ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

10 мая 1794 года вице-адмирал Мордвинов доносил Императрице из Николаева:

«Высочайшее В. И. В. повеление 24 минувшего апреля о принятии предосторожности против злых намерений бунтовщика Костюшки, я имел счастие получить, в следствие которого к обеспечиванию флотов и портов, всемилостивейше начальству моему вверенных, приняты с моей стороны следующие меры: В. И. В. флот гребной, состоящий из 7 бригантин, 8 катеров и из 25 лансонов, всего в 40 судах под предводительством вице-адмирала де Рибаса, 7-го числа сего месяца выступили в Днепровский лиман к Глубокой пристани и по получении тамо пороху и артиллерийских снарядов, восприимет плавание к Гаджибею; корабельный также совсем изготовлен вооружением и снабжением и вытягивается на рейд севастопольский…»

Война не состоялась, и флот продолжил мирную деятельность. 7 мая 1795 года де Рибасу был отправлен указ:

«Данным от Нас указом председательствующему в нашем Черноморском адмиралтейском правлении вице-адмиралу Мордвинову предписали Мы гребной флот Черноморской, по снабжении всем нужным, отправить немедленно к Одессе, а вам повелеваем при употреблении служителей сего флота к производству совершающихся тамо работ, по рескрипту данному вам от 27 мая 1794 года, не оставить по разсмотрению вашему занимать их и надлежащими морскими экзерсициями; впрочем время пребывания этого флота при Одессе зависеть будет от вас».

16 мая Мордвинов докладывал Зубову:

«Гребной флот вооружен и предписано оному немедленно отправиться в Одессу. Предписано В. Св. об отправлении служителей в Одессу по штатам, положенным для гребного флота, имел я честь получить. На гребном флоте ныне состоит 1691 матрос, по штату положено 2770 матрос, не достает 1079; но как в том же предписании повелеть изволите удержать число потребное для препровождения ожидаемых канонерских лодок из Херсона до Одессы, то полагая только 20 человек на одну и по 10 на баркас (чаю будет недостаточно), все остающиеся здесь числом 1697 человек, должно пребыть до вооружения и отправления их в Одессу».

Последние документы показывают, что основными силами, которыми была заложена Одесса, явились моряки Черноморского гребного флота, которым командовал де Рибас. Ему же пришлось и руководить постройкой «жемчужины Черного моря».

Создание Одессы

Основание Одессы заняло особое место в биографии де Рибаса. Об этом деянии известно очень многим и в наше время, однако далеко не все знают, как начинался этот знаменитый ныне портовый город.

Завершилась война. 27 января 1792 года Екатерина II дала указ екатеринославскому губернатору генерал-майору В. Каховскому присоединить очаковские земли к наместничеству и приложить старание по их заселению. По указанию Каховского инженер-подполковник А. Шостак выбирал места для новых городов. Первым стал основанный 7 января 1792 года армянами Григориополь, названный так в честь Потемкина 25 февраля; следующими крепостями должны были стать Тираспольская, Овидиопольская и Одесская.

После мира и присоединения Новороссийского края по Днестру к России была создана «Экспедиция строения южных крепостей» во главе с A. B. Суворовым, которому подчинялись де Рибас и инженер де Волан.

28 февраля 1792 года черноморские флоты принял вице-адмирал Н. С. Мордвинов. В 1793 году по расчетам Пустошкина он предложил построить порт ближе к морю у Очакова, где устроить канал в гавань для гребных и торговых судов; Херсон и Николаев он считал военными портами. Но Екатерина засомневалась в целесообразности этого решения. Она писала в указе 7 июня 1793 года генерал-прокурору Самойлову: «…относительно до предполагаемого в Очакове построения гавани, то может ли оная от берега морского простираться и утверждена быть в водах морских, не имеющая от бурь, на море бываемых, никаких натуральных заграждений? Или приличнее и для казны выгоднее устроить ее в другом месте?» Императрица не хотела прокладывать канал в песках.

Выбор места для порта Екатерина II поручила де Рибасу и подполковнику де Волану. Им было предписано «…осмотреть со всевозможною тщательностию устье Днепра, Лиман и берега Черного моря, не отдаленные от Очакова; измерить существующие рейды и заливы и избрать место, достойное и удобное, для заведения на Черном море порта, который мог бы привлечь торговлю заграничную и внутреннюю, а вместе служил бы прикрытием для Императорских флотов: парусного и гребного, если б их туда Правительство направило или обстоятельства морские и военные того потребовали».

Де Рибас нашел пригодным залив около строившейся уже с 10 июня 1793 года крепости на месте бывшей Гаджибейской. Инженер де Волан в «Генеральном рапорте Сенату» от 24 января 1797 года так обосновывал выбор: «Не оставалось выгоднейшего места для береговой гавани, коея расположение соответствовало бы намерению, к какому она предполагается, как только залив Хаджибейский. Доброта рейды его, а особливо грунт его известен был нашим мореходцам и довольно испытаны в употреблении оной прежними ее владельцами. Льды там не могут ни малейшего причинить вреда и течение вод оной занести. Судоходство может быть открытым в течение целого года со всеми ветрами. Пункт сей представляет в то же время удобство подкрепления и убежища действующим флотам в военное время и гавань для торговли порубежных с Днестром богатых провинций: Подолии, Волыни и Галиции. Оставалось только доставить убежище и потребные выгоды для судов, которые токмо от западных, восточных и северо-восточных ветров претерпевали беспокойство, и для того признано за нужное, соображаясь с гаваньми Неаполя, Ливурны, Анконы и Генуи, построить мол. Произведя в разсуждение сего надлежащие разсматривания, удостоверились, что мол сей доставит прочие удобства, принадлежащие к военной и купеческой гавани, и что построение онаго стоило бы не более жете и выходных каналов в Кинбурне и Очакове».

Мордвинов выступил против, защищая постройку порта у Очакова. Но Зубов утвердил проект де Рибаса и де Волана, ибо Екатерина II решила избрать вариант гаджибейский. 27 мая 1794 года последовал императорский рескрипт де Рибасу:

«Уважая выгодное положение Хаджибея при Черном море и сопряженные с оным пользы, признали Мы нужным устроить тамо военную гавань купно с купеческою пристанью. Повелев Нашему Екатеринославскому и Таврическому Генерал-Губернатору открыть там свободный вход купеческим судам как наших подданных, так и чужестранных держав, коим силою трактатов, с империею Нашею существующих, можно плавать на Черном море, устроение гавани сей Мы возлагаем на вас и Всемилостивейше повелеваем вам быть главным Начальником оной, где и гребной флот Черноморский, в вашей команде состоящий, впредь главное расположение свое иметь будет; работы же производить под надзиранием Генерала Графа Суворова-Рымникского, коему поручены от Нас все строения укреплений и военных заведений в той стране, придав в пособие вам Инженер-Подполковника Деволанта, коего представленный план пристани и города Гаджибей утвердив, повелеваем приступить не теряя времени к возможному и постепенному произведению оного в действие. На первый раз употребите на сие те 26 000 рублей, которые, по донесению вашему от 1-го мая сохранили вы, по ненужности еще в найме вольных для флотилии греческих матросов, присовокупляя к сим и те, кои впредь вам сберечь можно будет, а дабы еще облегчить вас в сем деле по возможности, позволили мы заимствовать для насыпи гавани, материялы, назначенные по генеральному о укреплениях тамошних предположению, ради сооружения в будущем 1798 году в Очакове блокс-форта с тем, чтобы таковые же материялы были к вышеозначенному времени заготовлены вновь. Для перевозки оных в Хаджибей, можете брать суда из гребного флота, из которого и служителей к производству, повеленных работ употребляйте, без изнурения их однако же излишними трудами, производя по вашему разсмотрению плату заработанных денег. По прочим же надобностям вашим имеете во всем относиться к помянутому Генералу Графу Суворову-Рымникскому и требовать его наставлений как в самом производстве работ, так и в пособии на оные деньгами, могущими оставаться, по хозяйственному его распоряжению, от сумм, вообще для крепостных строений отпускаемых, для чего и отчеты в издержках ему представить имеете, Мы надеемся, что вы не токмо приведете в исполнение сие благое предположение Наше, но что, ведая, колико процветающая торговля споспешествует благоденствию народному и обогащению Государств, потщитеся, дабы созидаемый вами город представлял торгующим не токмо безопасное от непогоды пристанище, но защиту, ободрение, покровительство и, словом, все зависящее от вас в делах их пособия, чрез что, без сомнения, как торговля наша в тех местах процветет, так и город сей пополнится жителями в скором времени. Пребываем вам в прочем Императорскою Нашею милостию всегда благосклонны. Дано в Царском Селе. Мая 27-го дня 1794 года».

112
{"b":"228833","o":1}