ЛитМир - Электронная Библиотека

Характерный эволюционный ход августовского принципата нужно понимать, отчасти как болезненную реакцию на диктатуру Цезаря и ее крах, а также как постоянное стремление к законному обеспечению власти. В отличие от диктатуры Суллы и Цезаря, а также от более позднего закрепления власти принцепса, которое известно из закона о власти Веспасиана 69 г.н.э., Август избегал окончательных решений. Его принципат сначала являлся лишь переходной стадией на пути к окончательной институализации системы.

Можно сделать вывод, что принципат даже там осуществлял преемственность, где в действительности преобладала дискретность. Преемственность сохранялась особенно в обществе и экономике, где позднереспубликанские структуры еще не претерпели сильных изменений. По представлениям Августа преемственность должна была преобладать в понятиях о ценностях, нравах, образе жизни и религии, хотя остается открытым вопрос, было ли это вообще возможно.

Наряду со сферами, где осуществлялась действительная или желаемая преемственность, выделились другие сферы, в которых преобладала дискретность. Вокруг старых общественных связей в семье образовались теперь новые рамки, где господствовал принцепс и все сводилось к нему. Когда принцепс становится отцом и патроном для всех, прекращают существование те структуры, которые до этого предполагали плюрализм. Монополизация принцепсом большой политической клиентелы означала деполитизацию всех остальных старых клиентел.

Деполитизация старых органов и институтов является характерной чертой принципата. Правда, сенат и народное собрание вряд ли могли осуществить многие из своих политических прав еще во времена поздней Республики, но окончательное лишение их политической власти произошло только при Августе, хотя еще оставались многие привилегии, суверенные права и формальности.

Дискретность диктовала также и дальнейшее развитие в военной сфере. Постепенная монополизация верховного главнокомандования всеми сухопутными и морскими силами и создание отношений между огромною семьей принцепса, домом принцепса и постоянными военными соединениями являлись характерными элементами укрепления власти.

Дискретность проявлялась в новом положении дома принцепса. Правда, уже во времена поздней республики было заметно растущее политическое влияние женщин, но это был небольшой пролог тех явлений, который принес с собой принципат Августа. Не нужно и говорить о скандальной хронике той эпохи и о политическом влиянии отдельных женщин. Новая политическая система, прежде всего в вопросе о наследовании, была обременена напряженными отношениями между членами семьи принцепса. И даже здесь был введен новый элемент, который надолго определил особенности принципата.

В предпоследней главе своей биографии Августа Светоний упоминает, что один сенатор после смерти Августа предложил назвать весь период от дня его рождения до смерти «веком Августа» и занести это определение в римский государственный календарь. Однако Светоний продолжает, что в принятых почестях мера все-таки была соблюдена. То, что сначала смутило римский сенат в 14 г.н.э., позже стало действительностью. Век Августа долго служил определением эпохи, означающим персонализацию происходящего.

На самом деле противоречивое, напряженное развитие было абстрактно систематизировано и рассматривалось односторонне. Потом же делался упор на эволюционные, диалектические черты эпохи.

Легализация власти и создание политической системы

Основные черты внутриполитического развития и государственно правовое обеспечение принципата

Легализация и укрепление власти были теми двумя константами, которые определяли политику Октавиана. Описанные ранее этапы деятельности триумвира, предводителя войны против Египта и, наконец, принцепса, показали, что легализация власти не происходила резко, но являлась результатом долгого процесса. Однако Октавиан не был свободен в своих действиях. Он уважал «республиканскую» традицию и для легализации своих полномочий сознательно выбрал соответствующие конституции элементы, которые согласовывались с принятыми нормами поздней Республики.

При оценке конституционно-правовых решений Октавиана нужно исходить из фактического развития республиканского гражданского права во время кризисов поздней Республики. Старые принципы классической республики — годичный срок, коллегиальность каждой должности — неоднократно нарушались назначением промагистратов для руководства администрацией, долгосрочной властью, а также передачей компетенций легатам. Октавиан сознательно избегал таких дискредитировавших его решений, например, занятие должности единственным консулом (Помпей в 52 г. до н.э.) или пожизненного диктаторства. Вместо этого он год за годом избирался консулом, как это делал Марий, и довольствовался ограниченной сроком властью, которая походила на власть I и II триумвиратов. Эта ограниченная по времени форма маскировала стремление Октавиана к пожизненной власти.

После возвращения из Египта Октавиан разными способами ускорял решение этого вопроса с помощью материальной зависимости, идеологического влияния, а также демонстративными актами в «республиканском» стиле. С одной стороны, ряд постановлений сената 30—26 гг. до н.э. прославлял успехи Октавиана. Был даже издан декрет о жертвоприношениях и молитвах за его благополучие. Таким образом была подготовлена почва как для его религиозного почитания в Риме, Италии и на латинском западе, так и для распространения идеологии принципата. Эти разнообразные акты, хотя и более сдержанные, чем чествования Цезаря в последние годы его жизни, подтверждали, что подавляющая часть сенаторов была готова признать новые властные отношения. С другой стороны, Октавиан в конце 28 г. до н.э. своим эдиктом отменил все противоправные меры, которые он ввел во время гражданской войны, пользуясь властью триумвира. Этим он внес значительный вклад в восстановление гражданского мира и во взаимопонимание с жертвами внутренних раздоров.

События 13 и 16 января 27 г. до н.э. свидетельствуют о предусмотрительной инсценировке, которая, конечно же, была неслучайна. 13 января Октавиан сложил с себя свои особые полномочия и вернул сенату управление провинциями, войском и администрацией. В этот момент формально восстановилась Римская республика. Но сенат уже давно был не в состоянии справиться с комплексными проблемами Империи без Октавиана, его сторонников, его войска и, не в последнюю очередь, без его финансовых средств. Сенат находился во власти общественного мнения, для которого каждое нововведение, не исходящее от победителя Акция и Александрии, человека, выдававшего себя за гаранта свободы, мира и традиций, были равносильны развязыванию новой гражданской войны. Еще больше, чем повторения диктатуры Цезаря, римская общественность после двух десятилетий гражданской войны боялась продолжения хаоса, который должен был наступить, если сенаторская аристократия попытается действовать без Октавиана.

На стремление сенаторов сохранить и дальше управление государством Октавиан ответил взятием на себя ответственности за опасные и еще не полностью освоенные регионы Империи. Долгосрочная проконсульская власть Октавиана над Испанией, Сирией и Галлией охватывала стратегически важные регионы римского владычества. Кроме того, он взял на себя главнокомандование большой частью римского войска. Проконсульская власть и год за годом продлеваемый консулат были государственно-правовой основой нововведений Октавиана. 16 января римский сенат выразил ему благодарность небывалыми почестями, которые легли в основу будущей идеологии принципата. «За мои заслуги я постановлением сената был назван Августом, и косяки дверей моего дома были украшены лавром, а на моей двери был прибит гражданский венец, и в курии Юлия водружен щит, который мне дал сенат и римский народ за мое мужество, милосердие, справедливость и благочестие, как гласит надпись на этом щите. С этого времени я превзошел всех по положению, но что касается должностной власти, у меня ее не более, чем у других, которые были моими коллегами по магистратуре». Так сам Август интерпретировал эти почести в своей автобиографии.

23
{"b":"228836","o":1}