ЛитМир - Электронная Библиотека

Гражданская война показала, в какой высокой степени правительство зависело от функционирования торговли и транспорта, особенно морского. Здесь Север тоже сделал определенные выводы и установил декретом для водных коллегий, корпораций моряков и торговцев продовольствием принудительное выполнение государственных требований, которые и здесь были ответственны за их исполнение. Наряду с объединением городских чиновничьих мест в отдельные общины возникало объединение по профессиям. И в течение 3 в.н.э. из-за фиксации определенных групп специалистов развилась регламентация экономической жизни.

Не решена была и проблема с валютой. Кризис сохранился: динарий имел чистое содержание около 50%, и только на короткое время удалось избежать обострения этой инфляции. В отдельных городах появился черный рынок, на котором золотой червонец стоил больше, чем нормальное валютное соотношение — 25 динариев, несомненное доказательство недоверия к нормальному денежному номиналу и типичного для таких кризисов бегства к золоту. Правда, это не позволяет сделать выводы, насколько можно обобщать эти единичные явления. Нужно еще упомянуть, римскому народу, кроме традиционной бесплатной раздачи зерна, выдавалось теперь и масло, мера, от которой получили выгоду в первую очередь триполитанские производители, которые должны поставлять это масло, то есть определенные круги с родины Севера. Результаты такой энергичной финансовой и налоговой политики не замедлили сказаться, жизнеописание правителя сообщает, что он после своей смерти оставил зерновой запас, обеспечивший Рим на семь лет, и запас масла, который покрывал потребности всей Италии на пять лет.

С Северами по всей Империи начинается период новой строительной деятельности. В Риме его открывает большая триумфальная арка на склоне Капитолия и фасад дворцовых зданий на Палатине, на котором изображены семь планет и дневные боги.

В процессе крупных передвижений войск этого правления в провинциях появились многочисленные дороги. Центр тяжести императорских инициатив и здесь приходится на Африку. Постройки в Лепте Магне уже упоминались. Карфаген тоже испытывал особую заботу правителя. Монеты прославляют милость императора к Карфагену. Их изображения показывают богиню города на льве и текущую из скалы воду, как символ восстановления водопровода.

В процессе разнообразных реформ Италия потеряла основные привилегии своего особого положения, тогда как провинции извлекли пользу из смещения центра тяжести. Примечательной была перемена в языковой политике. Местным языкам предоставили равноправие в суде и административных инстанциях, это новшество ограничивалось не только пунийским в Африке, но распространялось и на кельтский в Галлии и в рейнских землях. Там теперь на межевых камнях, кроме римской мили, появилась древняя кельтская мера длины, левга, которая соответствовала 2,3 км.

В религиозной сфере решающее значение имело почитание североафриканских богов. В процессе религиозного развития эпохи императоров древние пунийские божества Танит и Ваал-Аммон давно превратились в Деа Целеста (Небесная Богиня) и Сатурна. Поэтому понятно, что почитание Целесты и Сатурна достигло максимальных размеров и что сама императрица почиталась приближенной к Целесте. Однако официально культ Целесты в Риме при Северах введен не был. Кульминационного пункта почитание Танит в Римской Империи достигло при Элагабале, и то на короткое время. Когда сирийский жрец-император приказал перевезти в Рим черный каменный цилиндр бога своей родины, он связал с ним Минерву как вторую богиню Целесту, т.е. Танит. Однако наряду с этим мало просуществовавшим триумфом новой триады империи поклонение небесной деве распространилось до века Адриана, где Танит в характерной для того времени синкретической форме прославлялась таким образом: тождественная дева матери богов, богине Мира, богине Отваги, Церере, сирийской богине с весами, взвешивающей жизнь и право.

В понимании Септимия Севера своей власти и в его идеологии пересекались традиционные и новые элементы. В общей сложности обращение римской Империи к новым формам несомненно. Со времени отказа Марка Аврелия от адаптивной системы изменились и представления римского «императора». Правление Северов не имело ничего общего со стилизацией власти принцепса Августа. Прежде всего новое отношение императора к армии, с одной стороны, утверждение новой династии и начинающееся отмежевывание правителя от общечеловеческой сферы — с другой, расставили теперь решающие акценты.

Правда, здесь нужна тщательная дифференциация. Хотя Септимий Север в тронном зале сидел между статуями Геракла и Диониса, он не позволил поклоняться себе, как богу. Для него стало типичным обращение господин, и при случае императоры дома Северов приветствовались как священнейшие Августы или священнейшие императоры. Золотая монета 201 г.н.э., на которой Септимий Север изображен как Солнце, а Юлия Домна как Луна, стоит изолированно и не доказывает обожествления живого правителя, но принадлежит к кругу символики вечности. Солнце и Луна являются здесь выражением вечности Империи.

Божественный дом, весь императорский дом, династия, были призваны на их место волей богов. Этот дом божественен не потому, что, как в эллинистическое время, император и императрица были явлениями и представителями богов, а потому что боги предназначали этому дому судьбоносную задачу. С этим связана примечательная зависимость Септимия Севера от астрологии, как пути заручения волей богов. Не может быть никаких сомнений, что для него расположение звезд и предзнаменования являлись доказательствами его призвания. В соответствии с представлениями времени он перенес это призвание на весь дом, который гарантировал тем самым вечность Империи.

Эта династия снова и снова изображалась, как единство, например, на известной Берлинской станковой картине, которая написана в традиции египетских изображений мумий, или на монетах, которые прославляют объединенный портрет дома, как благоденствие времени. Итак казалось, что преемственность власти фактически гарантирована на долгое время. Однако демонстративные призывы к согласию доказывают, что единство династии в дни Севера было уже под угрозой. Стареющий император, однако, не строил никаких иллюзий по поводу опасностей, грозящих его дому.

Всплывали другие элементы легитимации власти. Функция мстителя за Пертинакса была только временной программой; на долгий же срок, однако, правитель на три месяца Пертинакс едва ли подходил в качестве легитимационной инстанции. Поворот к Марку Аврелию, наоборот, был тождествен с узурпацией уже идеализированных и просветленных правителей. Так как родной отец Септимия Севера, П.Септимий Гета, был незначительным и неизвестным человеком, один сенатор иронически поздравил Септимия Севера после объявления его усыновления Марком Аврелием с тем фактом, что он «теперь нашел отца». Но пусть другие посмеивались над этим шагом, официальные родственные отношения Септимия Севера были возведены до Нервы (CILVI 954. 1032). Фиктивное усыновление Марком Аврелием одновременно связывалось с конкретными материальными интересами. Как уже было сказано, Антонин Пий исключил личное имущество принцепса из прежнего общего состояния, патримония. Это личное имущество значительно возросло прежде всего потому, что Коммод увеличил его большими конфиснациями, прежде всего землевладений своих внутриполитических жертв. Еще при нем в надписях засвидетельствован прокуратор личного имущества. После осуществления своего якобы усыновления Марком Аврелием Септимий Север мог теперь вполне законно распоряжаться личным имуществом Антонинов.

Гораздо проще оказалась демонстрация тесной связи с армией, например, с помощью выпуска новой легионерской серии монет и новых акцептов победной идеологии. При Септимии Севере само собой напрашивалось затушевать события гражданских войн военными успехами на границах. Наряду с конкретными победными именами на монетах появились теперь формулировки, как, например, Вечная победа или Всегда побеждающий. Рука об руку с этим шло настойчивое внушение благоденствия времен, радости времен и вечности империи: пропаганда нового счастливого века и претензии на вечную жизнь Империи.

49
{"b":"228837","o":1}