ЛитМир - Электронная Библиотека

В серии сражений с багаудами Максимиан одержал по крайней мере поверхностный успех, но восставшие продолжали борьбу в форме разбойничьих банд и партизанских отрядов. Они в течение следующих двух веков оставались латентным очагом беспорядков во всем галло-испанском регионе. Нападения германцев Максимиан тоже отразил контрударами через Рейн; опаснейшим очагом кризиса стали совсем другие события. Против постоянных набегов пиратов на побережье Северного моря в Ла-Манше был сконцентрирован сильный флот, которым в те годы командовал менапий Каравазий. Когда он был обвинен в присвоении добычи и сговоре с противником, Каравазий собрал все, что ему принадлежало, и в конце 286 г.н.э. отплыл в Британию. Он высадился на северо-западе острова, заключил соглашение с пограничными племенами и двинулся на юг. У Эбурака (Йорк) были уничтожены регулярные римские соединения, занят Лондиний (Лондон), и тем самым консолидировалась британская отдельная Империя.

Каравазий в стилизации власти и в структуре администрации придерживался традиционных римских форм. Легализацию своей власти, в которой ему отказали Диоклетиан и Максимиан, он узурпировал. Известное изображение на монете показывает его вместе с Диоклетианом и Максимианом, а внизу надпись: «Каравазий и его братья». Стремление к легализации, консолидации собственных сил и дальнейшее развитие британской экономики были основными позициями политики Каравазия, который при этом пользовался сплоченностью и островным положением сферы своей власти.

Максимиан не думал просто так смириться с этими событиями. Уже в течение 288 г.н.э. он приступил к интенсивному строительству и оснащению своего флота. Когда Диоклетиан в том же году находился в Ретии, войска Максимиана в боях против франков продвинулись до Северного моря. В 289 г.н.э. Максимиан решился на борьбу с британским узурпатором. Однако его плохо обученный флот был уничтожен хорошо управляемыми кораблями Каравазия, Каравазий даже смог отстоять предмостное укрепление вокруг Гезориака (Булонь). У Диоклетиана и Максимиана не было другого выбора, как принять status-quo; Каравазий симулировал свое признание в качестве легитимного соправителя и даже выпустил монеты для своих «коллег». Его престиж возрастал, и власть была признана в большей части Северо-Западной Галлии.

Окончательное свержение британской отдельной империи удалось только Констанцию Хлору. Уже в 293 г.н.э., в год своего возвышения в Цезари, он взял Гезориак, вытеснил соединения Каравазия с северо-запада Галлии, а три года спустя провел успешную оккупацию Британии. Аллект, преемник убитого между тем Каравазия, был разбит. Констанций Хлор вошел в Лондон как «воздаятель вечного света», как прославляет его знаменитый медальон.

В этот же промежуток времени не утихали битвы на различных отрезках рейнской границы. В 292 г.н.э. произошло разрушение территории между Верхним Рейном и Нижним Дунаем, однако до 305 г.н.э. сражения на германском фронте не прекращались, они велись Констанцием Хлором, так как Максимиан Геркулий в это время был занят беспорядками и пограничными сражениями в Северной Африке. Как и всегда, присутствие Максимиана Геркулия в Карфагене в 297—298 г.н.э. ознаменовалось активной строительной деятельностью.

С походами Максимиана Геркулия на северо-запад Империи христианские источники связывают мученичество фиванского легиона, которое ежегодно отмечается католической церковью 22 сентября. По первоисточникам об этом мученичестве рассказано в Страстях акавненских мучеников епископа Лионского, написанных в первой половине 5 в.н.э. Страсти сообщают, что Максимиан хотел истребить христиан. Легион воинов, которые звались фиванцами, якобы получил приказ выступить в поход, чтобы на Западе принять решительные меры против христиан. Но солдаты не повиновались, поэтому легион вблизи Октодура (Мартиньи) сначала два раза был подвергнут децимации, а потом был полностью уничтожен. Среди предводителей фиванского легиона называется некий Мавриций, в честь которого в 515 г.н.э. было построено аббатство Сен-Морис д’Агон в верхней долине Роны. Страсти ссылаются на Теодора, будущего епископа Октодура, который обнаружил останки солдат фиванского легиона. С того момента известно почитание чудотворных реликвий. Фиванский легион стал олицетворением стойкости христианских воинов и мучеников; в Швейцарии, на Нижнем Рейне и в Италии с ним был связан целый ряд мучеников.

После критики источников в современной науке (Д. ван Берхем) на основе целого ряда анахронизмов и других нестыковок в Страстях оспаривается историчность этих событий. Вполне возможно, что обнаружение реликвий епископом Теодором находится в тесной связи с усилившимся почитанием реликвий, которое началось с Амброзия. Однако, как ни оценивать содержание и форму Страстей, для европейского средневековья мученичество фиванского легиона было правдой, которая, разумеется, в значительной степени способствовала дискредитации Максимиана Геркулия.

Итог военных операций первой тетрархии показывает, что нигде не было попыток империалистических наступлений. Даже там, где Диоклетиан собирал большие силы и развивал активные действия, как против сасанидов, на Нижнем Дунае, на границах германских провинций против аламаннов и франков, было стремление только к окончательной стабилизации границ Империи. Стабилизация всеми средствами была требованием времени, и она осуществлялась с помощью контрнаступлений, постройки крепостей, дорог, соединительных путей в пограничных зонах, усиления гарнизонов и пограничных войск.

Даже при беглом взгляде на историю военных и политических достижений тетрархии Диоклетиана заметен приоритет военного сектора. Опять армии отводилось ключевое положение в государстве, опять решающей была военная квалификация правителей, опять сама система смогла выстоять, несмотря на поражения и потери, благодаря военным успехам внутри и на границах Империи. С этой точки зрения очевидна тесная связь с эрой солдатских императоров. Если тетрархия Диоклетиана существенно отличается от той эпохи и в рамках процесса стабилизации занимает особое место, то это объясняется тем, что среди непрерывных военных задач проводился целый комплекс реформ.

Реформы тетрархии Диоклетиана, как и реформы Августа, охватывали почти все сферы государства и общества. Так как они долгое время осуществлялись одним человеком, личность и методы которого, правда, диаметрально отличались от Августа, они привели к внутренней целостности. Этим объясняется также и то, что реформы Диоклетиана для новой эпохи поздней античности приобрели такое же фундаментальное значение, как когда-то реформы Августа для принципата.

Реформы достигли такой необычайной плотности и охвата, что фактически осуществили полную реорганизацию общества и государства. Прежде чем они будут изложены по конкретным областям, необходимо сделать несколько предварительных замечаний: во-первых, нужно отметить, что структуры тетрархии внедрились не в одном процессе и не по единой модели государства и общества как структуры принципата. Они были скорее результатом среднесрочного процесса изменений, хронология которого ввиду неудовлетворительного положения с источниками гораздо более ненадежна, чем в случае с Августом. Даже для самых центральных сфер окончательно не выяснено, осуществлялись ли определенные меры при солдатских императорах и только позже были декретированы Диоклетианом, или же они были введены только Константином Великим.

Во-вторых, отдельные события, конкретные очаги кризисов и специальные региональные задачи приводили часто к реакциям, которые представляли существенные элементы комплекса реформ, и, таким образом, общее впечатление от реорганизации позволяет предполагать гораздо более плотную консистенцию, чем это было на самом деле. Систематическое укрепление и реорганизация восточной границы были реакцией на вторжение арабов и сасанидов; реорганизация Египта — реакцией на внутренние восстания; преследования христиан на удивление поздно — реакцией на происшествие с Диоклетианом в Никомедии; эдикт о максимальных ценах бесспорно был реакцией на протесты и недовольство в армии. Реформы Диоклетиана в целом нельзя понимать, как одностороннее осуществление монократических концепций, скорее они являются результатом как внутренней, так и внешней диалектики этой системы.

73
{"b":"228837","o":1}