ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Хорошо, мистер Франк, но вы должны извинить меня - мне нужно успеть еще на одну встречу. Позвольте мне оставить здесь мой портфель. Я вернусь через полчаса.

Выйдя из отеля, я подозвал к себе стоящего на страже человека в ботинках и сказал ему командным голосом:

- Быстро найдите такси!

Немец, как собака, всегда узнает голос настоящего офицера.

Меньше чем через минуту появилось такси, и я отправился прямо к Конраду Гейдену.

- Уезжай первым же поездом, - сказал он. - Я сам поеду к мистеру Франку, извинюсь за тебя и заберу твой портфель. Это будет выглядеть очень забавно.

В поезде я задумался над словами Франка. В Германии, по его словам, скоро будет резня.

Он, по-видимому, был совершенно уверен, что я не вернусь. В противном случае он не был бы так откровенен.

Но даже после кровавых событий 30 июня, когда его пророчество сбылось, мистер Франк без тени смущения явился ко мне в Праху.

- Мой дорогой друг, вы ужасно подвели меня. Мой патрон никогда мне этого не простит. Вы должны загладить свою вину. Отправимся к нему, мой личный самолет ждет вас

Я громко рассмеялся.

- Франк, - сказал я, - вы считаете меня идиотом.

- Вы не правы, - ответил он. - Если вы не верите мне, возьмите в качестве пилота вашего верного друга Мара.

Map, настоящее имя которого было Адам, был сыном богатого еврейского торговца из Берлина. Но, несмотря на подобные гарантии, я нашел предлог ненадолго отложить наш полет.

Как только Франк ушел от меня, я позвонил начальнику политического отдела Бенде.

- Послушайте, Бенда, - сказал я. - Человек, о котором я вам говорил, сейчас в Праге, в отеле «Шрубек».

Адам, он же Map, во время этого разговора стоял возле меня, но, как только я положил трубку, я заметил, что он быстро вышел из комнаты.

В результате к тому моменту, когда полиция достигла отеля «Шрубек», Франк исчез. Мой «верный» Адам и секретарь мистера Франка были все же арестованы. Через несколько недель они во всем признались.

Франк был сотрудником берлинского гестапо и вел дело «Черного фронта». После неудачи с похищением в Саарбрюкене (как оказалось, похищение было назначено на четыре часа того самого дня), он завербовал двух моих коллег - Грикша (настоящая фамилия которого - Гильдебранд) и Мара (то есть моего «верного» Адама). Первому пообещали много денег, а второму - «ариизацию».

После нескольких лет тюрьмы предатель Адам был освобожден, и я никогда его больше не видел. Но я знаю, что он продолжает делать свое грязное дело. Год назад его видели в Копенгагене.

На этом моя эпопея, связанная с мистером Франком, закончилась. Единственное, чего он достиг, - так это оплатил распространение пятидесяти тысяч антинацистских памфлетов в Германии.

Однако трагедии избежать не удалось. У Адама было достаточно возможностей, чтобы установить имя человека, который создал нашу подпольную радиостанцию. Целью создания этой радиостанции была борьба с Гитлером его же оружием. Радио, которое является незаменимым орудием пропаганды, почти не использовалось с пропагандистскими целями за пределами Италии и Германии. Радиопропаганда, без которой немыслима современная война, повсюду находилась в зачаточном состоянии. Нет другого столь эффективного средства, которое могло бы деморализовать противника и дать возможность слову правды быть услышанным во вражеской стране. «Черный фронт» стал первой организацией в Европе и в мире, использовавшей тайный радиопередатчик в политических целях, и заслуга в этом полностью принадлежит моему другу Формису.

Формис был совершенно удивительным человеком. Блестящий офицер, прошедший мировую войну, прекрасный изобретатель и электротехник, он быстро занял ответственный пост в Германии, возглавив радиостанцию города Штутгарт.

Его любовь к своей работе была так же сильна, как и ненависть к Гитлеру. Когда Гитлер пришел к власти, Формис отключил свою радиостанцию во время его пространной речи в Штутгарте, собственноручно перерезав провода. Полиция не смогла обнаружить преступника, но, поскольку подобные вещи происходили каждый раз, как только Гитлер выступал с речью, в конце концов Формис, естественно, попал под подозрение. Он решил бежать и после головокружительных приключений прибыл ко мне в Прагу.

Тайный передатчик Формиса был настоящим техническим чудом. Достаточно сказать, что после убийства моего друга передатчик был выставлен в пражском почтовом музее.

Задача, которая стояла перед нами, оказалась сложнейшей. Необходимо было спрятать передатчик в надежном месте, неизвестном чешским властям. Также нужно было найти диктора и иметь еще одного запасного на случай, если первый попадет в руки гестапо. Кроме того, у нас почти не было денег. Хотя наши сторонники в Германии периодически присылали нам какие-то средства, но их было мало. К тому же возникали проблемы с обменом валюты.

Наконец мы нашли подходящее место. В сорока милях от Праги, на берегу реки Молдау, в маленьком городке Захори мы обнаружили очаровательный загородный отель. Хозяин отеля не лез в наши дела, а в конце сезона постояльцев в гостинице почти не было. Формис начал свою работу, и через несколько недель передатчик действовал на полную мощность. Каждый день в эфир выходили три часовые передачи, в которых мы рассказывали правду о Гитлере.

Из-за этих передач Гитлер потерял сон, а Гиммлер всерьез испугался за свою жизнь. Он вызвал к себе своего подручного, зловещего Гейдриха, и приказал ему найти и уничтожить подпольную радиостанцию, которая наносила удары по самому уязвимому месту диктаторского режима, во что бы то ни стало. Но прошло четыре недели, а затем и четыре месяца, а тайный передатчик все еще работал.

16 января 1935 года я приехал в Захори, чтобы записать свою обычную еженедельную речь.

- Ничего подозрительною не было, Формис? - поинтересовался я.

- Нет, все в полном порядке. Парочка из Германии, молодые и безобидные люди. Они еще раз заходили сегодня утром.

- Будь осторожен.

- Я вооружен, да и чем мне может навредить молоденькая женщина.

- А кто они такие?

- Ганс Мюллер, бизнесмен из Киля, и Эдит Кирсбах, учительница гимнастики. Она очень хорошенькая.

- Если они вернутся, обратись в департамент по делам иностранцев.

Формис не сказал мне, что эта женщина сфотографировалась под руку с ним, якобы желая таким образом вызвать ревность своего друга.

23 января эта парочка появилась вновь, и так как было довольно поздно, а в отеле не было телефона, Формис решил, что сообщит об их появлении в полицию на следующий день.

Мужчина выглядел очень уставшим. Он ушел в свою комнату еще до обеда, и женщина осталась наедине с Формисом.

Служащие отеля рассказывали мне впоследствии, что раньше им не приходилось видеть, чтобы молодые женщины вели себя подобным образом: приличная женщина буквально бросилась в объятия совершенно незнакомого ей мужчины. Прислуга с интересом наблюдала за их флиртом, гадая, решится она сесть к нему на колени прямо в гостиной или нет.

Около десяти часов Формис и Эдит поднялись на первый этаж. Мюллер занимал комнату № 3, а Формис жил в комнате № 7. В начале одиннадцатого официант, сдавший на цокольном этаже, был разбужен револьверными выстрелами. Он бросился на первый этаж и увидел, как Мюллер тащит тело Формиса к комнате № 7. Эдит стояла, согнувшись пополам, и выла как раненый зверь. В коридоре стоял незнакомец с двумя револьверами в руках. От шумя, проснулась вся прислуга, но вооруженные молодчики быстро запугали всех. Они заставили всех служащих спуститься в подвал и заперли их там на замок. Хозяин отеля и его семья жили в другом крыле здания и ничего не слышали.

Внезапно испуганные работники отеля увидели огромные клубы дыма, вырывающиеся из окна. Подстегиваемые страхом, некоторые из них смогли вылезти через вентиляционную трубу и разбудить хозяина. Один из служащих побежал сообщить о случившемся в полицию.

Хозяин и официант поднялись в комнату Формиса. Формис был мертв, а тело его было облито бензином. Возле тела лежали две зажигательные бомбы, которые почему-то не взорвались.

44
{"b":"228834","o":1}