ЛитМир - Электронная Библиотека

В юридическом отношении, наконец, при принципате существовала городская правовая дифференциация, которая была характерной еще для системы господства Римской Республики. Хотя при Помпее и Цезаре имели место определенные попытки нормирования городских конституций, принцепсы не стремились к полной унификации зависящих от Рима городов. Наоборот, обусловленные происхождением, историей, величиной функций и богатством, различия между городами империи дополнительно усугублялись их включением в определенные правовые категории. Однако правовая квалификация города сама по себе мало говорила о его значении и функции. Лондон (Лондиний) не получил высочайший правовой ранг колонии так же, как и Майнц (Могонтиак).

Об уравнивании римского господства с господством над городами высказывались еще современники, например, во 2 в.н.э. греческий оратор Элий Аристид: «Когда было так много городов на материке и у моря или когда они были всем так обеспечены? Кто когда-либо раньше так путешествовал, чтобы считать города по дням и чтобы в один и тот же день проезжать два или три города, будто это улицы? Прежние города уступают римлянам не только свою власть, но еще и там, где они властвуют над одинаковыми народами, как сейчас над вами, предоставляют им неодинаковые права. Теперь стало возможным каждому народу противопоставить город, который лежит в той же области» («Eis Romen», с. 93).

И в настоящее время Римская империя довольно часто характеризуется как агломерация, союз или содружество городов. Правда, при этом возникают значительные трудности из-за того обстоятельства, что приравненные к понятию «город» античные понятия «polis» и «civitas» имели первично другое содержание и вызывали в античности конкретные ассоциации. Греция, начиная с классических времен, была частично усеяна очень маленькими полисами, которые вряд ли могли удержаться во время политических и экономических кризисов. Павсаний во 2 в.н.э. в X книге своего «Описания Греции» так характеризует маленькое поселение Панопа в Фокиде и не решается возвести его в ранг полиса: «От Херонеи двадцать стадий до фокидского города (полиса), если вообще это место можно назвать городом, так как в нем нет ни административных зданий, ни гимнасия, ни театра, ни рынка, нет даже воды, которая бы текла в источнике, но люди живут там в жилищах, похожих на хижины. Но даже и они имеют свои границы от соседей и посылают своих представителей в фокидское собрание. Город якобы получил свое название от отца Энея, и они утверждают, что сами были не фокидцами, а первоначально фригийцами и бежали в Фокиду из Орхомена. На глаз старая стена Панопы имеет длину около 7 стадий (1250)». Это описание так важно потому, что оно показывает, какое содержание еще при принципате вкладывалось в понятие греческого полиса.

Наоборот, civitas было основным понятием римской администрации для отношений прежде всего на латинском Западе. Понятие обозначало общность горожан одной земли, жители которой обитали большей частью в маленьких поселениях или отдельных усадьбах, однако на регулярных собраниях мужчин выбирали своих представителей, принимали постановления, законы и административные решения. Хотя немало подобных civitates, особенно в горных и целинных районах, долгое время сохраняли свои структуры, при принципате была тенденция создавать в этих общинах центральное, более или менее «городское» место, которое становилось административным центром и нередко в процессе дальнейшего развития могло сравняться с «civitas».

Конкретный мир этих civitates в отдельных частях империи и провинций очень различался. Тогда как civitas в Северной Африке был идентичен маленькому городу, который обладал столь скромным ареалом, что он мог обрабатываться живущими там крестьянами, civitas в Британии и в Бельгии приравнивался к занимающим большую площадь земельным единицам, где находился часто совсем незначительный и невзрачный центр, который не мог предложить городского качества жизни.

Если исходить из юридических категорий, то преобладающее число городских поселений империи относилось к подлежащим обложению налогам, а небольшая группа в зависимости от ситуации, когда они вступили в связь с Римом, была свободной или союзнической. На ступень выше них стояли муниципии и колонии, обладающие латинским правом. Первоначально они образовывали исторически сложившуюся категорию классической Римской Республики, которая после окончания союзнической войны (89 г. до н.э.) потеряла свое значение, и потому, освободившись от прежних условий, включала в себя группу привилегированных с точки зрения городского права общин. Эта привилегия при Адриане была еще больше дифференцирована. Он создал новую категорию городов, обладающих так называемым большим латинским правом, по которому всем членам городского совета предоставлялось полное римское гражданское право, тогда как при обычном латинском городском праве им награждались только соответствующие магистраты города.

Самая высокая категория с точки зрения городского права оставалась за колониями и муниципиями римских граждан. Сначала римские колонии представляли собой замкнутые поселения римских горожан. Они были созданы по военным, политическим или социальным мотивам и сохраняли узкие римские правовые рамки. Процесс колонизации Римской Республики в основном, хотя и с некоторыми модификациями и интервалами, продолжался вплоть до Траяна. Начиная с Клавдия принцепсы начали титулярно присваивать ранг колоний, начиная же с Адриана этот способ принял еще большие размеры. Рангом муниципий награждались прежде всего старые городские поселения, в которых проживало много римских граждан. Присуждение ранга колонии равнялось признанию автономии самоуправления на основе сформулированного городского права.

Не узаконенную с точки зрения городского права особую форму представляли собой чрезвычайно важные экономически и функционально лагерные поселения у больших легионерских крепостей. Из группы торговцев, ремесленников, проституток и других, обычно сопровождающих легионы лиц, с течением времени возникли перманентные, иногда включающие многие тысячи человек, поселения с улицами, мастерскими, складами, кирпичными заводами, термами, водопроводами и площадями. Но как не велико было значение подобных поселений, они не являлись привилегированными с точки зрения городского права.

Общее число всех городских поселений Римской империи составляло от 1 000 до 2 000. Среди них по статистике Фр.Виттингхофа находилось более 600 колоний и муниципий, которые, правда, были сильно рассеяны. Из них «в Испании 160, среди них вероятно 130—135 муниципий, в Северной Африке около 200, среди них около 120 муниципий, на Дунае от Реции до Мезии... — около 60». На греческом Востоке Рим незначительно изменил общую структуру городов. Немногие созданные при принципате колонии и поселения пополняли и укрепляли старую сеть. Только по политическим, административным или религиозным соображениям, когда город, например, становился хотя бы временной резиденцией принцепса, столицей провинции или центром императорского культа, он получал продолжительные стимулы. В общей сложности они были гораздо слабее, чем на Западе империи.

Для эпохи принципата понятие «город» охватывало как маленький город, так и город мирового значения. Если взять за основу расчеты Ф. Кольба, то, естественно, преобладали маленькие города с числом жителей между 2 000-15 000. Гораздо меньшим было число средних городов, имеющих от 15 000 до 25 000 жителей, и городов, насчитывающих 25 000—50 000. К последним принадлежат важные торговые и портовые города, столицы провинций, а также города, наделенные особыми административными или экономическими функциями, такие, как Остия, Нарбонна, Лондон, Трир, Гадес, и все центры на восточном побережье Малой Азии. И только горстка городов значительно превысила рубеж в 100 000 жителей: Александрия, Антиохия, Карфаген и, естественно, сам Рим.

Такими же различными были и городские территории. Некоторые греческие полисы, особенно такие эллинистические центры, как Антиохия на реке Орон или Никея в Вифинии, занимали площадь свыше 10 000 км2 и включали также многочисленные деревни и усадьбы. В регионах с большой плотностью городов, как, например, в Греции или на западном и южном побережье Малой Азии, связанные с полисом территории редко были удалены от городского центра больше, чем на дюжину километров.

5
{"b":"228837","o":1}