ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Тем временем рождались замыслы перенесения войны на территорию Швеции. В рескрипте от 26 августа главнокомандующему войсками в Финляндии В. П. Мусину-Пушкину была поставлена задача развивать наступление; корабельному флоту следовало поддерживать действия армии и галерного флота, пресекая сообщения Финляндии со Швецией и не допуская бегства неприятельских войск. Рескрипт также гласил:

«…Эскадра резервная, способствуемая той, что для Березунда и Гангута отделяется, употребит все силы свои на затруднение плавания к Свеаборгу и при сближении галерного флота, пресечет и совсем вход нейтральных судов к тамошней гавани, учиня ее блокированною и поставляя ее в такое положение, чтобы по взятии нами Гельсингфорса, она со всеми своими укреплениями упасть может без большой нашей потери».

Итак, не располагавшему шхерными судами Крузу предстояло контролировать коммуникации, в том числе прибрежные фарватеры. Натянутые отношения с Нассау-Зигеном не способствовали взаимодействию, тем более что принц сосредоточил свои усилия на поддержке армии и добивался активного содействия Мусина-Пушкина в организации решительного наступления. Екатерина II, не установив единого командования и сохраняя руководство войной, могла ликвидировать трения между начальниками только посылкой доверенных лиц. 26 августа она писала находившемуся при Нассау-Зигене П. И. Турчанинову об активизации действий галерного флота во взаимодействии с другими силами. В собственноручной записке она прибавляла:

«Христа ради прилагай старания, чтобы всех согласить, дабы воспользовались [возможностью] наносить неприятелю наивящие удары в недрах его, чем окажешь общему делу сущую услугу».

Но согласовать действия пылкого Нассау-Зигена с осторожностью медлительного Мусина-Пушкина не удалось, и кампания на суше не была завершена с таким успехом, как на море; война продолжалась и в следующем году.

28 августа Круз получил инструкцию адмирала В. Я. Чичагова по борьбе с набегами шведских гребных судов у Поркалаута. 31 августа вице-адмирал вернулся на рейд Ревеля, где к 6 сентября собрались 5 кораблей, 2 фрегата (не считая брандвахтенного), 2 катера и бомбардирский корабль; шестой корабль, «Вышеслав», лавировал в море. В сентябре эскадра Круза то стояла на рейде, то выходила между островами Вульф и Нарген, посылая корабли по очереди в крейсерство.

Так как прежний состав резервной эскадры распался и ее задачи фактически изменились, 10 сентября В. Я. Чичагов в рапорте Адмиралтейств-коллегии сообщил о разделении флота на три части: главные силы из 23 кораблей, 6 фрегатов, 2 катеров, госпитального судна под флагом самого адмирала в Балтийском море; резервную эскадру А. И. Круза из 7 линейных и 2 бомбардирских кораблей, 3 фрегатов, 2 катеров, к которым следовало добавить 2 шебеки и 2 катера; по-прежнему остававшийся под командованием А. И. Круза отряд Д. Тревенена из 4 кораблей, 3 фрегатов, 2 катеров, 2 новопостроенных судов.

Именно последнему отряду пришлось столкнуться с наиболее серьезным на тот момент противником — шведским армейским флотом, для которого финляндские шхеры были родным домом. 10 сентября Круз получил донесение Тревенена о занятии его эскадрой Березунда. Донесение об успехе было благосклонно принято в столице.

Шведы не смирились с потерей поста. 19 сентября они атаковали и взяли русские батареи у Березунда, однако огонь кораблей заставил их отступить. Охрана поста продолжалась, несмотря на осень. Кампания на море кончалась — 10 октября В Я. Чичагов доносил Адмиралтейств-коллегии, что в первую очередь с попутным ветром в Кронштадт пойдет резервная эскадра, за ней — легкая эскадра Тревенена, далее — часть главных сил, оставив на зимовку в Ревеле 10 линейных и 2 бомбардирских корабля, 5 фрегатов, 6 катеров, госпитальное судно и 2 брандера. 11 октября флот Чичагова прибыл на Ревельский рейд, а уже 12 октября резервная эскадра пошла в море и 17 октября втягивалась в гавань Кронштадта. Не так благополучно прошло плавание Тревенена: при возвращении в Ревель его эскадра 14 октября стала на мель, причем корабль «Родислав» погиб. При возвращении потери понесла и эскадра Т. Г. Козлянинова. Для разбора этих катастроф была создана комиссия военного суда, а презусом суда назначили А. И. Круза.

Кампанию в Санкт-Петербурге признавали успешной, но не завершенной, ибо противник сохранил большинство своих сил на суше и на море. Впереди была кампания 1790 года, в которой А. И. Крузу предстояло достичь вершины славы.

У берегов Сескара

Весной 1790 года король Густав III, несмотря на две предшествовавшие неудачные кампании, решил взять реванш и, отвлекая русские войска наступлением в Финляндии, высадить десант под Ораниенбаумом. Он намеревался, угрожая Санкт-Петербургу, принудить Екатерину II к территориальным уступкам. Флоту следовало выйти в море как можно раньше, разбить по очереди русские эскадры, стоявшие в Ревеле и Кронштадте, и обеспечить высадку. Однако шведы в марте ограничились набегом на Балтийский порт; только в апреле они завершили приготовления, но в Ревельском сражении 2 (13) мая получили такой отпор от вдвое меньшей эскадры адмирала В. Я. Чичагова, что повторить атаку не решились.

Сам король руководил действиями гребного флота. Атаковав гребную флотилию под Фридрихсгамом, он добился победы, но отказался от взятия крепости, к которой подтянулись русские войска, и направился к Выборгскому заливу, намереваясь угрожать Санкт-Петербургу. Флот он вызвал для прикрытия движения гребных судов с войсками.

В Санкт-Петербурге сведения о движении шведского армейского флота вызвали большую тревогу, ибо войск в столице почти не было. Льды у Кронштадта растаяли, и открывался путь к крепости. Принятый ранее план кампании, предусматривавший соединение главных сил Кронштадтской и Ревельской эскадр под флагом адмирала Чичагова и выделение резервной эскадры вице-адмирала Круза для поддержки гребных судов, становился нереальным. Галерная флотилия не была готова. С другой стороны, соединению с Чичаговым могло предшествовать сражение с превосходящим шведским флотом. В этих условиях следовало держать силы объединенными, и командовать ими определили А. И. Круза, наиболее опытного в боевых действиях из наличных адмиралов.

7 мая Екатерина II подписала указ о назначении Круза командующим Кронштадтской эскадрой. Так как появление 28 трехмачтовых кораблей и Ревельское сражение изменили ситуацию, вице-адмиралу было поручено со всеми боеспособными кораблями выйти в море, найти неприятеля, атаковать его и стараться достигнуть победы. Ему следовало оповестить о своем приближении Чичагова, а когда шведы укроются в Свеаборге, соединиться с Ревельской эскадрой и поступить под командование адмирала. После этого главным силам предстояло блокировать шведский флот, а резервной эскадре — отправиться к мысу Гангут с целью препятствовать подходу подкреплений из Карлскроны, затруднять перевозку припасов в Свеаборг, нападать на ближайшие берега и острова; для этого резервную эскадру усилили канонерскими лодками из Ревеля и пехотой. Дополнительной задачей Круза являлось прикрытие перехода галерного флота к Выборгу. 8 мая Императрица направила Крузу указ о мерах, принятых для его связи с Чичаговым.

Новый план кампании, составленный Адмиралтейств-коллегией, не учитывал, как и прежний, возможность решительных действий шведов, хотя и было известно, что у противника сил было больше, чем у Круза. Тем не менее высочайше одобренные планы следовало выполнять неукоснительно.

Первоначально Круз организовал разведку. В день получения указа он направил фрегат «Мстиславец» с целью крейсировать у Березовых островов, наблюдая движение неприятельских судов и сообщая о них в Кронштадт. Морякам следовало опрашивать шкиперов проходящих судов о противнике, а при возможности и атаковывать шведов. Главные силы 8 мая еще стояли на рейде Кронштадта и готовились через шесть дней двинуться на соединение с Чичаговым. 12 мая Круз с 17 кораблями, 4 фрегатами, 2 катерами вышел из Кронштадта. Противные ветры задержали его у Красной Горки, где эскадра занималась артиллерийскими и парусными учениями. Во всеподданнейшем донесении от 17 мая вице-адмирал, сообщая о своем положении и появлении у Гогланда 40 шведских кораблей, в том числе 22 линейных, просил выслать в его распоряжение 8 гребных фрегатов, только что вступивших в строй и стоявших у Кронштадта.

65
{"b":"228833","o":1}