ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Настроения в столице переходили от тревоги к восторгам. 23 июня беспокойство вызвало сообщение, что в ходе прорыва пять судов взорвано: лишь на следующий день рапорт Повалишина разъяснил, что взорваны шведские корабли, а Чичагов и Круз преследуют уцелевшую часть неприятельского флота. 26 июня П. В. Чичагов привез донесение, из которого стали ясны масштабы поражения шведов; Императрица на радостях наградила П. В. Чичагова чином капитана 1-го ранга, золотой шпагой с надписью «за храбрость» и тысячей червонцев, а адмирал В. Я. Чичагов первым из моряков был удостоен ордена Святого Георгия I степени и пожалован 2417 душами крестьян в Могилевской губернии. Награды получили также другие адмиралы и офицеры флота.

Вскоре после Выборгского сражения вину за неполный разгром шведов досужие языки возложили на В. Я. Чичагова. Офицеры отряда Повалишина считали, что адмирал промедлил с помощью, когда пять кораблей дрались против всего неприятельского флота. И Салтыков, и Нассау-Зиген порицали его за оплошности; последний со слов пленного шведа утверждал, что при наличии батареи на Крюсерорте ни один из шведских кораблей не ушел бы. Нам уже известно, как сам Салтыков высказывался о бесполезности батареи на Крюсерорте. Следует более тщательно разобрать события и дать им оценку, чтобы освободить имя В. Я. Чичагова от подобных инсинуаций.

Если внимательно посмотреть на карту Выборгского залива, отчетливо видна полоса мелководья шириной до километра у мыса Крюсерорт; следовательно, корабли со значительной осадкой вряд ли могли подойти ближе к берегу и соответственно оказаться в сфере эффективного огня артиллерии. Береговые батареи в лучшем случае могли действовать только против малых и гребных судов, а для борьбы с ними предназначался галерный флот Нассау-Зигена. Принц, не согласовав действий с Чичаговым, не сообщив ему о наступлении и не организовав захвата оставшихся в море без защиты шведских судов, и был основным виновником неполной победы.

Почему же Чичагов задержался с помощью Повалишину и выходом в море? Речь уже шла о том, что адмирал ожидал, пока не определится действительное направление прорыва. Свою роль, видимо, сыграли и отвлекающие действия шведов против Лежнева. Но главное, чтобы пройти к Повалишину, русским кораблям следовало идти при неблагоприятном ветре. Ночью дул N ветер, с трех часов NO, затем ONO, попутный прорывавшимся шведам, но не русским.

Выйдя в море с кордебаталией в числе последних, уже вскоре корабль адмирала оказался среди передовых.

* * *

Казалось, силы Густава III окончательно подорваны и война завершается. Однако 28 июня Нассау-Зиген предпринял неподготовленное наступление на шведский гребной флот у Роченсальма и потерпел поражение. Корабельный флот в июле продолжал выполнять главным образом блокадные функции. Главные силы Чичагова стояли между Наргеном и Вульфом, по очереди посылая эскадры в Ревель, а под Свеаборгом оставался крейсерский отряд. Адмирал готовил помощь для совместной операции по разгрому шведского флота в Роченсальме, но из-за несогласованности действий Нассау-Зигена и Салтыкова операция не состоялась до конца войны.

Командующий Балтийским флотом

Верельский мир облегчил положение России и позволил ограничиться борьбой на юге. Однако в планы британского правительства не входили ни примирение Екатерины II с Густавом III, ни ее победа над Турцией и свободный выход Российского флота в Средиземное море. Не преуспев в создании коалиции европейских держав, британский премьер-министр Питт подготовил ультиматум Екатерине II и решил послать флот в Балтийское и Черное моря. В этих условиях, несмотря на продолжающуюся войну с Турцией, в 1791 году потребовалось создать западную армию под командованием Г. А. Потемкина, а на море предполагалось вооружить 32 линейных корабля, в том числе 8 100-пушечных.

Чичагов, проследив за подготовкой Кронштадтской эскадры, выехал в Ревель. 12 мая 1791 года он побывал на кораблях, в том числе флагманском «Ростиславе», и вернулся на берег. Перед возвращением в столицу адмирал 13 мая отправил Ревельскую эскадру в Кронштадт, а сам занялся подготовкой Ревеля к обороне. 28 июня адмирал доносил, что Балтийский флот из 32 линейных, 3 бомбардирских кораблей, 9 фрегатов, 2 прамов стоит частью на Кронштадтском рейде, частью у Толбухина маяка. Российский флот прикрыл подступы к столице, не выходя за пределы Финского залива и не давая предлога обвинить Россию в агрессивности.

Отказ Англии от экспедиции в Балтийское море и успех переговоров с Густавом III, завершившихся 8 октября подписанием Дротингольмского союзного договора, в значительной мере можно объяснить демонстрацией силы Российского флота. Когда выяснилось, что война не состоится и сохранение вооруженной силы может быть неправильно истолковано, Императрица направила В. Я. Чичагову указ распределить эскадры в Ревель и Кронштадт и тотчас разоружить; Екатерина II выражала благоволение адмиралу и его подчиненным за быстроту, с которой флот был подготовлен.

Императрица не забывала отметить заслуги адмирала. 4 марта 1792 года она пожаловала ему герб за удачные действия против шведов под Выборгом 22 июня 1790 года. Герб был разделен на четыре поля и изображал: на золотом поле вылетающего черного двуглавого орла с двумя коронами, на голубом поле золотой вооруженный корабль с адмиральским флагом, на таком же поле серебряного плавающего кита и на серебряном поле крестообразно положенные руль и якорь в лавровом венке.

23 ноября 1792 года Императрица подписала указ о снаряжении в кампании 1793 года 15 кораблей и 6 фрегатов; но уже 23 декабря было указано готовить дополнительно 10 линейных кораблей, 2 фрегата, а также гребную флотилию (7 фрегатов, 10 плавучих батарей, 50 канонерских лодок) с необходимым числом транспортных и малых судов. Причиной тому могла послужить подготовка ко второму разделу Польши, и российское правительство ожидало, что Англия, Швеция и другие страны выступят на стороне поляков. Но опасения оказались напрасными.

После казни Людовика XVI в 1793 году оформилась вторая антифранцузская коалиция в составе Англии, Австрии, России, Пруссии, Испании, Голландии, Неаполя, Сардинии, Гессен-Касселя. Швеция и Дания не присоединились к союзу, поэтому в 1793 году готовилась демонстрация морских сил с целью не допустить торговли нейтральных государств с Францией. 8–11 мая суда Кронштадтской эскадры вышли на рейд, 5 июня под флагом А. И. Круза отправились в море и 9 июня прибыли к Ревелю, где присоединили местную эскадру. 15 июня на «Ростиславе» подняли флаг адмирала Чичагова. Простояв несколько дней между Наргеном и Вульфом, флот 30 июня пошел в плавание. 13 июля эскадра Круза направилась крейсировать в Немецком море и вернулась через месяц к флоту, ходившему у Борнхольма.

В кампании 1794 года флот ограничивался боевой подготовкой. События в Польше не позволили России серьезно участвовать в действиях коалиции против Франции. Однако одним присутствием флот во главе с Чичаговым служил аргументом силы. 6 июня адмирал рапортовал Императрице, что соединенный флот из 18 кораблей с госпитальным, 4 фрегатов и 6 катеров стоит в Ревеле; из них 2 фрегата и 2 катера в плавании по Финскому заливу. 12 июня он поднял флаг на «Ростиславе», которым теперь командовал Василий Чичагов; Павел Чичагов командовал в эскадре кораблем «София Магдалина». 20 июня флот пошел в море, остановился на якорной стоянке восточнее Наргена, высылая один за другим отряды в четыре-пять кораблей и фрегатов для учебного плавания, и в сентябре вернулся к портам.

Раздел Польши отвлек членов коалиции от революционной Франции, что позволило ей укрепиться. В 1794 году французские войска освободили территорию своей страны и двинулись за ее рубежи. Под их ударами из войны вышли Голландия, Испания, Пруссия и другие германские государства. Военные действия распространялись все шире, и в 1795 году был заключен новый союз России с Англией и Австрией. Еще раньше по союзному оборонительному договору с Англией содействие англичанам оказал Российский флот. Была сформирована и отправлена эскадра вице-адмирала П. И. Ханыкова в составе 12 кораблей и 8 фрегатов; предписано было вооружить в Кронштадте и Ревеле 15–18 кораблей с соответствующим числом фрегатов и других судов, привести в готовность гребную флотилию в Роченсальме.

51
{"b":"228833","o":1}