ЛитМир - Электронная Библиотека

Работа плотника Иисуса из Назарета охватывала сначала только пограничные территории иерусалимской общины, области у озера Генезарет и на севере древних израильских поселений, а также район Тира. Деятельность Иисуса приобрела во всех отношениях новые размеры только со времени его триумфального вхождения в Иерусалим, когда восторженные массы увидели в нем предсказанного мессию. Однако Синедрион иерусалимской религиозной общины решительно выступил против него; он видел в нем опасного обманщика и нарушителя спокойствия. Поэтому Иисуса приговорили к смерти за богохульство.

На римского наместника Понтия Пилата было оказано большое давление, пока он не утвердил смертный приговор, и его привели в исполнение римские солдаты. Как бы сильно события вокруг Иисуса ни волновали несколько дней Иерусалим и Иудею, Мартин Нот совершенно справедливо заметил: «Мировая история тогда не обратила на него никакого внимания» («История Израиля». Геттинген, 1959).

Это изменилось лишь тогда, когда раннехристианская община, несмотря на все преследования, стала твердо придерживаться веры в Иисуса в соответствии с его словами: «Если Меня гнали, будут гнать и вас; если Мое слово соблюдали, будут соблюдать и ваше» (Ев. от Иоанна, 15, 20). Первый мученик Стефан был убит не римлянами, а иудеями. Ситуация изменилась, когда римский гражданин Павел начал успешную миссионерскую деятельность среди неевреев, причем он не принуждал их ни к обрезанию, ни к соблюдению закона Моисея. На «Апостольском соборе» 48 года н.э. были устранены трения между так называемыми языческими и еврейскими миссионерскими организациями; христианская религия охватила после этого широкие круги.

Около 48 г.н.э. Павел совершил свое первое большое миссионерское путешествие на Кипр, в Памфилию, Писидию и Ликаонию. Между 50 и 52 гг. н.э. радиус его деятельности протянулся дальше: тогда он посетил Сирию, Киликию, Фригию, Галатию, Македонию и Грецию. Во время третьего миссионерского путешествия Павел через провинции Азия и Македония продвинулся до Илирика и мог сказать о себе: «Силою знамений и чудес, силою Духа Божия, так что благовествование Христово распространено мною от Иерусалима и окрестности до Илирика» (Послание к Римлянам, 15, 19). Павел полагал, что христианская вера должна быть возвещена во всем мире; показательно, что он нашел свою смерть в столице империи.

По преданиям Павел являлся самым известным проповедником раннего христианства и вообще символом проповедничества. Но он был не единственным среди ранних проповедников, которые способствовали быстрому распространению христианства. Павел воспользовался не только своим римским гражданским правом, но и духовными столкновениями между фарисеями Иерусалима. Он использовал также свое ремесленническое умение палаточного мастера и в отличие от шарлатанов, странствующих проповедников и чудотворцев жил своим трудом, гордился тем, что не был обузой общине.

Как следствие миссионерской деятельности, центры тяжести христианской религии быстро переместились в греко-сирийский и греко-малоазиатский регионы. Центрами стали Антония и Эфес. В насчитывающей около 800 000 жителей Антиохии с 32 г.н.э. существовала христианская община, в которой в соответствии со структурой населения преобладало «языческое христианство». В лице Игнатия, третьего епископа города, который называл себя епископом Сирии, община приобрела первого крупного предводителя, и в Антиохии получили от римлян название «христиане», как обозначение приверженцев Христа.

Из Антиохии были освоены периферийные районы Сирии: около 100 г.н.э. христиане уже были в Эдессе и Пальмире. Вплоть до 6 в.н.э. сохранилось значение города как цитадели христианской веры и проповедничества. Развитие христианства в Эфесе сначала было теснейшим образом связано тоже с деятельностью Павла, который жил там в 52 и в 54—57 гг. н.э. и рассылал оттуда свои послания к провинциям и общинам, а также христианам Галатии и Коринфа. Однако настоящий расцвет для этой общины наступил только с Иоанном. В Эфесе возникла самостоятельная и влиятельная христианская школа. Сам город в течение первых трех столетий являлся исходным пунктом и оплотом христианского миссионерства Малой Азии, однако его влияние распространялось вплоть до Запада империи. Так, в 177 г.н.э. религиозные общины в Лионе и Вьенне считали своей главной общину в Эфесе, а годом позже христиане Лиона выбрали своим епископом Иренея Эфесского, который писал по-гречески и проповедовал по-кельтски.

К югу от Палестины важнейшим центром христианства стала Александрия; с начала 2 в.н.э. в большом количестве появляются христианские папирусы. Александрия давала возможность для соприкосновения христианства с греческой философией и образованием, это наложило отпечаток на Клемента Александрийского и Оригена. На Востоке также христианство с ранних пор распространилось за пределы границ империи, особенно в Абиадене. К началу 3 в.н.э. в районе Тигра известны около 20 епископств. Наоборот, проблематичной стала миссия апостола Фомы в Индию. Христиане в Индии засвидетельствованы только сообщением Индикоплевста Кузьмы около 530 г.н.э.

Совсем иначе протекало развитие на Западе империи. В самом Риме при Клавдии дело дошло до беспорядков, которые были вызваны проповеднической деятельностью еврейских христиан в синагогах. Как сообщает Светоний, этот принцепс «иудеев, постоянно волнуемых Христом» (sic!), изгнал из Рима (Светоний «Клавдий», 25, 4. М.: «Наука», 1964). Тяжелее ударило по римской христианской общине преследование Нерона в 64 г.н.э. Подробности мученичества Петра и Павла в Риме спорны; первое письмо Клемента конца 1 в.н.э. тем не менее ясно показывает, с одной стороны, как глубоко было уважение к апостолам в Риме, а с другой, дает понять, что римская община претендовала на особый ранг. Памятник апостолам подтверждает их авторитет, правда, он был установлен гораздо позже.

Ранние христианские общины существовали в целом ряде италийских городов, на юге Прованса, на востоке и юго-востоке Испании, куда хотел отправиться еще Павел. Значительно плотнее была сеть раннехристианских общин в провинциях Африка и Нумидия, где быстро развилась христианская литература высокого класса. Для христиан вдохновляющим источником силы являлось распространение их веры. Евсевий позже писал: «... когда я гляжу на силу слова и на завершение трудов и на то, как много мириад убедили апостолы и как церкви собирают мириады людей и не в тайных, неизвестных местах, а в больших городах — я подразумеваю царственный Рим, Александрию, Антиохию и весь Египет, и Ливию, Европу и Азию, я вынужден признать, что это могло осуществиться только с помощью божественной силы» (Евсевий «Теофания», V, 49).

Параллельно с расширением радиуса христианских проповеднических миссий изменился социальный состав христианских общин. Вне сомнений, среди приверженцев Иисуса в Палестине преобладали представители низших слоев: мелкие крестьяне, рыбаки, ремесленники, поденщики. Еще Павел писал в Послании к Коринфянам: «Посмотрите, братья, кто вы призванные: не много ли из вас мудрых по плоти, не много сильных, не много благородных. Но Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильнее; и незнатных мира и ничего не знающих избрал Бог, чтобы упразднить значащее, — для того, чтобы никакая плоть не хвалилась перед Богом» (1, 26—29).

Как уже было упомянуто ранее, противники христиан не переставали клеймить социальную неполноценность приверженцев новой религии, чтобы дискредитировать их с этой стороны. В рядах ранних христиан основу общин действительно составляли женщины и мужчины из низших слоев, а также рабы и вольноотпущенники. Но скоро к общинам присоединились торговцы и представители средних слоев, как это было в случае с продавщицей пурпура Лидией из Филипп, весь ее дом с прислугой. Приблизительно с середины 2 в.н.э. к христианству принадлежали представители греческой и латинской образованной буржуазии, тогда как представители верхних слоев империи в доконстантиновское время встречались очень редко.

41
{"b":"228837","o":1}