ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Завод обслуживал не только Балтийский флот. Высочайший указ вице-адмиралу П. И. Пущину от 30 июля 1787 года требовал отправки пушек для десяти кораблей Черноморского флота по запросу Потемкина. Пущину следовало изъясниться с Грейгом, «сколько можно уделить орудий для помянутого флота из отливаемых в Олонецкой губернии под смотрением шотландского мастера Гаскоина или же для выиграния времени не лучше ли выписать пушек из Англии…». Старания Грейга позволили ввести карронады на российские корабли одновременно с флотом Великобритании и ранее, чем на других флотах, и 25 августа 1790 года в журнале Адмиралтейств-коллегии отмечено, что к этому времени Александровский завод отлил 1166 пушек; из них на пробе разорвало 133 и в сражении в 1790 году треснуло дуло у 17. Из 527 карронских пушек, приобретенных с 1784 года, разорвало только две и потом из 503 — еще четыре. Следовательно, хотя качество литья Александровского завода еще не достигло английского, но уже выгодно отличалось от прежнего.

Адмирал понимал, что для снабжения всего флота одного артиллерийского завода мало, и внес свои предложения. 6 февраля 1786 года Императрица подписала следующий рескрипт:

«Представлении ваши о сооружении пушечнаго завода в Сестрорецке Мы приемлем за благо, и вследствие того желаем, чтобы вы согласилися с нашим генералом артиллерии Меллером о мерах к действительному исполнению всего того, что вы тут нужным почитаете. Впрочем, помянутый генерал Меллер имеет от Нас повеление делать вам в сем случае всякое пособие со стороны его и ему подчиненных».

В 1786 году предложение устанавливать на фрегаты вместо 16-фунтовых пушек 18-фунтовые карронады Адмиралтейств-коллегия отвергла, ибо возникли опасения за прочность корпусов фрегатов. Карронады начали ставить лишь на новые корабли.

По приказу Грейга на кораблях Балтийского флота, которые готовились в дальнее плавание на Средиземное море, запальные фитили заменили пушечными замками. Адмирал разработал новый тип картечи (жестяная трубка с плоскими или полусферическими дробинами в верхнем ряду) для морских 4-фунтовых пушек. Выпуск ее начали с 1789 года.

Много внимания флотоводец уделял санитарии на судах. В те времена дальние плавания, как правило, сопровождали многочисленные заболевания моряков из-за недоброкачественной пищи, портящейся воды, трудных условий, а также от антисанитарии. Когда эскадра Грейга в 1775 году зашла в Дувр за водой и провизией, английские газеты отмечали:

«Чистоплотность на борту кораблей является ясным доказательством того, как много жизней моряков она сохраняет, так как адмирал заявил, что в течение восьми месяцев ни один человек не умер из 3000 человек экипажей эскадры».

В 1781 году Грейг начал вводить вместо каменных камбузов более прочные чугунные. Весной 1786 года была опробована выписанная из Англии и успешно испытанная на корабле «Чесма» чугунная кухня с опреснительной установкой.

3 декабря 1782 года в ответ на запрос вице-президента Адмиралтейств-коллегии графа И. Г. Чернышева по поводу предложений врача А. Г. Бахерахта о содержании больных на борту корабля Грейг высказал мнение, вытекавшее из личного опыта: адмирал советовал избегать свиного мяса и рекомендовал в пищу треску, поддержал предложение врача об аптеках и лазаретах на кораблях, уходящих в плавание, рекомендовал на корабле поддерживать чистоту и окуривать дымом березовых дров помещения и койки, чтобы просушивать их и истреблять насекомых. Он одобрил список необходимых запасов для лазарета, подготовленный Бахерахтом, но предложил добавить к списку сахарный песок, корицу, анис и другие продукты, а также известные ему медикаменты. Адмирал понимал необходимость специалистов и отмечал:

«Впрочем, B.C.[3] довольно известно, сколь мы недостаточны в искусных людях для пользования больных; и правду сказать, на наше жалованье весьма будет трудно таковых найти».

Разумеется, адмирал не мог обойти стороной вопросы воспитания и обучения моряков. Получив поручение выработать общие правила для расчета численности команд на судах различных классов и разработать штаты, Грейг 17 февраля 1776 года подал Цесаревичу Павлу Петровичу рапорт с мнением о штатах на кораблях и высказал ряд мыслей, рожденных в результате размышлений над своим опытом. Он писал:

«Во всяком воинском предприятии ничто столь не нужно к получению желаемого успеха, как общее согласие и преданность между офицерами и людьми, находящимися под командой их; также чтоб и командующим иметь довольные сведения о разных качествах и искусствах своих офицеров и матросов. И тако нижайшее мое мнение то, чтоб все команды (как офицеры, так и матросы) столь мало разлучаемы были, как то род и потребность службы дозволяют; польза, происходящая от привязанности служителей, таким образом, к одному особому кораблю, весьма явная, ибо не токмо, что чрез то привыкнут к роду и качествам корабля на море, но такожде все старания, труды и попечения, прилагаемые ими к приведению корабля до желаемой степени исправности и совершенства, послужат к собственной чести и пользе…»

По его мнению, связь с кораблем должны были сохранять и корабельные специалисты (артиллеристы, штурманы), которых на зиму отправляли в отдельные команды. Особый подход к командному составу Грейг высказал в следующих строках:

«…ведаю я, что обыкновенно, весьма несправедливо защищая себя, кладут порок на негодность служителей во всем, что неисправно в чистоте, порядке или правлении корабля найдется, которую отговорку я генерально почитаю за знак худых командиров, а всякого офицера без побуждения и честолюбия считаю недостойным и неспособным к службе быть».

Одним из важнейших дел адмирал считал подготовку моряков. Даже в годы войны он находил время для обучения команд эволюциям, пушечным и ружейным экзерсициям. Грейг имел свое мнение и об обучении специалистов. 22 февраля 1782 года Адмиралтейств-коллегия рассмотрела письмо Грейга о совершенствовании подготовки штурманов в штурманской роте и постановила «…все сие что до учреждения училища и приведения в порядок штурманской роты принадлежит, то коллегия возлагает на главного в Кронштадте командира вице-адмирала Грейга, как и употребление отпускаемой суммы, надеясь, что он вследствие сего не преминет приложить к тому всевозможного старания».

На тех же основаниях, что и в Кронштадте, следовало организовать штурманские училища в Херсоне, Таганроге и Астрахани.

Грейг боролся с пьянством, решительно пресекая увлечение алкоголем. Для развлечения офицеров он в 1786 году организовал в Кронштадте первое в России Морское благородное собрание в виде клуба; закрыто оно было в 1788 году по случаю войны со Швецией.

Скорее всего, свой вклад Грейг внес и в подготовку первой кругосветной экспедиции, которую российские моряки должны были начать в 1788 году под командованием капитана Г. И. Муловского. Экспедицию отменили после начала войны со Швецией, в которой Грейгу опять предстояло отличиться.

Снова во главе Архипелагской эскадры

1787 год принес России очередное столкновение с Турцией. Война потребовала сосредоточения на юге значительных сил и средств. Екатерина II могла рассчитывать, что под общим руководством Г. А. Потемкина генералам и фельдмаршалам удастся не только защитить пределы Новороссии, но и нанести туркам решительный удар. Как и в предыдущей войне, предполагалось устроить поход Балтийского флота на Средиземное море, возбудить там восстание подвластных туркам христианских народов и освободить их от мусульманского правления.

Уже в конце 1787 года началась подготовка Средиземноморской эскадры С. К. Грейга. 20 октября 1787 года высочайший указ предписал вооружить 3 100-пушечных, 7 74-пушечных и 5 66-пушечных кораблей, 2 бомбардирских и 8 фрегатов, придав им 8 посыльных и необходимое число транспортных судов, снабдив их современной артиллерией и всем необходимым. С этого момента Архипелагская экспедиция стала основным предметом в переписке Императрицы и адмирала.

вернуться

3

Сокращение обращения «Ваше Сиятельство».

14
{"b":"228833","o":1}