы пальба была равно безпрерывно и продолжительно во всю ночь. Есть еще у вас 3 мортиры полевыя большаго калибра, но оные будут в малую дистанцию и только на 300 сажен, то по сей причине предписываю вам оных не употреблять иначе как в закрытом месте под измаильским берегом или в случае отдаленности неприятельских судов.

С помощию Божиею батареи наши к утру поспеют и из оных откроется пальба, тогда мужественно приближайтесь к городу со всеми вашими судами и приступайте к атаке неприятельских судов в абордаж и зажиганию города, с таким однакож порядком, чтобы сия ваша атака была продолжительна, для чего и прикажите действовать эскадрами, избегая елико можно траты снарядов, ибо в них крайняя может настоять нужда, что и от стороны моей производиться будет. Ежели увидите, что по мелководию мои суда не могут где-нибудь достигать неприятеля, то не упустите в реку туда поспешать с вашими лодками. При сем предупреждаю вас, что для нанесения большаго вреда варварам и для приведения оных в безпорядок намереваюсь я пустить к ним несколько брандеров по течению реки, ежели ветр будет к тому способный, и хотя сии брандеры будут действовать скоро и на правом фланге крепости, но для всякой осторожности и чтобы не подвергнуть ваших судов опасности, нарядите особливую команду на легких судах с крюками для отводу оных, и сами держитесь к тому берегу, где меньше течение.

Уведомляя что во время нашего приступа сухопутныя войска под командою генерал-поручиков Ивана Васильевича Гудовича и Павла Сергеевича Потемкина будут подходить близко к городу для озабочения неприятеля, предписываю приказать наистрожайше всем командирам судов дабы цельно палили по судам и по городу, чтобы ядра ихние не могли вредить нашим сухопутным войскам. Притом нахожу нужным припомнить вам не дреманным оком примечать мои сигналы, а особливо о пресечении огня; сверх того прикажите строжайше всем начальникам и войскам под командою вашею состоящим, чтобы отнюдь и никто не гонялись за добычею, от чего может последовать великий безпорядок, но всякой бы старался об одном поражении врага веры и отечества нашего. Щедрость Е. Св. нашего главнаго начальника и благодетеля будет всем довольным награждением объявите сие всем, равным образом и то что не послушные сему повелению наказаны будут по всей строгости законов. Посылаю к вам брейд-вымпел, который изволите поднять на грот-мачте вашего судна, сей знак командира будет служить вам полною честию и славою, в чем и да поможет вам Бог. Для лучшей во всем связи не упустите ежели что приметите со стороны движения неприятеля, тотчас уведомите об оном генерал-майора Арсеньева, а чтобы и он обо всем, им усмотренном подавал вам скорые известия, я ему предписал.

В заключение всего я ласкаю себя твердою надеждою, что мужество особы вашей и всех купно с вами действующих, также истинные ваши добрые распоряжения навлекут паки славу вам и подчиненным вашим».

107
{"b":"228833","o":1}