ЛитМир - Электронная Библиотека

Дифференцированный способ рассмотрения приводит к выводу, что Римская Империя в 3 в.н.э., по крайней мере на какое-то время, потеряла важные моменты своей лигитимации: она не могла продемонстрировать ни убедительные военные успехи над захватчиками, особенно над сасанидами, ни обеспечить внутреннюю стабильность и когерентность внутреннего союза, ни создать предпосылки для экономического процветания, не в последнюю очередь из-за валютной системы. По причине поражений и потрясений, высоких количественных потерь и обнищания широких кругов населения политическая формация Империи в целом существенно потеряла свой престиж.

Катастрофические последствия нельзя не заметить: идентификация отдельного человека с государством стала слабее, внутреннее отмежевание от политической системы возросло. Не только христиане, но и члены гностических сект и неоплатоники придавали государству и обществу условное значение. Тот феномен, который Якоб Буркхардт назвал аполитичностью, то есть сознательный отход от всех политических обязательств и обязанностей по отношению к обществу и государству, получал все большее распространение.

Кроме того, для эпохи характерен рост регионалистических тенденций. Если Империя при принципате характеризовалась уравновешенным соотношением и эффективной кооперацией местных, региональных и центральных органов, то теперь эта общность интересов была нарушена. Этому содействовали неспособность центральных органов выполнять свои задачи, а также чрезмерные требования к местным и региональным ячейкам, которым выполнение этих требований были не по плечу. Приоритет региональных интересов часто приводил к узурпациям и образованиям отдельных империй. Если эти отдельные империи не смогли добиться длительной самостоятельности и отделения от Империи, то это наилучшим образом доказывает исторически сложившуюся силу инерции, несмотря на все поражения и катастрофы. Хотя функция города Рима уже давно ослабела, как и функция его традиционных органов и ведущих слоев, идея Империи выстояла посреди всех кризисов.

Эпоха солдатских императоров в целом была пробой на прочность Империи. Она смогла устоять только благодаря мобилизации новых жизненных сил, применению военщины из Дунайского региона и других пограничных зон Империи. Это захватывающее явление одновременно является успехом романизации и политической интеграции.

С другой стороны, нельзя не признать, что доминировали силы, которые бесцеремонно подчиняли своим интересам все структуры государства, администрации и общества. Они были зафиксированы на власти и могуществе, на непреклонном проведении в жизнь всех государственных требований, на использовании всех сил и средств. То, что при этом все больше ограничивалась гражданская свобода и автономия городов, а администрирование и всякого рода принуждения, наоборот, возрастали, не принималось во внимание. Между тем фатальным было то, что эта постепенно образующаяся «чрезвычайная конституция древнего мира» (Ю. Фогт) просуществовала долгое время.

Тогда как защитники Империи взывали к древним традициям, все больше увеличивался контраст между этими реставрационными целями и политической и общественной реальностью.

Коренным образом изменившееся общее положение на границах и внутри Империи принуждало к мерам, которые были несовместимы с идеалами и нормами принципата. Полностью изменились также стиль и методы функционирования государственных органов, По мере увеличения нужды и уменьшения доступных средств возрастала жестокость и грубость войсковых соединений и милитаризованной администрации. Так, чистым вопросам власти были пожертвованы традиционные компоненты, в век катастроф, нужды и страха население было так же встревожено, как и в дни поздней Республики. Как и тогда, оно было готово принять любую власть и любое политическое решение, лишь бы они обещали стабильность и безопасность.

Тетрархия Диоклетиана

Император, известный под именем Диоклетиан, первоначально имел имя Диокл, которое часто встречалось среди рабов и вольноотпущенников. Но родовое имя Диоклетиана было Валерий. По Евтропию, он был «незнатного происхождения» и, по-видимому, поэтому мало что известно о первой половине его жизни и о первых ступенях его карьеры. Весьма вероятно, что родиной Диоклетиана была Далмация, недалеко от Салон. При Аврелиане, Пробе и Карре он накопил военный опыт и под конец занимал пост начальника телохранителей.

После того как летом 285 г.н.э. Диоклетиан получил единоличную власть, перед ним стояло множество военных задач: во время похода Кара на всем Западе Империи, как на границах, так и внутри, начались новые сражения и беспорядки. На Нижнем Рейне, на побережье Северного моря, в Верхней Германии и Реции, а также во внутренней Галлии перед Диоклетианом стояли задачи, которые он один разрешить не мог.

Многообразие этих обязанностей требовало разделения функций, и это объясняет, почему Диоклетиан еще в 285 г.н.э. сделал Цезарем своего старого боевого товарища Максимиана и поручил ему руководство на галлогерманском театре боевых действий. Это возвышение в Цезари было превентивным методом против возможных узурпаций региональных командующих; в случае с Максимианом этот метод являлся безопасным. 1.4.286 г.н.э. Максимиан за свои успехи был возведен в Августы и стал соправителем.

История времен римских императоров от Августа до Константина. Том 2. - _16.jpg

Рис. Диоклетиан.

В последующие годы до 1 марта 293 г.н.э. у империи снова было два императора. Теоретически они являлись «братьями», их отношения были официально определены и почти равноправны. В действительности Диоклетиан сохранил, как и раньше, самый высокий ранг и директивные компетенции по всей Империи. Особенно наглядно эта градация отражается в тех именах, которые добавили себе правители: Диоклетиан впредь звался Йовием, а Максимиан Геркулием. Эти имена говорят больше, чем, связь с Юпитером и Гераклом: они являются столпами политической теологии и ярко выраженным свидетельством связи рациональности и религиозности, которая стала характерной для новой системы.

История времен римских императоров от Августа до Константина. Том 2. - _17.jpg

Рис. Максимиан Геркулий.

Успехи, достигнутые Диоклетианом и Максимианом в ближайшие годы, были большими, но число очагов кризисов не сокращалось. Поэтому понятно, что Диоклетиан последовательно продолжал свой курс 1.3.293 г.н.э. он назначил двух Цезарей, к каждому из Августов было приставлено по одному. У Диоклетиана был Галерий, у Максимиана на Западе — Констанций Хлор, отец Константина Великого. Одновременно Цезари были усыновлены своими Августами. Галерий был принят в семью Валериев, он получил также имя своего Августа — Йовий. Ценой власти стал развод с женой; как когда-то Тиберий, он должен был развестись и жениться на Валерии, дочери Диоклетиана. Констанций Хлор, Цезарь Запада, уже несколько лет был зятем Максимиана Геркулия. Он тоже расстался со своей подругой Еленой, матерью Константина Великого.

История времен римских императоров от Августа до Константина. Том 2. - _18.jpg

Рис. Галерий.

Система тетрархии, правления четырех, объединяла в себе элементы рациональной конструкции и элементы династической политики. Оба Цезаря отныне были обладателями собственной империи, но по рангу отличались от Августов. В античных источниках они часто обозначались понятием аппараторы, что означало технический служащий. Быстро начало создаваться подразделение обязанностей: Максимиан Геркулий на Западе осуществлял контроль над Италией, Испанией и Африкой, Констанцию Хлору были предназначены Галлия и Британия. Сферой Диоклетиана был прежде всего Ближний Восток. Галерий занимался дунайским регионом от Норика до устья Дуная. Но этот раздел обязанностей не был окончательным разделом Империи, оба Августа неоднократно вмешивались в сферы компетенций своих Цезарей. Система управления могла существовать только потому, что Диоклетиан был признан центральной фигурой Максимианом и двумя Цезарями.

71
{"b":"228837","o":1}