ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вторым классом судов, к которым обратился Грейг в первую очередь, явились пароходы. Уже в 1820 году, через три года после постройки первого парового судна на Балтике, в Николаеве построили пароход «Везувий» для портовой службы. В 1825 году был спущен в Николаеве первый в России военный пароход «Метеор» с 14 пушками, в 1826 году — пароход «Молния». Пароходы в мирное время буксировали флашхоуты с грузами для кораблестроительных верфей Николаева и Херсона. В военное время им предстояло буксировать боевые корабли и осуществлять действия, невозможные для парусников. Всего при Грейге были построены 5 и куплены 2 парохода. Если учесть, как трудно было получать средства на паровое судостроение М. П. Лазареву, можно представить, какие трудности приходилось преодолевать Грейгу.

A. C. Грейг разработал проект канонерских лодок для Дунайской флотилии, вооруженных тремя орудиями. Сам он отмечал такие преимущества проекта, как втрое большая артиллерийская мощь (три 24-фунтовые пушки вместо одной 18-фунтовой), возможность принять 30 человек в трюм и провизию на 60 человек; «опускные» мачты позволяли грести против ветра и двигаться скрытно в камышах. Пробная лодка была построена и испытана в 1820 году, после чего началась серийная постройка. Грейг предложил также вариант канонерской лодки, вооруженной тремя 24-фунтовыми каронадами в носу и пушкой того же калибра на корме. О канонерках конструкции Грейга один из моряков вспоминал:

«Эти канонерские лодки не представляли с виду картинку, но имели хороший ход, сильную артиллерию и большие выгоды в боевом отношении по несложности рангоута: две мачты, из которых передняя имела уклон наперед и вместе служила бушпритом. Мачты эти снимались в случае боя, и в то же время парусность на рейках, называемая „латынью“, свертывалась и опускалась на концах за борт. Следовательно, путаницы от вооружения не могло быть и вместе с тем осколков от ядра сравнительно бывало менее».

Грейг предложил использовать для Дунайской флотилии малые суда — иолы. Всего при нем было построено 40 канонерских лодок и 49 иолов.

По мере восстановления верфей появилась возможность строить современные крупные боевые единицы: линейные корабли и фрегаты. Грейг задумывал их с усиленной артиллерией, добиваясь высокого качества, чтобы дорогие корабли могли служить эффективно и долго.

Ранее построенные на Черном море по французским чертежам корабли и фрегаты обладали низкой остойчивостью, которая приводила к валкости и сложности использования артиллерии нижней батарейной палубы при качке. Малая прочность конструкции приводила к течи, авариям, а то и гибели кораблей. Грейг предпочел более совершенные английские образцы. Как теоретик кораблестроения, он предложил использовать созданный Ф. Чапманом и развитый им самим и К. Кнорре «параболический» метод проектирования. На основе этого метода были построены многие черноморские суда различных классов.

В Николаеве был заложен первый на Черном море 120-пушечный корабль «Варшава», который послужил прототипом для последующей серии кораблей типа «Двенадцать апостолов». Корабль проектировал Грейг. Современники отмечали, что это было лучшее творение адмирала:

«Последний, выстроенный при адмирале Грейге корабль, был трехдечный — „Варшава“; он построен по чертежу 120-пуш. английского корабля „Нептун“, но не имел его недостатков, над устранением которых Грейг сам трудился. Он дал „Варшаве“ параболическую подводную часть и большое водоизмещение, отчего корабль отлично ходил, был остойчив при самых неблагоприятных на море погодах и мог носить сильную артиллерию. Этот образцовый корабль общим мнением черноморцев признавался верхом познаний Грейга в корабельной архитектуре. До корабля „Варшава“ хотя и строились с такою подводною частью в Черноморском флоте военные суда, но они были не тех размеров. Трехдечных же кораблей в то время с подобными обводами ни у нас, ни в других флотах не существовало».

«Варшаву» спустили 6 ноября 1833 года, через месяц после отъезда адмирала в Санкт-Петербург. Качествами корабля восхищался уже преемник Грейга, М. П. Лазарев, которому довелось заниматься его вооружением. Отмечая, что корабль не уступит английскому, Лазарев писал о хорошей его остойчивости, управляемости и скорости, достигавшей 8 узлов:

«„Варшава“ ходит лучше всех кораблей… и смотрит во всех отношениях кораблем царским, каких на Балтике никогда не видывали, да и в Англии тоже…»

Уже в 1816–1817 годах был построен фрегат «Флора», первое на Черном море судно с диагональными креплениями по системе Сеппингса, значительно повышавшими прочность корпуса. Эту систему использовали и на последующих черноморских кораблях.

В 1822 году в Херсоне был спущен первый в России 60-пушечный фрегат «Штандарт»; почти все последующие построенные при Грейге фрегаты были того же ранга. Всего их выстроили семь. При недостатке средств на постройку кораблей фрегаты могли заменить их в линии и одновременно служить для крейсерской службы. Кроме того, их можно было строить быстрее, чем корабли. Современник Грейга писал:

«60-пушечные фрегаты „Тенедос“, „Эривань“ и „Архипелаг“ одинаковых размерений и чертежа заложены были в 1828 г., а в 1829 г. состояли уже в линии кораблей Черноморского флота; по величине своей и силе артиллерии мало в чем могли уступать 74-пушечным кораблям, каковы были тогда „Иоанн Златоуст“, „Пармен“ и „Пимен“, и поэтому во время турецкой войны 1828 и 1829 гг. именовались 60-пушечными кораблями».

Кроме того, строили транспорты для перевозки войск. Уже 29 июня 1817 года вице-адмирал рапортовал морскому министру:

«Сверх того, находящиеся здесь транспортные суда пришли в весьма худое положение, да и тех крайне недостаточно для предстоящих в них потребностей, и необходимо нужно поспешить постройкою потребного оных количеств».

Грейг предложил строить небольшие транспортные суда прибрежного плавания (тьялкшипы и бомшипы), в которых ощущался недостаток.

В составе флота не было бомбардирских кораблей для обстрела крепостей. По предложению Грейга в 1824 году такой корабль «Опыт» был перестроен из транспорта. Так как эксперимент оказался удачным, то при подготовке к русско-турецкой войне были перестроены из транспортов в бомбардирские корабли «Успех», «Соперник» и «Подобный».

Под руководством Грейга впервые в России была спроектирована морская паровая землечерпательная машина для очистки фарватеров; первую построили в 1820–1821 годах, вторую — в 1832 году. Буксировали землечерпалку пароходом. Благодаря очистке ингульского и очаковского фарватеров можно было отказаться от проводки кораблей на камелях и отправлять корабли из Николаевского адмиралтейства с полным парусным вооружением своим ходом, так же как и возвращать обратно для ремонта.

Меры, принятые Грейгом, позволили резко увеличить численность кораблей и судов. За первые двенадцать лет его работы, до начала русско-турецкой войны 1828–1829 годов, было построено 11 линейных кораблей, 4 фрегата, 17 различных меньших военных судов, 2 лоц-лодки, 29 различных транспортов, 3 парохода, 31 канонерская лодка, 19 иолов, 2 плавучие землечерпательные машины, 8 понтонов и шеланов, 19 судов куплено. В постройке находились: 3 корабля, фрегат, бригантина, флашхоут и 3 иола. Именно эти корабли и суда послужили основой Черноморского флота и Дунайской флотилии в годы русско-турецкой войны 1828–1829 годов. Всего же за время управления Грейга одно Николаевское адмиралтейство выпустило 125 боевых судов (не считая портовых) — в шесть раз больше, чем за предшествующие двадцать три года существования адмиралтейства.

Грейг не только увеличивал численность флота, но и добивался качества постройки. Приняв управление, он отметил, что установленный пятнадцатилетний срок службы почти ни одно судно не выдерживает; большинство ветшает после шести лет, после десяти уже непригодно. В первую очередь, с 1817 года, главный командир ввел в практику систему набора по методу Р. Сеппингса; используемые диагональные связи — ридерсы сделали корпус более прочным и устойчивым к воздействию волн и качки. Он возобновил обшивку корпусов медными листами для защиты от размножившегося морского червя. 26 ноября 1827 года флагман приказом ввел правила определения размеров деталей набора для судов различных рангов. Использование металлических книц, поперечных переборок и других усовершенствований, предложенных Грейгом, позволило увеличить срок службы кораблей до тимберовки одиннадцать — тринадцать, а с тимберовкой — до семнадцати лет; уже упомянутый корабль «Варшава» до тимберовки прослужил пятнадцать лет.

123
{"b":"228833","o":1}