ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Была отмечена деятельность Грейга по развитию сельского хозяйства и садов под Николаевом: его избрали членом Московского сельскохозяйственного общества.

A. C. Грейг скончался 18 января 1845 год а и похоронен на Смоленском кладбище Санкт-Петербурга. Его вклад в развитие Черноморского флота, Севастополя и Николаева, в проектирование и постройку кораблей разных классов, в создание первых пароходов и реорганизацию администрации, его деятельность в комитетах по совершенствованию флота, командование эскадрами в боевых действиях и подготовка моряков, научные достижения в разных областях знаний снискали адмиралу уважение не только Императоров, но и широкого круга россиян.

Биограф адмирала А. Асланбегов писал:

«Глубокие познания и светлый ум соединялись в нем с самою величайшею скромностью; любовь к наукам и стремление к знанию уступали только пламенному усердию к службе государственной; теплота сердца, возвышенность характера, непоколебимость принципов выработали в нем строгие правила к самому себе и другим и не позволяли ни в каком случае выйти из пределов деликатности. Заботы попечительного начальника сменялись настойчивыми преследованиями мыслей государственного мужа. Ясность предположений, строгая определительность, точность в действиях, единство плана, позволяли его подчиненным безошибочно идти по твердо избранному пути. Зависть, интриги ему были столь же чужды и несвойственны, как двуличие и искательство. Украшенный столькими достоинствами, он смело признавал их в других и умел ценить и воздавать должное заслугам и труду. Его прямой, открытый характер уничтожал всякое поползновение к фаворитизму; враг кастовых отличий, он всячески старался о сближении общества. Общежитие, радушие, гостеприимство оставляли неизгладимое воспоминание во всех тех, кто ими пользовался, а его прекрасная, спокойная, величавая наружность, соединенная с природной приветливостью, располагали к той интимной приятной беседе, к той отрадной сердечной свободе, которая устраняет всякое принуждение».

В Николаеве стараниями Грейга было создано кредитное общество, построена первая городская пристань и торговые ряды, начата морская торговля, положено начало благоустройству улиц (озеленению, устройству тротуаров), открыты училища и приют, построено немало красивых зданий. После смерти адмирала магистрат города постановил считать Грейга «вечным гражданином» Николаева. Жители поставили в 1873 году памятник адмиралу, выполненный по проекту М. О. Микешина известным скульптором A. M. Опекушиным. До наших дней этот памятник не сохранился. Но имя флотоводца осталось на географических картах: российские мореплаватели в его честь назвали открытые ими мыс Грейга в Бристольском заливе Берингова моря и остров Грейга в Тихом океане, в архипелаге Россиян.

Образец российского моряка

П. С. Нахимов

Павел Степанович Нахимов всю жизнь отдал флоту, который был для него и любовью, и семьей, и домом. Общеизвестна его победа в Синопском сражении. Но еще задолго до того моряк показывал пример другим как образцовый офицер, образцовый командир и флагман.

Ученик лазаревской школы

Павел Нахимов родился 23 июня (5 июля) 1802 года в селе Волочек Вяземского уезда Смоленской губернии (ныне село Нахимовское Андреевского района Смоленской области). Он был четвертым сыном майора Степана Михайловича Нахимова и его жены Феодосии. По преданию, дед будущего флотоводца, Михаил Мануйлович, в конце XVII — начале XVIII века переселился из Харьковской провинции, образовав смоленскую ветвь рода Нахимовых. Степан Нахимов служил в гвардии капитаном и ушел в отставку с чином майора; за ним было поместье со 136 душами крестьян в Вельском уезде Смоленской губернии. Небогатый помещик пятерых сыновей — Платона, Николая, Ивана, Павла и Сергея — отдал в Морской кадетский корпус. Все они стали моряками, Павел Степанович — адмиралом, а Сергей Степанович — вице-адмиралом.

Как то водилось в начале XVIII столетия, братья прошли домашнее обучение, умели читать и писать по-русски и по-французски, освоили арифметику. 23 апреля 1813 года в Морской кадетский корпус поступило от Ивана и Павла Нахимовых прошение принять их кадетами; 7 июля того же года прошение было представлено министру военных морских сил. Братья попали в список из 20 недорослей, для которых не оказалось мест, о чем директор корпуса вице-адмирал П. К. Карцов рапортом доложил министру маркизу И. И. де Траверсе. 11 августа по высочайшему повелению Иван и Павел Нахимовы были включены среди прочих кандидатами. Желающих было много. Лишь 24 июля 1815 года братьев Нахимовых зачислили кадетами. Тем же летом мальчики получили первую морскую практику: с 14 июня они были прикомандированы волонтерами на бриг Морского кадетского корпуса «Симеон и Анна» и два месяца находились в учебном плавании, сначала от Петербурга до Кронштадта, затем — в районе Котлина. Очевидно, братья хотя и не состояли в штате, но проходили курс морских наук и продемонстрировали достаточно знаний и умения, ибо в том же году их определили гардемаринами.

Морской кадетский корпус являлся одной из лучших возможностей неродовитым и небогатым дворянам выбиться в люди. Он был образован в 1752 году на основе реорганизации созданной Петром I Морской академии, в свою очередь происходившей от Навигацкой школы. Корпус, несмотря на военную муштру, давал неплохое образование молодым людям благодаря подбору преподавателей и хорошей библиотеке, а морская практика вырабатывала мужество и умение вести себя в трудных условиях. В 1816 году Павел Нахимов ходил в учебное плавание по Финскому заливу. С 13 мая по 17 сентября 1817 года он совершил более обширное плавание по Балтийскому морю на бриге «Феникс» с заходами в Роченсальм, Свеаборг, Ригу, Стокгольм, Карлскрону, Копенгаген, Ревель. Поход дал представление молодым морякам о российских, датских и шведских портах, которые в дальнейшем им предстояло посещать.

20 января 1818 года среди других гардемарин Нахимов успешно сдал экзамены по курсу наук, получил по всем предметам оценки «хорошо», «очень хорошо» или «весьма хорошо», став шестым в списке из 15 лучших воспитанников. А 9 февраля последовал приказ морского министра о производстве Павла Нахимова в мичманы; моряка назначили во 2-й флотский экипаж. Он был наименован по флотской традиции «Нахимов 1-й», да так и утвердился навечно в звании первого.

В 1818-м и 1819 годах Нахимов оставался на берегу, при экипаже. В 1820 году с 23 мая по 15 октября мичман на тендере «Янус» был в плавании до Красной Горки. На следующий год его назначили в 23-й флотский экипаж и направили по суше в Архангельск. В 1822 году моряк вернулся берегом в столицу и получил назначение в дальнее плавание.

13 марта 1822 года начальник Морского штаба предложил отправить фрегат «Крейсер» и шлюп «Ладога», чтобы доставить грузы в Петропавловск-Камчатский, Ново-Архангельск и охранять поселения и, промыслы Российско-американской компании. Командовал «Крейсером» и отрядом капитан 2-го ранга М. П. Лазарев. Будущий преобразователь Черноморского флота, уже отличившийся кругосветным плаванием и открытием Антарктиды, сам подбирал себе офицеров. Очевидно, во время постройки «Крейсера» в Архангельске Нахимов зарекомендовал себя так хорошо, что его специально вызвали с севера. Во всяком случае, аттестации начальников отрекомендовали его человеком отменно усердным к службе и знающим, благородного поведения. До сих пор не имел случая отличиться — такую возможность и представило плавание к берегам Америки.

Суда выступили из Кронштадта 17 августа 1822 года. После перехода по Балтике зашли в Копенгаген для пополнения запаса провизии и 17 сентября продолжили путь. М. П. Лазарев на «Крейсере», пользуясь преимуществом в скорости, отправился в Англию для подготовки припасов, назначив «Ладоге», которой командовал его брат, капитан-лейтенант А. П. Лазарев, встречу в Портсмуте. Однако неблагоприятные ветры позволили достигнуть цели лишь 4 октября; через три дня прибыла и «Ладога». В осеннем штормовом море экипажи получили неплохую практику. Закупив инструменты и исправив рангоут, отряд после установления попутного ветра 29 ноября отправился на запад. В общей сложности переход от Портсмута до Рио-де-Жанейро с заходом на остров Тенериф продолжался 52 дня. Далее направились на юго-восток. По пути в Атлантике безуспешно пытались найти указанный на карте остров Суда обогнули мыс Доброй Надежды и 18 мая 1823 года пришли в порт Дарвин вблизи Хобарта (остров Тасмания). Продолжив плавание 9 июня, суда миновали Новую Зеландию, постояли в июле на Таити и вскоре после выхода разошлись. «Крейсер» направился к Ново-Архангельску и прибыл 3 сентября.

134
{"b":"228833","o":1}