ЛитМир - Электронная Библиотека

В качестве регулярных старших должностных лиц функционировали дуовиры (члены комиссии двух), нередко и кваттуорвиры (члены комиссии четырех). Пока существовали народные собрания, они их созывали, проводили и имели исключительное право вносить предложения. В круг их постоянных задач входили надзор за соблюдением традиционных обязанностей общины по отношению к богам, проведение религиозных праздников, контроль за городскими финансами, наблюдение за налоговыми доходами города, сдача в аренду городской земельной собственности и, наконец, гражданское судопроизводство.

Каждые пять лет занималась высшая должностная ступень. Тогда назначались пятилетние дуовиры, которые проводили городской ценз и в этой связи контролировали и дополняли списки граждан, а также списки членов городского совета. Например, такой список городского сонета города Канузия (Каноса в Апулии) от 223 г.н.э. сохранился в оригинале. В начале списка стоят избранные городом патроны из сенаторов и всадников. Затем следуют по старшинству отдельные должности в иерархии совета, потом те граждане, которые были выбраны в совет, чтобы повысить его финансовые возможности, но не занимающие поста в магистратуре и, наконец, претекстаты, сыновья декурионов, которые без права голоса могли участвовать в заседаниях совета. Список из Канузия насчитывает 100 декурионов, 39 почетных членов из сенаторов и всадников и 25 претекстатов. Место в списке соответствовало последовательности права голоса на собраниях совета.

На западе империи детали городских магистратур точно определены и обстоятельно регламентированы, как, например, основные компоненты городского права колонии Урсо провинции Бетика, относящиеся к временам Цезаря. Так гласит тот параграф, который регламентирует назначение вспомогательного персонала и привилегий городских магистратов: «Дуовиры, исполняющие эту должность, имеют право иметь в распоряжении двух ликторов, одного служащего, двух писцов, двух посыльных, одного кописта, одного герольда, одного гаруспика, одного флейтиста. Каждого они должны выбирать из числа тех, кто является колонистом колонии. Эти дуовиры и эдилы, пока они занимают эту магистратуру, должны обладать правом носить тогу, окаймленную пурпуром, а перед ними должны нестись факелы и свечи».

Какими бы ответственными ни казались отдельные магистраты, они связывались в своих решениях согласием всего совета, которому они были также подотчетны. Поэтому при разрешении финансовых и имущественных проблем города в их собственных интересах было принимать решение с согласия большинства городского совета. Так как только он, а не отдельный магистрат, принимал важнейшие решения, касающиеся городского хозяйства, финансовых вопросов, аренды, не говоря уж о деликатных решениях по протоколу, например, таких, как выделение почетных мест или присуждение городских почестей заслуженным гражданам или влиятельным покровителям.

Хотя отдельные компетенции этого важнейшего коллегиального городского органа по сравнению с масштабами большой политики были второстепенными и незначительными, в общей сложности информационные возможности, возможности участия и принятия решений, особенно для богатых и экономически активных граждан больших городов, были тем более знаменательны, что личный вклад в эти органы мог себя оправдать. Высшие городские магистраты вознаграждались предоставлением римского гражданского права и другими привилегиями, принадлежность к городскому совету вознаграждалась материальными преимуществами, такими, как свободный подвод воды, почетные места на всех мероприятиях, к тому же у них были особые судебные привилегии, например, с середины II в.н.э. смертная казнь заменялась депортацией.

Жизнь, блеск и роскошь городов при принципате были немыслимы без огромных пожертвований муниципальной аристократии. Несколько примеров могут это проиллюстрировать. В то время как в Карнунте выходец с Востока Г.Домиций Смарагд во II в.н.э. мог пожертвовать городу амфитеатр, возможности К.Элия Авна из Мудона в Западной Швейцарии были более ограничены: «Для блага императорского дома К.Элий Авн, августальный севир, посвящает из собственных средств Юпитеру, Юноне алтарь. Также он дарит деревенским жителям Миннодуна (Мудон) 750 динариев, на проценты от которых они должны немедленно устроить спортивный праздник на три дня. Этим же жителям я отдаю эти деньги навечно. В случае, если они захотят использовать эту сумму на другие цели, я хочу, чтобы эти деньги были отданы жителям колонии Авентик. Место для установки дано по решению общины Мудона» (CIL XIII. 5042).

Города со своей стороны благодарили своих патронов и учредителей почетными статуями и надписями, и этими очевидными почестями побуждали одновременно к подражанию других состоятельных горожан: «Тиберию Юлию Сабуцину, сыну Тиберия из квирийской трибы, дуовиру, начальнику общественных построек, фламину Августа, патрону общины — колонисты Авентика из собранных денег за его выдающиеся заслуги перед ними» (CIL XIII 5102).

Надпись из Геркуланума начала I в.н.э. сохранила подробности и формальности того, как город почтил имеющего перед ним заслуги сенатора: «Учитывая, что М.Офиллий Целер, дуовир, во второй раз внес предложение, честь общества требует вознаградить заслугу. М.Нония Бальба, и по этому поводу было вынесено постановление: Так как М. Ноний Бальба, пока он здесь жил, с необычайно большой щедростью проявил себя как отец отдельным людям и всему сообществу, городские советники постановили на самом оживленном месте за общественный счет воздвигнуть ему конную статую с надписью: М.Нонию Бальбу, сыну Марка из трибы Менения, претору, проконсулу патрону воздвигает эту статую единогласно совет горожан Геркуланума за его заслуги. Кроме того, они постановили от имени общины поставить мраморный алтарь над его прахом с надписью: «М.Нонию Бальбу, сыну Марка. От этого места на паренталиях должна начинаться процессия; гимнастические игры должны быть продолжены на один день в его честь, а на представлениях в театре должно стоять его кресло. Так постановил городской совет».

Выборы магистратов долгое время были для городов кульминационным пунктом местной политики. Только из Помпеи происходят 2 800 надписей, созданных в связи с такими выборами, среди них около 1 500 датируются 79 г.н.э., годом гибели города. Дельцы, профессиональные группы, отдельные лица и даже лишенные голоса женщины агитировали за своих кандидатов, как показывают следующие надписи из Помпеи: «Феб со своими покупателями предлагает на должность дуовиров М.Голкония Приска и Г.Гавия Руфа». «Все суконщики просят как дуовира Голкония Приска». «Гениалий предлагает дуовиром Бруттия Бальбу. Он будет держать в порядке городскую кассу». «Сделайте эдилами М.Казеллия и Л.Альбуция! Стация и Петрония просят об этом. Такие граждане должны быть в нашей колонии!»

Как показывают вносимые на должность суммы, кроме высших магистратов, особенно желанными были жрецы города. К социальному престижу представителя правящего слоя принадлежала в соответствии с традицией деятельность в области религии. За исключением уже упомянутых августалов, которыми могли быть и богатые вольноотпущенники, все городские жрецы были свободными, богатыми горожанами, которые выбирались сначала на народном собрании, а позже городским советом, частично они получали эту должность на ограниченный срок, а частично — пожизненно. Кроме старых жреческих должностей Запада, понтификов и авгуров, при принципате культу императора стали служить фламины. На эти должности на востоке империи, наряду с местными жреческими должностями, находилось всегда много претендентов.

Так как от жреца ожидались большие финансовые затраты на оформление религиозных церемоний и культовых действий, жертвоприношений и игр, этот круг лиц пользовался освобождением от воинской службы, от принудительных работ в пользу города, от исполнения судебных функций или от опекунства и от других обязанностей.

По сравнению с относительно единообразной моделью городских конституций Запада структуры греческих городов Востока были значительно сложнее. В них продолжали существовать древние учреждения и институты, хотя конкретные обязанности (как, например, в случае со стратегами) полностью изменились. В таком большом городе, как Эфес, при принципате было еще народное собрание, которое собиралось в большом театре и проводилось старшим писцом. В городском совете насчитывалось 300 советников. Кроме управленческих чиновников (стратегов и агрономов, отвечавших за снабжение зерном и за рынок), в этих античных городах было много городских магистратур с надзорными функциями: лименархи, контролирующие порт; парафилаки, обеспечивающие общественную безопасность, и эйрепархи, служащие мировыми судьями.

102
{"b":"228836","o":1}