ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сложившаяся в начале 80-х годов политическая ситуация позволила России урегулировать конфликт с Турцией, а в 1783 году присоединить Крым. Вступать в европейскую войну Императрица не собиралась, однако считала уместным посылать эскадры на Средиземное море, чтобы готовить моряков и приучать Европу к виду российского флага на морских и океанских путях; она рассчитывала также иметь здесь промежуточную базу для судов, переходящих с Балтики на Черное море.

Походы на Средиземное море начались уже с 1780 года. В эту кампанию эскадра контр-адмирала И. А. Борисова прошла на Средиземное море и зимовала; на следующий год ее сменила эскадра контр-адмирала Я. Ф. Сухотина. В 1782 году Средиземноморскую эскадру возглавил В. Я. Чичагов.

30 мая Адмиралтейств-коллегия приказала Чичагову принять командование эскадрами, одна из которых под флагом А. И. Круза должна была дойти до Ла-Манша, а вторую ему предстояло вести в Ливорно для защиты от пиратов российских и торговых судов дружественных стран.

Эскадру Чичагова составили корабли «Константин», «Давид», «Святослав», «Ианнуарий», «Победоносец», фрегаты «Патрикий» и «Слава». 15 июня из Кронштадта прибыл В. Я. Чичагов и поднял флаг. 16 июня на эскадрах Чичагова и Круза прошел депутатский смотр, 18 июня три корабля посетил И. Г. Чернышев, а 20 июня началось плавание. 30 июня суда эскадры вытянулись на Кронштадтский рейд.

На эскадре из Кронштадтского порта для практики уходили 81 гардемарин и один подмастерье. Адъютантом в плавание адмирал взял сына Павла. На борту флагманского корабля юный моряк страдал от морской болезни, и утешением ему были слова отца, что тот сам только в двадцать пять лет привык к морю.

Причин для морской болезни было немало. Вскоре после выхода из Кронштадта эскадра попала в жестокий шторм. 23 июня у Гогланда от юго-западного ветра и сильного волнения «Константин» обрубил якорные канаты, у «Победоносца», «Святослава» и других канаты были оборваны, часть судов потерпели повреждения в рангоуте и такелаже. В донесении 9 июля Чичагов отметил гнилость и сучки в некоторых деталях рангоута. 27 июня корабли «Благополучие» и «Твердый» эскадры А. И. Круза столкнулись, и последний пришлось отправить для ремонта к острову Сескар; он присоединился к эскадре 29 июня. На следующий день Чичагов рапортовал о столкновении и о том, что движется с эскадрой на запад под малыми парусами, встретил возвращающуюся со Средиземного моря эскадру Я. Ф. Сухотина и принял с нее якоря взамен потерянных и нескольких служителей.

1 июля эскадра прошла Дагерорд. Встречные ветры задержали движение, и только 12 июля с кораблей увидели Борнхольм, вечером приветствовали салютом крепость Христиансор, а в 9.00 13 июля эскадры прибыли к Копенгагену. За пять часов корабли Чичагова прошли на рейд; эскадра Круза из-за нехватки лоцманов зашла на следующий день. 27 июля соединенная эскадра пошла к Каттегату; 31 июля в 4 утра эскадра Круза и корабль «Победоносец» оказались на большом расстоянии, ночью в штиль еще более отдалились, и 1 августа эскадры потеряли друг друга из виду. После разделения эскадр Чичагов пошел в Английский канал, но крепкий противный ветер задерживал его; 20 августа, подойдя к банкам против Дувра, он не смог обойти их из-за узких проходов при встречном ветре и зашел в Диль, где стоял «Победоносец», оставленный Крузом.

После нескольких дней спокойного плавания у мыса Финистерре со 2-го по 7 сентября встретили крепкие ветры и штормы, которые рассеяли корабли и нанесли им повреждения. «Константин» лишился руля из-за сломанного румпеля и четырнадцать часов оставался в Бискайском заливе, славящемся бурной погодой, без управления; 4 сентября «Победоносец», «Ианнуарий», фрегат «Патрикий» в пасмурную погоду ночью отлучились, заправились водой в Кадиксе и самостоятельно прибыли в Ливорно.

На стоянке в Лисабоне случилось несчастье. Чичагов предоставил гардемаринам возможность побывать на берегу и осмотреть город. При возвращении шлюпки на «Константин» в нее врезалась португальская парусная лодка, хозяева которой не оказали помощи тонущим и бежали; в итоге семь гардемарин, подмастерье и два служителя погибли.

4 октября эскадра пошла в море и к началу ноября собралась на рейде Ливорно. Только в пути стало известно, что 28 июня 1782 года В. Я. Чичагова произвели в адмиралы и наградили орденом Святого Александра Невского.

Из Ливорно адмирал послал два корабля в Порто-Феррайо на острове Эльба для ремонта, а третий — в Неаполь с грузом железа, видимо с коммерческой целью. Нередко в те годы Императрица использовала военные корабли для развития торговли. Пока корабли в Ливорно отремонтировали, находилось время для учений и поездок офицеров по Италии. Адмирал жил с сыном в доме богатого негоцианта; так как он не мог надолго отлучаться и не рисковал отпускать сына, Павел Чичагов побывал только в ближайших городах. Сам В. Я. Чичагов во время длительной спокойной стоянки увлекся коллекционированием оружия и собрал целый арсенал.

Пребывание эскадры Чичагова на Средиземном море затянулось. 15 января 1783 года Высочайший указ предписал, кроме эскадры в Ливорно, снарядить 10 кораблей и 4 фрегата, да еще держать 5 кораблей, 4 фрегата и 50 галер для обороны Балтики. Смену эскадре Чичагова не отправили. В это время проходили переговоры о мире между враждующими государствами. Императрица не желала излишней демонстрации силы, но оставила эскадру на Средиземном море.

Спокойная стоянка редко прерывалась выходом на ремонт либо для конвоирования судов. Версальский мир осенью 1783 года завершил военные действия. Лига вооруженного нейтралитета стала ненужной. 19 февраля 1784 года Высочайший указ предписал Адмиралтейств-коллегии возвратить корабли Чичагова на Балтику. 12 мая эскадра вышла в море, охраняя судно «Херсон» купца Фалеева; так как судно не могло держаться с эскадрой, 18 мая севернее Корсики Чичагов послал фрегат «Патрикий» проводить «Херсон» до высоты мыса Сен-Винцент, что и было выполнено. 22 июля эскадра прибыла в Копенгаген, 25 июля подошел «Патрикий». Переход эскадры проходил благополучно, если не считать удара молнии 22 мая северо-восточнее Минорки, сломившего грот-брам-стеньгу, повредившего грот-стеньгу, грот-мачту и убившего матроса на марсе «Константина».

Тем временем политическая обстановка заставила принять меры предосторожности при переходе Балтийским морем. Высочайший указ от 8 июня 1784 года предписал направить эскадру вице-адмирала И. А. Борисова к Зунду, крейсировать у пролива, ожидая подхода Чичагова, и затем поступить в его распоряжение. 29 июля эскадра Борисова из 7 линейных, бомбардирского кораблей и фрегата прибыла в указанный район; 4–6 августа на Копенгагенском рейде собралась и эскадра контр-адмирала М. П. Фондезина из новопостроенных в Архангельске 3 кораблей и 2 фрегатов. 14 августа сводная эскадра Чичагова вышла из Зунда, присоединила корабли Борисова, 21 августа прибыла в Кронштадт и 28 августа втянулась в гавань. Поврежденный крепким ветром корабль № 1 17 августа зашел в Ревель.

В рапорте адмирала о прибытии из 243 больных 104 было указано на эскадре Борисова, 98 — на Архангельской и лишь 41 — на Средиземноморской. Очевидно, Чичагов заботился, чтобы команды были здоровы и боеспособны.

2 сентября Адмиралтейств-коллегия назначила адмирала В. Я. Чичагова и вице-адмирала И. А. Борисова присутствовать в заседаниях коллегии, причем Чичагову было поручено командование 2-й флотской дивизией вместо С. К. Грейга; последний оставался главным командиром Кронштадтского порта и числился в той же дивизии. Служба адмирала в 1785–1787 годах не отмечена особыми событиями.

Однако судьба готовила ему новые испытания и славу.

От Гогланда до Эланда

Разгоралась русско-турецкая война 1787–1791 годов. В конце 1787 года началась подготовка очередной Средиземноморской эскадры С. К. Грейга для диверсии в тылу турок. Но шведский король Густав III воспользовался отвлечением русских сил на юг и решил вернуть земли, потерянные Швецией в первой половине столетия. Екатерина II старалась не дать повода для конфликта и, как мы писали, рассчитывала на благоразумие своего кузена. Однако король пошел на прямую агрессию. Он перевез войска в Финляндию, осадил крепость Нейшлот; шведский флот захватил два российских фрегата, совершавших плавание с кадетами в Финском заливе. Из Финляндии Густав III послал ультиматум, сделавший войну неминуемой.

41
{"b":"228833","o":1}