ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вице-адмирал сохранил боевой дух. Вместе с донесением он направил Императрице 4 июля письмо, в котором писал:

«С нетерпением ожидаю от В. И. В. повеления об отправлении вице-адмирала Козлянинова. Я приемлю все средства, дабы быть в состоянии отмстить, и коль скоро запру проход к отступлению, немедленно учиню нападение, а между тем нужно, чтоб вице-адмирал Козлянинов занял пост ему предписанный, я же буду иметь тогда время обучать канонерские лодки, которые должны будут решить судьбу».

Замысел разгрома шведского армейского флота состоял в том, чтобы кораблями «Иоанн Богослов», «Америка», «Сисой Великий» с шебеками, фрегатами и канонерскими лодками под флагом Козлянинова преградить путь отхода шведам между островами Муссало и Кунисари; этой эскадре следовало выдержать атаку шведов на месте и переходить в наступление лишь при условии, что противник будет отступать. Основную роль в сражении принц, как и ранее, предоставлял канонерским лодкам. Турчанинов писал 3 июля об этом, просил прислать фрегаты, в том числе «Венус», и сообщал, что Козлянинов берется провести корабли шхерами от Гогланда, пользуясь картой, которую составил А. И. Нагаев.

В высочайшем рескрипте от 9 июля Нассау-Зигену сообщалось, что для заграждения пути к Ловизе, кроме 2 кораблей вице-адмирала Одинцова, из Кронштадта пойдут 1 линейный и 1 бомбардирский корабли, 2 фрегата, 2 катера, к которым следовало добавить часть гребных фрегатов, шебек, канонерских лодок под командованием штаб-офицера; адмирал В. Я. Чичагов должен был прислать катер, бомбардирский корабль и фрегат; общее командование было поручено вице-адмиралу И. А. Повалишину, а в случае его болезни — Т. Г. Козлянинову; последнего указ рекомендовал назначить командовать парусными судами гребной флотилии.

14 июля Нассау-Зиген сообщил участникам военного совета, что эскадра должна преградить путь шведам у островов Муссало и Кунисари. Кораблям В. Я. Чичагова предстояло отвлечь неприятеля диверсиями у Поркалаута и Барезунда, а войскам Салтыкова — с суши, тогда как принц намеревался идти прошлогодним путем. Совет постановил провести диверсию с суши и высадить десант на Кутсало-Мулим, чтобы обеспечить действия флотилии. Последней, по предложению принца, следовало атаковать канонерскими лодками, которые наступали в первой линии при поддержке плавучих батарей. Вторую линию составляли галеры. Парусникам следовало демонстрировать готовность перейти в наступление. После того как русские канонерские лодки вступят в бой, галерам следовало на буксируемых плотах доставить десант с артиллерией на остров Кутсало. Устроенные на острове батареи должны были быть в состоянии отразить неприятеля в его нападении калеными ядрами, тогда как часть гребных и парусных судов должна была перейти в наступление по всем проливам, а остальные парусники — поддерживать их. Военный совет постановил иметь сигналы для связи с армией.

Пока завершались приготовления, войну 3 августа прекратил Верельский договор. Императрица в честь мира наградила Нассау-Зигена золотой шпагой с бриллиантами и серебряным сервизом. Однако принц продолжал настаивать на отставке, и Императрица, ободряя его, писала 9 августа:

«Господин вице-адмирал принц Нассау-Зиген. Выраженное вами участие относительно восстановления мира, есть для меня новое доказательство известной мне искренней преданности вашей ко Мне и службе Моей».

16 декабря 1791 года Императрица произвела Нассау-Зигена в адмиралы с назначением главным начальником над гребным флотом. На время его отсутствия в 1791 году оставался старшим по гребной флотилии и заседал в Адмиралтейств-коллегии Т. Г. Козлянинов. 11 мая 1792 года Нассау-Зиген был уволен в заграничный отпуск с выплатой жалованья и столовых, причем для отъезда ему предоставили гребной фрегат. По возвращении, 7 ноября 1793 года принц вновь вступил в командование гребным флотом. Но служба его продолжалась недолго. 30 октября 1794 года, по вторичному прошению, адмирал был уволен от службы с полным содержанием. Нассау-Зиген поселился во Франции. Там он и скончался в 1808 году.

* * *

Биография К.-Г. Нассау-Зигена показывает, что решительность и храбрость при отсутствии необходимой осторожности приводит в важных предприятиях к несчастью. После первых побед, находясь на вершине славы, принц потерял чувство реального. Твердо сознавая неподготовленность атаки, он все же решился на нее лишь для того, чтобы приурочить победу к памятной дате. В итоге второе Роченсальмское сражение явилось одним из немногих поражений Российского флота за всю его историю и до Цусимы — наиболее кровопролитным.

Победы без лишней крови

В. Я. Чичагов

Первое российское плавание к Северному полюсу и первый для моряков орден Святого Георгия I степени, походы на Средиземное море, оборона Керченского пролива против турок, победы в Эландском, Ревельском, Выборгском сражениях вместились в полувековую службу В. Я. Чичагова. Деяния полярного исследователя, навигатора и флотоводца сделали адмирала по заслугам первым среди флагманов, он был награжден высшими орденами и пожалован землями, командовал Балтийским флотом. Однако читателю он известен значительно меньше, чем A. B. Суворов, Г. А. Потемкин и другие приближенные Екатерины II.

Молодые годы

Василий Яковлевич Чичагов родился в небогатой дворянской семье под Костромой 28 февраля (11 марта по новому стилю) 1726 года. Пожар Москвы 1812 года лишил род свидетельств его древности, и только с XVII века выстраивается генеалогическое древо семьи Чичаговых. Артемий Чичагов, состоявший на государственной службе и умерший в 1673 году, имел трех сыновей (Силу, Ивана и Гаврилу). У Гаврилы Артемьевича, умершего в 1731 году, были сыновья Петр и Матвей. У последнего, умершего в 1765 году, также было двое сыновей: Федор и Яков — отец В. Я. Чичагова.

По документам, сохранившимся в Государственном архиве Костромской области, можно установить, что в 1681 году за братьями Чичаговыми числились земельные владения, состоявшие в основном из пустошей. В. Я. Чичагов, унаследовав три десятка крестьян, в условиях малоплодородной зоны не мог прожить только на средства от поместья и все, что на склоне жизни он имел, приобрел в результате собственных трудов.

Мальчик рос, и встал вопрос о его дальнейшей учебе и судьбе. В XVIII столетии обучение дворянина проходило либо в гвардии, либо в привилегированных учебных заведениях Санкт-Петербурга. Непосильные для мелкопоместных дворян столичные расходы заставили избрать Навигацкую школу в Москве, сравнительно недалеко от Костромы. В школе арифметических и навигацких наук учился еще дед, Матвей Гаврилович. Брат деда, Петр Гаврилович Чичагов, также окончил Навигацкую школу и Морскую академию. Сразу после академии, в 1719 году он с военным отрядом производил съемку бассейна Иртыша, в 1721–1724 годах — Оби, в 1725–1730 годах — Енисея, в 1735–1736 годах — рек Самары и Яика; часть побережья Таймыра ныне именуется берегом Петра Чичагова.

Василий Чичагов стал учеником первого морского училища России, основанного Петром I в 1701 году. В 1715 году, после создания в Санкт-Петербурге Морской академии, школа потеряла прежнее значение единственной кузницы кадров для флота, но успешно продолжала действовать; ее двери были открыты для небогатых дворян и разночинцев. Выпускники в зависимости от происхождения и подготовки становились различными морскими специалистами, но только дворяне могли рассчитывать на продолжение образования в Морской академии и Гардемаринской роте.

Последовательное прохождение курса, с переводом из класса в класс после изучения предыдущего предмета, могло занять четыре года (если ученик проходил в год по два класса), но могло и затянуться для неспособных и нерадивых. Позднее адмирал вспоминал, что в большинстве учителя были люди невежественные и грубые, нередко они преподавали только тем, кто ублажал их деньгами и другими подношениями.

35
{"b":"228833","o":1}