ЛитМир - Электронная Библиотека

В течение первых двух лет пребывания Антония на Востоке, она фактически управляла Италией. Из-за этого стала жертвой непристойных анекдотов и всяких поношении даже со стороны осаждающих Перузию. Жена триумвира впервые использовала те возможности, которые позже будут предоставлены женщинам из дома принцепса. Она проложила путь Ливии и двум Агриппинам, из которых старшая даже жила в военных лагерях, что для римлян было неслыханным скандалом. Не стоит удивляться, что после Фульвии Антоний считал Клеопатру равной себе по положению.

После окончания перузийской войны конфликты в Италии не были устранены. Они обострились еще больше, когда Секст Помпей и Домиций Агенобарб, командующий флотом убийц Цезаря, решили действовать совместно с Антонием. Открытый конфликт начался, когда объединившиеся эскадры Антония и Агенобарба приблизились к Брундизию, а их туда не пропустили. Антоний начал осаду города, занял на берегу предмостное укрепление и подал Сексту Помпею сигнал к штурму. Гарнизон Октавиана на Сардинии был застигнут врасплох, захвачен город Тоуриой. Казалось, что новая гражданская война вспыхнула по всему фронту, но на этот раз сторонники олигархии воевали вместе с Антонием против Октавиана.

Но триумвиры слишком поспешно сделали ставку на свои легионы. Офицеры и солдаты, связанные традициями и личным знакомством, совсем не думали доводить разногласия между своими командирами до вооруженного конфликта. После встреч делегаций двух триумвиров в начале октября 40 г. до н.э. был достигнут компромисс в так называемом брундизийском договоре. Он стал возможным не в последнюю очередь потому, что тем временем в Греции умерла Фульвия, а Антоний отказался от услуг Мания.

В Брундизии триумвиры договорились произвести некоторые изменения. Линия раздела, которая проходила на уровне Скодры в Далмации и фактически совпадала с границей провинций Македония и Иллирия, должна была разграничить в будущем сферу власти Антония и Октавиана. Лепиду отошли североафриканские провинции. Как и раньше, Антоний мог набирать войска в Италии, Октавиан в конце концов согласился амнистировать тех сторонников олигархов, которые боролись против него на стороне Луция Антония. К тому же пришли к соглашению о назначении консулов на следующий год и о заключении политического брака: Октавия, сестра Октавиана, овдовевшая после смерти своего мужа Гая Марцелла, вышла замуж за Антония. Войска и население с энтузиазмом приветствовали эти меры по избежанию гражданской войны. Четвертая эклога Вергилия посвящена этому событию. Это известное стихотворение приветствует начало века в рождении ребенка, что в христианской интерпретации приобрело пророческий смысл.

Соглашение в Брундизии создало существенные предпосылки для наступления мира в Италии. Однако триумвиры забыли про Секста Помпея. Сын Помпея Великого после убийства Цезаря стал опорой всех недовольных и гонимых. Он был не только прибежищем для проскрибированных и всех противников триумвиров, но также для батраков, крестьян и рабов. Когда по закону Педия он стал опальным, когда ему удалось построить флот, состоящий из сотни кораблей, когда он создал опорные пункты на Сицилии, Сардинии и Корсике и когда его морская блокада и набеги на прибрежные города возымели действие, к нему толпами сбежались рабы. В Риме решили принять строгие меры против такой угрозы стране. Не менее опасным было бегство к Сексту Помпею сельского населения. Когда в конце 40 г. до н.э. в самом Риме дело дошло до открытой демонстрации за «сына Нептуна», как называл себя Помпей, триумвиры были вынуждены уступить по всем позициям. В так называемом Мизенском договоре от февраля 39 г. до н.э. Секст Помпей не только добился признания своего положения, прав и власти, но и прав своих сторонников. Бежавшие к нему рабы получили свободу. Помпей не считал себя смутьяном и предводителем рабов. Однако сам, будучи в опале, не отталкивал бежавших к нему рабов, использовал их и этим самым довел триумвират до края пропасти,

Октавиан никогда не простил те поражения и унижении, которые ему пришлось претерпеть от Секста Помпея. Даже более поздние свидетельства об Августе скрывают объем уступок, на которые он вынужден был пойти.

Примечательно, что именно Октавиан, у которого в Мизенаx, не было иного выбора, чем согласиться с требованиями Помпея о свободе для рабов, позже превратился в гаранта имущественных отношений и хвастался, что возвратил рабов их хозяевам. Характерным для Октавиана является и то, что он считал Секста Помпея и его сторонников преступниками, а их дело незаконным. Даже позже он называл то столкновение «войной рабов».

За ту высокую цену, которая почти равнялась капитуляции триумвиров, Секст Помпей в Мизене пообещал сдать занятые им предмостные сооружения в Италии, не мешать плаванию судов у италийских берегов, гарантировать обеспечение столицы хлебом и больше не принимать беглых рабов. Соглашение скрепила помолвка дочери Секста Помпея с Марком Марцеллом, племянником Октавиана. В Риме ликовали по поводу этих договоренностей, бурно приветствовали Антония и Октавиана при их возвращении и считали, что теперь гражданская война, наконец, закончена. Однако и на этот раз эти большие надежды не сбылись. Очень скоро возникли новые инциденты, Секст Помпей возобновил каперскую войну, Октавиан в 38 г. до н.э. попросил Антония о новой встрече в Брундизии, которая, правда, не состоялась, и в этом году отважился на новое нападение на Сицилию, которое закончилось большой катастрофой. Однако Октавиан бы непоколебим. Он отозвал Марка Агриппу, бывшего до сих пор наместником в Галлии, решился на переход со своими подразделениями через Рейн и переселил убиев в район Кёльна. С другой стороны, он провел в 37 г. до н.э. встречу с Антонием в Таренте. Антоний предоставил ему для борьбы с Секстом Помпеем 120 боевых кораблей в обмен на обещание получить от Октавиана четыре легиона для предстоящей борьбы с парфянами. Октавиан этого обещания не выполнил. Новое согласие между Антонием и Октавианом произошло прежде всего благодаря посрединичеству Октавии.

Марк Агриппа был не только блестящим организатором и полководцем, но и одним из немногих римлян, владевших знаниями во всех областях техники и инженерных наук, включая оснащение флота. К тому же он был способнейшим адмиралом своего времени. Он сразу же приступил к строительству новых флотилий, куда были включены и корабли Антония. Таким образом, в 36 г. до н.э. началось массированное наступление на Сицилию, с запада в нем принял участие и Лепид. Но морские бои и сухопутные операции протекали с переменным успехом. Октавиан едва избежал плена, его участие в этой войне было несколько неудачным. Решающим морским сражением у Навлоха 3 сентября 36 г. до н.э. руководил Агриппа, одержав блестящую победу. Секст Помпей смог уйти с небольшим количеством кораблей и в конце концов погиб в Малой Азии в бою против Антония. Эти события на Сицилии завершились драматическим эпилогом, когда Лепид начал подстрекать оставшиеся без руководителя войска Секста Помпея к мятежу против Октавиана, чем вызвал новый кризис. Только стойкость Октавиана свела на нет эти последние усилия Лепида, который отныне был лишен всех политических и военных должностей, но до самой своей смерти в 12 г. до н.э. оставался верховным жрецом.

История времен римских императорв от Августа до Константина. Том 1. - _8.jpg

Рис. Марк Агриппа.

Для Октавиана устранение Лепида и Помпея стало решающим переломным событием. Теперь его власть в Италии и на всем западе империи была неоспоримой. К нему полностью перешли все политические и военные инициативы. Перед концом гражданской войны он выдвинул лозунги, к которым общественное мнение отнеслось с большим доверием, чем раньше. Чествования, которые устроили в Риме Октавиану, были, правда, довольно скромными, но знаменательными, так как несли в себе ростки будущего принципата и его идеологии. Октавиан довольствовался так называемым малым триумфом — овацией и получением неприкосновенности народного трибуна. В его честь была воздвигнута арка, а также установлена золотая статуя, надпись на которой гласила, что на суше и на море был восстановлен мир. Мир Августа, ставший одной из центральных идеологических формулировок принципата, впервые появился на свет. То же относится и к связи Октавиана с традициями народных трибунов, власть которых он позже присвоил. Огромное значение победы на Сицилии подчеркивалось еще и тем, что было решено впредь праздновать юбилей битвы при Навлохе. Октавиан удостоился права носить лавровый венок, а Агриппа получил вновь учрежденное отличие — ростральный венок. Он представлял собой массивную, украшенную носовыми частями кораблей корону, изображение которой часто повторяется на монетах.

19
{"b":"228836","o":1}