ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Эти краткие справки из «Общего морского списка», да еще с некоторыми ошибками, способны служить лишь канвой для биографии, но никак не могут передать те детали, которые и составляют жизнь человеческую. Вот более подробные сведения о первом дальнем походе моряка в качестве командира фрегата — властителя судеб сотен моряков.

Фрегат «Святой Павел», построенный в Архангельске, должен был войти в состав Балтийского флота. 31 января 1773 года Адмиралтейств-коллегия постановила командиром строящегося фрегата № 2 направить в Архангельск Лариона Повалишина. К лету фрегат был готов. Отрядом из фрегатов № 1, 2, 3 командовал капитан 1-го ранга С. Жемчужников. 20 июня вышедшим за Двинский бар (отмель) судам был проведен депутатский смотр; 4 июля фрегаты отряда снялись с якоря и 8 сентября достигли Кронштадта. Уже 9 сентября Адмиралтейств-коллегия постановила ввести суда в гавань и два из них, под командою капитан-лейтенантов Повалишина и Елшина, подготовить к новому походу.

Продолжалась русско-турецкая война. На Балтике снаряжали эскадру контр-адмирала С. К. Грейга для подкрепления морским силам в Архипелаге на Средиземном море. Фрегаты № 2 «Святой Павел» и № 3 «Наталия» вошли в ее состав. 26 сентября 1773 года «Святой Павел» вышел на рейд Кронштадта, а 21 октября эскадра из кораблей «Исидор», «Дмитрий Донской», фрегатов «Святой Павел» и «Наталия» отправилась в Архипелаг. По пути у острова Нарген (Найссар) присоединились корабли «Святой Александр Невский» и «Мироносиц», которые были вооружены в Ревеле. 20 ноября эскадра прибыла на Копенгагенский рейд, где присоединились 6 транспортных судов, 25 ноября продолжила плавание, 6 декабря пришла в Портсмут и оставалась до конца года на ремонте. Задержанные противным ветром, суда снялись только 18 января 1774 года, 30 января миновали Гибралтар и 11 февраля достигли Ливорно. 15 мая присоединился фрегат «Наталия», задержанный ремонтом в Англии.

Несколько месяцев эскадра стояла в итальянском порту. Тем временем война завершилась. 10 августа эскадра оставила Ливорно, направилась в Архипелаг и 6 сентября соединилась с Архипелагской эскадрой на рейде порта Ауза. Вернулась она в Ливорно 15 ноября. Повалишин совершил отдельное плавание. 15 октября «Святой Павел» вышел в море и 15 ноября прибыл в Ливорно. Моряки готовились к обратному плаванию на родину. Однако до отплытия следовало выполнить особое поручение Императрицы — похитить и доставить в Россию претендентку на престол, впоследствии названную княжной Таракановой. 12 февраля в судовом журнале флагманского корабля «Исидор» были зафиксированы этапы прибытия на борт самозванки и ареста ее и свиты:

«12 февраля ½ 5 часа прибыл на корабль „Исидор“ Е.С. граф Алексей Григорьевич Орлов и с ним дама 1, и при ней служанка 1, господа Михайло Домонский, Ян Черновский, при оных слуг 5, и для прибытия выпалено с каждого судна из 13 пушек. По сигналу корабль „Александр Невский“ стал производить пушечную экзерсицию пальбою, выпалено из 70 пушек. По приказанию Е.С. привезены были с корабля „Мироносиц“ егери, и как оными, так и гвардиею начали производить ружейную экзерсицию с пальбою. В 6 часов отбыл с корабля „Исидор“ Е.С. в Ливорно, и по приказанию его, прибывшие с ним означенные персоны и их прислуги взяты за арест. 13 февраля отправлены с корабля „Исидор“ на корабль „Мироносиц“ г. Михаил Домонский, с ним слуг 2, на корабль „Невский“ — г. Ян Черновский, с ним слуг 2, на корабль „Всеволод“ слуга 1».

14 февраля эскадра из 5 кораблей и фрегата снялась с якоря, 11 мая была у Красной Горки, 24 мая достигла Кронштадтского рейда и 29 мая, после сдачи арестованных, втянулась в гавань.

Повалишину не довелось отличиться в боевых действиях либо даже участвовать в них. Но практика дальнего похода Архангельск — Кронштадт — Средиземное море — Кронштадт послужила для него хорошей школой командирского мастерства. Он мог немалому поучиться и у флагмана, С. К. Грейга, ветерана Архипелагской экспедиции.

В 1776–1777 годах И. А. Повалишин состоял при Санкт-петербургской адмиралтейской конторе. 27 апреля 1777 года Адмиралтейств-коллегия приказала среди прочих произвести его в капитаны 2-го ранга. Летом мы видим моряка командиром нового корабля «Ингерманланд» в эскадре вице-адмирала В. Я. Чичагова. 8 июня эскадра вышла на рейд, а ее место в Кронштадтской гавани заняли суда, прибывшие из Ревеля. До 29 июля Чичагов занимался обучением команд у Красной Горки. 30 июля «Ингерманланд» с другими кораблями пошел на зимовку к Ревелю, прибыл на рейд 2 августа. 14 августа эскадра уже была в гавани.

В следующем, 1778 году Ларион Повалишин вновь на мостике «Ингерманланда», теперь в ревельской эскадре бригадира Коняева из пяти кораблей, фрегата и пакетбота. 30 июля эскадра вышла в море, летом проводила учения между Суропом и Наргеном. 4 августа при лавировании «Ингерманланд» сошелся с кораблем «Борис и Глеб». У первого сломало фок-рей и фор-брам-стеньгу, второй лишился крюйс-брам-стеньги и была повреждена галерея с правой стороны. «Ингерманланд» ушел на ремонт в Ревель и вернулся 11 августа. А 13 августа эскадра снялась, 19 августа прибыла в Кронштадт и 29 августа уже вошла в гавань.

Высочайший указ от 1 января 1779 года повелевал на имеющиеся во флоте вакансии капитана 1-го ранга среди других офицеров определить и Лариона Повалишина. Недолго в 1779 году он был асессором в генеральной комиссии по поверке сумм казначейской экспедиции. И вновь капитана ждало море. В 1780 году командиром корабля «Ингерманланд» с эскадрой бригадира А. И. Круза он крейсировал в Северном море, доходя до Доггер-банки. Эскадра вышла 11 июня, вернулась 8 октября и 17 октября втянулась в гавань. Почти на месяц пришлось задержаться в Христианштадтском заливе, чтобы в палатках на берегу подлечить больных.

Следующим летом в эскадре контр-адмирала Я. Ф. Сухотина Повалишин привел корабль «Память Евстафия» на Средиземное море. Плавание эскадры мало отличалось от других походов русских кораблей того времени для охраны нейтрального судоходства. 10 мая 1781 года эскадра вытянулась на рейд Кронштадта, 25 мая снялась, 23 июня была на Эльсинорском рейде, 26 июня — в Каттегате, 8 июля принимала лоцмана, с которым прошла Ла-Манш; 29 июля миновали Гибралтар и 15 августа достигли Ливорно. Оттуда поврежденные суда ходили на ремонт в порт Феррайо. Переход оказался нелегким. К 10 декабря 28 человек умерло, а в лазарете на берегу состояло 111 человек. До 2 марта 1782 года эскадра оставалась в Ливорно, а затем направилась к своим берегам. 6 мая прошли Гибралтар. 1 июня вошли в Ла-Манш. Корабль «Память Евстафия» был послан вперед за лоцманами в Дувр. 3 июня корабли эскадры приняли лоцманов и пошли далее; корабль Повалишина задержался на Дильском рейде и присоединился к эскадре у Дернеуса 10 июня. 12 июня эскадра пришла в Копенгаген, 23 июня продолжила путь, 27 июня встретила у острова Сомерс эскадру вице-адмирала В. Я. Чичагова, которая шла на смену в Ливорно, и передала якоря с канатами. 2 июля эскадра Сухотина прибыла на Кронштадтский рейд. А 3 июля эскадру почтила посещением сама Императрица; ее яхту «Екатерина» приветствовали залпами с кораблей и батарей. 7 июля Сухотин спустил свой флаг, а на «Памяти Евстафия» подняли брейд-вымпел. Это означало, что Повалишин принял командование эскадрой. Начиналась подготовка будущего флагмана.

28 июня 1782 года указом Адмиралтейств-коллегии Лариона Повалишина произвели в капитаны бригадирского ранга. Ввиду малого числа адмиральских вакансий нередко командование отрядами кораблей доверяли капитанам бригадирского и генерал-майорского рангов, а потом из последнего чина по баллотировке при наличии вакансии перечисляли в контр-адмиралы. Так произошло и с Повалишиным. 24 ноября 1783 года его произвели в капитаны генерал-майорского ранга, 1 января 1784 года он стал контр-адмиралом. Высочайший указ от 1 января гласил: «Всемилостивейше повелеваем флота капитана генерал-майорского ранга Лариона Повалишина переименовать в контр-адмиралы». Но до того моряк в 1783 году привел из Архангельска в Кронштадт корабль «Болеслав».

73
{"b":"228833","o":1}