ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Рескриптом от 24 августа 1802 года графу А. Р. Воронцову Император объявил о создании комитета. В приложении к рескрипту Александр I поставил основные задачи: исследовать причины, которые влияют на развитие морской силы, соразмерить численность кораблей с размерами флотов соседних держав и обязательствами перед союзниками и определить необходимое число судов всех классов. Вслед за тем следовало пересмотреть ранее изданные документы по разным отраслям флота и привести морское законодательство к порядку и виду, удобному для применения. В качестве образца Император предлагал обращаться к указам Петра Великого и опыту великих морских держав. К расходам на флот следовало подходить экономно и рационально, определять ответственность каждого за небрежность или упущение по службе. Вместе с тем предстояло так организовать службу, чтобы каждый получал преимущества и выгоды в зависимости от затраченного труда, важности должности и оказанных заслуг. Не обошел своим вниманием Император учебные заведения, госпитали и другие общественные заведения, которые следовало привести в определенный порядок. Александр I считал, что только после решения всех этих вопросов можно вывести флот, как ему казалось, из его плохого нынешнего состояния.

Комитет составили адмиралы В. П. Фондезин, Н. С. Мордвинов, И. П. Балле, М. К. Макаров, вице-адмирал П. К. Карцов, контр-адмирал П. В. Чичагов и капитан 1-го ранга A. C. Грейг; возглавивший комитет граф А. Р. Воронцов, как и самодержец, не знал и не любил флот. Поэтому вводимые во флоте реформы, несмотря на усилия моряков, нередко не давали отдачи.

За заслуги Император в 1802 году пожаловал Грейга бриллиантовым перстнем. 9 января 1803 года его произвели в капитан-командоры.

Моряк недолго оставался на берегу. В мае 1803 года вспыхнула англо-французская война. Французский диктатор Наполеон Бонапарт начал наступление как на севере, так и на юге, занимая важные для торговли англичан порты по берегам Балтийского и Средиземного морей. Возникала опасность русским интересам на Средиземном море. Первоначально на Корфу был переброшен отряд судов капитан-командора A. A. Сорокина и сухопутные войска генерал-майора Анрепа с Черного моря. Но этого оказалось недостаточно. Потребовались подкрепления с Балтики. Россия, вступая в войну с Францией, в 1804 году отправила эскадру из четырех судов к острову Корфу. Командовать эскадрой назначили A. C. Грейга.

На Средиземном море

7 сентября 1804 года главный командир Кронштадтского порта П. И. Ханыков получил через товарища морского министра П. В. Чичагова повеление Императора срочно подготовить и отправить на Средиземное море наиболее боеспособные корабли «Ретвизан», «Елена», фрегаты «Автроил» и «Венус». 19 сентября командующим эскадрой назначили A. C. Грейга. Еще до того, 8–12 сентября, началось снаряжение судов. Ханыков обещал вооружить их за три недели. Суда снабжали всем необходимым, а экипажи обеспечили жалованьем и обмундированием сроком на год. Однако потребовалось дожидаться, пока подвезут все заказанное, ибо капитан-командор отказался взять деньги для закупки необходимого по пути. 25–26 сентября суда эскадры вышли на рейд и 30 сентября выстроились для депутатского смотра. Но пока продолжались доделки и погрузки, смотр оттянули до 9 октября, и только в ночь на 13 октября, воспользовавшись благоприятным ветром, эскадра направилась в путь.

Перед выходом Грейг получил инструкции Императора и П. В. Чичагова. Александр I поручал экспедиции «…по всей возможности содействовать к безопасности и благу жителей Республики Семи Островов…». Товарищ морского министра в инструкции от 9 февраля 1805 года указывал на самостоятельность Грейга в отношении внутреннего и хозяйственного управления на эскадре. По вопросам безопасности островов ему следовало подчиняться генерал-майору Анрепу как старшему. Если бы генерал-майору с основной массой войск довелось покинуть остров, роль старшего переходила к Грейгу с правами главного сухопутного начальника, а в случае его отсутствия — капитан-командору Сорокину. Грейгу было поручено привести местное адмиралтейство в такой порядок, чтобы было возможно не только ремонтировать корабли, но и строить малые суда.

17 октября эскадра достигла Копенгагена. Так как на таком кратком переходе значительно выросло число больных, Грейгу пришлось принять меры: выдавать по чарке вина не в зачет и вести учет заболевших. Для рапортов командиров о состоянии экипажей были использованы готовые печатные бланки, что упростило делопроизводство. В Копенгагене три дня ожидали прибытия лоцманов, после чего продолжили путь. 23 октября суда в бурную погоду разлучились. 26 октября «Ретвизан» прибыл в Портсмут, где уже стояли оба фрегата. «Елена», пострадавшая в бурном осеннем море, прибыла 1 ноября. На всех кораблях потребовалось вытягивать ослабевший такелаж, устранять течь. 9 декабря, закончив работы и пополнив запасы, Грейг оставил порт. Перед выходом капитан-командор дал командирам кораблей инструкцию, которая отражала трудности и опасности перехода в военное время:

«Так как мы ныне отправляемся в дальний путь и по многим важным причинам будет нужно, чтобы не заходить ни в какой порт, находящийся на нашем пути, мои желания есть чтобы вы взяли величайшие осторожности, чтобы держаться всегда близ моего корабля, судя по погоде, и ни по каким причинам не замедлять прибавлением и убавлением парусов, когда то будет нужно, чтобы не разлучиться.

Каждый вечер строжайше приказание должно быть дано вахтенному офицеру, чтобы прилежно и беспрестанно наблюдать движение флагманского корабля и ему должно сказать, что тот офицер, на чьей вахте случится разлучение, будет отвечать самым строжайшим образом.

Чтобы дивизия могла лучше держаться вместе и примечать движение и сигналы флагманского корабля, то следующий ордер похода будет всегда употреблен к вечеру и каждую ночь регулярно будет оный соблюден, разве тогда, когда будет сделан сигнал для какого либо другого ордера. „Венусу“ держаться на правой стороне на перпендикуляре курса от ¼ до ½ мили немецкой разстояния, „Автроилу“ в таком же положении на левой стороне, а „Елене“ в таком же разстоянии в кильватере.

Вам также предписывается иметь величайшую осторожность, чтобы никакие огни не были видны, а те фонари, которые обыкновенно бывают на палубе, былиб поставлены на катках. В капитанской и офицерской каютах сделать на порты из какой нибудь толстой материи, как-то: сукна или крашеной парусины, занавеси, кои должны быть таким образом закрыты, чтобы не было видно совсем отсвечивания от огня. Флагманский корабль иногда будет иметь на марсе или в корме огонь, когда сочтет за нужное. Если однакоже он будет иметь и на марсе и в кормовых фонарях огни, то прочим судам иметь обыкновенные огни в кормовых фонарях.

Также бить тревогу каждый вечер по захождении солнца и чтобы служители были перекликаны на их местах теми офицерами, которые при тех же местах назначены, и смотреть, чтоб все вещи были на своих местах и корабль был бы совершенно готов к сражению и чтоб каждое судно было точно в таком положении, чтоб не застать в ночное время в неготовности к сражению. Далее рекомендуется разделить людей по пушкам и по местам по равному числу из обеих вахт, так чтобы положенное число людей от всех мест принадлежало к одной, а другое — к другой вахте; таким образом половина, которая находится на вахте, может всегда приуготовить корабль к сражению, между тем как внизу будут употреблены к связыванию их коек и вынашиванию их на верх.

В случае тумана, инструкция данная при туманных сигналах должна быть строго соблюдаема, поступая по вышеписанным правилам, кажется мало возможности разлучиться, но если по какому непредвидимому случаю или несчастью так-бы случилось, чтоб вы разлучились с дивизиею, нужно вас уведомить, что вся коммуникация между Россиею и Франциею прервана, следственно вы ни по каким причинам не должны входить в какой либо порт принадлежащий Франции, и что гишпанские порты также должны быть убегаемы. Если по несчастью принуждены будете войдти в порт, то преимущественно войдти в Гибралтар, но должны как возможно стараться не иметь сношения с берегом, так как весьма опасная и прилипливая болезнь существует в оном месте, какая находится при большей части берегов Средиземного моря, как севернаго, так и южнаго. Вы потому должны преимущественно стараться как возможно дойти до места вашего окончательного назначения в Корфу, не заходя ни в какое место, и там дожидаться моего прибытия, если бы случилось, что я туда не прибыл.

Со всеми военными и купеческими судами, могущими вам встретиться, в каком бы они положении ни были, поступать дружелюбно, с приличною благопристойностью; но буде-бы от них показано было какое-либо неуважение или обида, защищать права свои со всякою решительностью и силою и во всех случаях тщательно и в полной мере сохранять и оберегать честь флага нашего».

117
{"b":"228833","o":1}