ЛитМир - Электронная Библиотека

Если подумать о сотнях персональных решений, которые должен был принимать принцепс по поводу замещения постов наместников, офицерских или административных должностей, должностей чиновников собственного дома по поводу принятия во всадническое или сенаторское сословие, о его участии в дарениях, пожертвованиях, наградах, об изобилии финансовых проблем, то становится ясно, какой большой была нагрузка принцепса даже в относительно спокойные времена.

Уже упомянутое значение материальных средств принцепса выражается также в преднамеренно разъединенных кассах и имущественных сферах принципата. Так, Август и правители дома Юлиев — Клавдиев держали свое личное состояние отдельно как от государственной казны, так и от касс в провинциях, фисках. Флавии превратили свое личное имущество в состояние принципата, и тем лишили его частного характера. Только Антоний Пий был вынужден снова создать частное имущество принцепса, которое управлялось высокопоставленным всадническим прокуратором. Это право распоряжаться собственными средствами позволяло принцепсу укреплять свое влияние на всех уровнях.

Хотя монократия принципата в отличие от эллинистических монархий на основе ее исторических предпосылок, во всяком случае теоретически, не располагала ни установленным порядком наследования, ни всеми признанной династией, авторитетом высшего социального ранга пользовался не только принцепс. С самого начала наряду с ним выделялся дом принцепса — родня принцепса в узком смысле этого слова, — который иногда пополнялся потомками дочерей. Дом принцепса, — особенно женщины семьи принцепса, дети и их мужья и жены, — стал значительной поддержкой, но нередко и бременем для всей системы.

Сильная индивидуальность Ливии, как первой Августы, вызвала огромную напряженность. Титул «Август», единственный политически многозначительный римский титул, был распространен в форме женского рода на женщин. Титул Августы заключал в себе самый высокий общественный ранг. Начиная с Ливии, он приписывался некоторым, а начиная с Домииии Лонгины, жены Домициана, всем женам принцепсов, а иногда даже другим представительницам дома приниепса. Однако гораздо важнее титулатуры и прочих почетных прав было влияние, честолюбие и соперничество этих женщин особенно при слабых принцепсах.

Приватные отношения и зависимости представителей дома принцепса скоро превратились в дело политической важности; государство и дом принцепса уже давно смешались. Когда Ливия, жена Друза Младшего, была совращена Сеяном, дому принцепса угрожал раскол. Когда властолюбивая Агриппина Младшая, мать Нерона, пробивала себе дорогу в клавдиевом Риме, Тацит констатировал, что все подчинялось одной женщине («Анналы». XII,7,3). Господство женщин или вольноотпущенников, с точки зрения Тацита, были негативными сопровождающими явлениями системы как раз при плохих или деспотичных правителях. Тем не менее положение дома принцепса никогда не ущемлялось. Наоборот, уже с ранних пор принесение присяги и обеты распространялись на весь дом принцепса; преторианцы и армия чувствовали себя обязанными не только самому принцепсу, но и его родственникам.

В отличие от маленькой группы дома принцепса понятие семья принцепса обозначала широкий круг лиц, над которыми принцепс имел отцовскую власть, как любой другой отец семейства. По аналогии с римской семьей семья принцепса включала в себя, кроме жены, детей и несамостоятельных родственников, также его рабов и вольноотпущенников. Социальное положение принадлежащих к семье принцепса поэтому было различным. К ней принадлежали и назначенный наследник, и вольноотпущенник, который в качестве шефа центрального ведомства пользовался большим влиянием, и кухонный раб. Круг всей этой семьи был чрезвычайно большим. Точное число неизвестно, но можно предполагать, что он включал в себя несколько сотен человек.

Если Римская империя уже не могла обойтись без принцепса, то наоборот, ему были необходимы безупречный, цельный дом и работоспособная семья, которая не должна была обособляться, но требовала постоянного контроля. Способным, энергичным и лояльным представителям этой группы принципат предоставлял лучшие возможности для продвижения. Даже если в процессе развития квалифицированные представители всаднического сословия могли занимать ключевые посты в подчиненных принцепсу сферах администрации и юстиции, и даже если при этом интеллектуалы, риторы, юристы из восточных провинций империи делали карьеру на службе у принцепса, представители его семьи долго извлекали выгоду из первоначально только рудиментарных учреждений и из постоянной потребности в доверенных лицах. Для принципата характерно, что форма власти, даже в начале, в большей мере обеспечивалась лицами, а не учреждениями. Только в процессе консолидации системы началось создание властного аппарата.

Гораздо более важным признаком организованной в расчете на личности структуры власти является большое число друзей принцепса, которых еще Август распределил по рангам. Даже здесь напластовывались политические и личные отношения. Если принцепс вступал в личные отношения со многими сенаторами, то расторжение этой дружбы принцепсом влекло за собой тяжелые последствия, если даже и не уничтожения данного лица, как в случае с Корнелием Галлом.

Помимо всех этих деталей, влияние принцепса в различных формах распространялось с самого начала на все слои римского общества и, прежде всего, непосредственным образом на руководящие слои Рима, Италии, провинций и армии. Первоначально недостаточное институционное обеспечение власти он компенсировал необычно большим числом личных связей, своим стилем правления, который препятствовал возникновению сильных промежуточных инстанций и этим гарантировал единство и внутреннюю целостность политики. Представители ведущих слоев и армии видели в непосредственном отношении к принцепсу удовлетворяющую и выделяющую их самих связь, которая сильно содействовала консолидации новой системы и примирению системы с ней.

Структура общества Римской империи

Общая оценка общественной системы Римской империи, учитывающая взаимосвязь между политической системой и обществом, не может строиться ни на современной категории классов, ни на римском понятии сословий. Модель римского общества, не учитывающая функций, власти и влияния отдельных или социальных групп, будет непригодна. При принципате общественная структура империи характеризовалась преимуществом горизонтальных линий развития по отношению к старым вертикальным структурам и постоянным продвижением наверх новых социальных групп.

На вершине образовался теперь имперский ведущий слой, руководящие функции которого охватывали всю империю. В его руках находились все основные компетенции в политике, ведении войны, администрации и правосудии, только в область экономики он редко вмешивался непосредственно. К этому ведущему слою принадлежал не только сам принцепс и не только представители его дома, которые с самого начала пользовались огромным влиянием и лишь при сильных принцепсах отходили на задний план. К нему принадлежали консуляры, то есть те сенаторы, которые минимум один раз были консулами, префекты из всаднического сословия, такие, как префект гвардии, наместники, члены совета принцепса, надежные и испытанные военные, служащие администрации, юристы и друзья, которые давали советы принцепсу при отдельных правителях, например, при Клавдии, Нероне и Домициане, к нему относились те вольноотпущенники, которые пользовались особым доверием принцепса или руководили центральными административными инстанциями.

Отстраненный от этого верхний слой, наоборот, не располагал активными руководящими функциями. Они пользовались привилегиями благодаря своему происхождению, собственности, состоянию, принадлежности к сенаторскому или всадническому сословию и, не в последнюю очередь, благодаря расположению принцепса. Социальный престиж этого слоя был признан не только на местном или региональном уровнях, но в рамках всей империи. К нему принадлежали те сенаторы и всадники, которые не выполняли никаких государственных поручений, а также небольшая группа высококвалифицированных профессиональных офицеров.

113
{"b":"228836","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Главные блюда зимы. Рождественские истории и рецепты
Я путешествую одна
Сладкое зло
Дом учителя
Клиенты на всю жизнь
Свадьба правителя драконов, или Потусторонняя невеста
Внутренняя инженерия. Путь к радости. Практическое руководство от йога
Ни хао!
Любовь без гордости. Навеки твой