ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что, доктор?

– Не беспокойся. Он детектив из полиции.

Майк уставился на инспектора.

Аллейн сел на край постели.

– Извини, что разбудил. Но ты ведь сам знаешь, как расследуют убийства. Надо идти по свежему следу.

– Конечно, – ответил Майк тоном бывалого сыщика.

– Думаю, ты не против обсудить со мной парочку вопросов?

– Ясное дело, – проговорил Майк с нескрываемым удовольствием. – Значит, все-таки убийство?

– Судя по всему, да.

– Здорово. – Майк на несколько секунд серьезно задумался, а затем выпалил: – А улики у вас есть, сэр?

– Почти никаких, – честно признался Аллейн.

– Жалко.

– Конечно, жалко, но что тут поделаешь.

– А все равно наши тут ни при чем.

– Конечно, – вмешалась няня. – Наверное, какой-то бандит забрел с улицы. Его скоро поймают.

– Ну, может, не так скоро, как нам бы хотелось, – проговорил Аллейн. – Этот бандит мог убежать и затаиться где-нибудь далеко отсюда. У нас есть вопросы, которые нужно прояснить, и я пришел к тебе за помощью. Чем ты занимался сегодня днем?

– Возился с железной дорогой. Мне ее починил Гигл. Он просто волшебник, здорово разбирается в разных механизмах.

– А где это было?

– В коридоре. Он закончил чинить и ушел.

– И ты остался один?

– Один. Но Робин обещала со мной поиграть. Но тут… понимаете, мне надо было вручить подарок дяде Г. – Майк покосился на няню. – Он ведь умер, правда? И куда девался?

– Куда-куда, – проворчала няня. – На небо отправился, конечно.

– А вот Генри сегодня сказал, что дяде Г. место в аду.

Няня насупилась:

– Не говори глупости. Ты просто неправильно понял, что сказал брат.

– А где лежал подарок? – спросил Аллейн.

– В маминой комнате. На столике у ширмы. А сначала я не мог его найти, когда Робин пришла и сказала, что мама зовет меня, чтобы я вручил подарок.

– Когда это было?

– Ну, раньше. После шарады. Они так старались, а дядя Г. на шараду даже не посмотрел. Они все сильно рассердились. Стивен сказал, что дядя Г. старый…

– Перестань, Майкл.

– Да что ты, няня, он же взаправду так сказал. Я не выдумываю. Слышал, как он говорил, когда искал подарок.

– Такты что, не нашел подарок и махнул рукой? – спросил Аллейн.

– Вроде того, – ответил мальчик, слегка пожимая плечами и сразу став миниатюрной копией своей мамы. – А подарок я увидел потом, когда Гигл чинил мне железную дорогу. Я почти у двери сидел. Вот и увидел.

– Кто-нибудь был в спальне?

– Да. Мама, тетя В. и тетя Кэт. Они сидели за ширмой, болтали.

– И что было дальше?

– Ну, я схватил подарок и понес дяде Г. в гостиную. А он был такой злой.

– Майкл! – снова одернула его няня.

– Извини, няня, но он был злой. Ничего не сказал. Ни спасибо, совсем ничего. Просто выпучил на меня глаза, а папа говорит: положи подарок и отваливай. Ну я и отвалил. Пэт сказала, что грубые они все. Я тоже так думаю. Не папа, конечно, а они.

– Перестань так разговаривать, Майкл! – возмутилась няня. – Перед мистером Аллейном неудобно.

– Не может быть! – Майк рывком сел в постели. – Так вы тот самый мастер Аллейн?

Инспектор усмехнулся:

– Неужели ты читаешь газеты?

– Как же я вас сразу не узнал! Я читал в «Настоящем детективе» про убийство Госпела. Один парень из моего класса хвастался, что видел человека, который с вами знаком. Понимаете? Ну теперь-то я ему нос утру. И у нас тоже есть знакомый, репортер. Может, вы его помните. Батгейт.

– Найджел Батгейт? Конечно, помню. Это и мой добрый приятель.

Майк задумался.

– Как вам удалось стать таким детективом? Это, наверное, трудно.

Аллейн серьезно кивнул:

– Да уж, нелегко. А ты хотел бы стать детективом?

– Вообще-то да. Но, боюсь, ума для этого не хватит.

– Ума, я думаю, у тебя достаточно. А вот память… Она у тебя хорошая?

– Из всех детей, за которыми я ухаживала, он самый забывчивый, – подала голос няня.

Майк посмотрел на Аллейна как бы в поисках понимания. Так мужчины обмениваются взглядами, если женщина в их присутствии ляпнет какую-нибудь глупость.

– А вот сейчас мы и проверим твою память, – объявил инспектор. – Попробуй рассказать как можно подробнее обо всем, что происходило, скажем, после того, как ты взял в маминой комнате подарок. Вспоминай шаг за шагом, что ты видел, слышал или, может, ощущал какой-то запах в следующие пятнадцать минут. В этой игре вот такие правила. – Аллейн раскрыл блокнот. – Предположим, ты эксперт в суде, от твоего свидетельства многое зависит. Понимаешь? Значит, ты взял сверток с подарком. Какой рукой?

– Левой. В правой у меня был сигнальный фонарь от паровоза.

– Хорошо. Рассказывай, что было дальше.

– Все?

– Все.

– Ну, значит, я переступил через рельсы. Гигл тогда соединял две закругленные части. Я сказал, что быстро сбегаю и вернусь, и он ответил: ладно. Я пошел по коридору мимо комнаты Робин, там у двери висит штора. Это вообще-то была прихожая в другой квартире, а мама сделала из нее комнату. Вот так надо все рассказывать, сэр?

– Да.

– Там шторы были задернуты. Они синие, толстые такие. Дверь в конце коридора была закрыта. Я открыл ее и вышел на площадку.

– Дверь за собой закрыл?

– Наверное, нет, – простодушно ответил Майк. – Я вообще-то редко это делаю. Нет, не закрыл, потому что слышал, как Титл запускает поезд, и оглянулся посмотреть.

– Хорошо. Что дальше?

– Потом я прошел по лестничной площадке.

– Кабина лифта была наверху?

– Да, наверху. Сквозь стекло – наверху в двери есть окошко – виднелся свет. Там никого не было. Нигде – ни в лифте, ни на площадке. По крайней мере я не видел. Потом я вошел в другую квартиру, дверь вроде тоже не закрыл. В прихожей валялось всякое барахло, которое они использовали для шарады. Боюсь, я не смогу точно описать. Они затолкали кое-что в шкафы, но все торчало. На столе валялись пальто и… – Майк замолк и зажмурился.

– И что дальше?

– Я пытаюсь увидеть все как было, сэр.

– Правильно, – похвалил Аллейн. – Ведь твой мозг похож на фотоаппарат. Снимает все, что ты видишь, только ты не очень часто печатаешь эти фотографии. Вот сейчас постарайся отпечатать снимки, которые ты сделал в прихожей.

– У него лицо стало красное, – заметила няня.

– Да что ты, няня, дай мне получше рассмотреть фотографию. – Мальчик повернулся к Аллейну. – Там свет падает так, что все предметы бросают тени в мою сторону. Вижу стол. Там лежит какая-то штука, расшитая цветами, и котелок. Я думаю, это дяди Г. И я вижу перчатки Генри. Потом шарф… и бинокль, и шляпа, какую носят в жарких странах. Погодите немного, сэр… Там лежит что-то еще. Где-то с краю фотографии. Не совсем пропечаталось.

– И что же это?

– Сейчас, сэр… что-то блестящее. Не такое уж большое, но длинное и блестящее.

Няня забеспокоилась, собираясь что-то сказать, но мальчик ее остановил:

– Погоди, няня. Не говори ничего. Значит, длинное, тонкое и блестящее.

Он открыл глаза и с торжествующим видом посмотрел на Аллейна.

– Наконец-то увидел. Лежит на краю стола. Длинный такой, с острым концом. Я видел его на кухне. Шампур. Вот что там лежало, сэр. Шампур, ну для того, чтобы на нем что-то жарить. Понимаете?

II

Майк сидел довольный собой. Еще бы, он так все хорошо вспомнил. В комнате было тихо. На каминной полке тикали часы. В оконное стекло ударил порыв ветра. Внизу по улице урча проезжали машины. Слышались выкрики мальчишки-газетчика, кто-то звал такси. Няня пошевелилась, шурша фартуком.

– Шампур был необходим им для шарады, – произнес Майк. – Я слышал, как Фрид кричала, что ей нужен кинжал.

– Вот как, для шарады, значит, – проговорил Аллейн. – Впрочем, это не имеет значения. Продолжай.

– Я насчет шампура подумал… – Майк осекся и с опаской посмотрел на инспектора.

– Что такое? – спросил Аллейн.

– Да я вдруг подумал… шампур – это улика?

25
{"b":"228838","o":1}