ЛитМир - Электронная Библиотека

Больше всего Суллу возмущал брак Цезаря с Корнелией, и он хотел заставить его развестись с ней. (По Светонию. это был бы уже второй развод Цезаря, потому что перед тем как жениться на Корнелии, он расторгнул помолвку с Коссутией, принадлежавшей к богатому, но плебейскому роду). Цезарь не послушался, бежал из Рима, предпочтя жизнь изгнанника, хотя, как утверждают Светоний и Плутарх, он был в то время не совсем здоров. (Светоний: "Его мучил постоянный озноб"). Цезарю приходилось чуть не каждый день менять свое убежище, причем однажды он попался в руки воинам Суллы, которые прочесывали край, но ему удалось откупиться от их начальника за большие деньги.

Где-то в это время постепенно, однако все убыстряясь, начинается карьера Цезаря. Девятнадцатилетним юношей он вступает в восточные легии и участвует в боях с Митридатом и пиратами. Отправляется в Вифинию к царю Никомеду -- отсюда начинается упорная молва, что Цезарь состоял с ним в гомосексуальной связи.

Интересное приключение подкарауливало его во время одного плавания. У острова Фармакусса он попал в плен к пиратам. Когда от него потребовали выкуп -- 20 талантов, он высмеял своих пленителей, заявив, что они не знают ему цену, и сам предложил больший выкуп -- 50 талантов. Потом разослал своих спутников по близлежащим городам, чтобы они разыскали деньги, а сам с единственным другом (по некоторым источникам -- врачом) и двумя слугами остался среди пиратов. Здесь он пробыл 38 дней, отнюдь не чувствуя себя бесправным пленником. Когда ему хотелось отдохнуть, он посылал к пиратам слугу с приказом, чтобы они не шумели. По утверждению Плутарха, Цезарь даже сочинял в плену стихи и речи, причем пираты становились их невольными слушателями. И если они не проявляли при этом своего восхищения, пленник осыпал их бранью, обзывая невеждами и варварами, и часто со смехом грозил, что прикажет распять их на кресте. Пираты в ответ тоже смеялись, однако, когда после уплаты выкупа Цезаря отпустили, он собрал флот и, преследуя пиратов, захватил их. Большинство их действительно постигла обещанная участь -- они были казнены.

Узнав о смерти Суллы, Цезарь вернулся в Рим. Он уже чуял возможность политической карьеры. Он обвинил и привлек к суду двух сторонников Суллы -Долабеллу и Антония, однако ему не удалось добиться их осуждения. Тем не менее он добился куда большего на что, несомненно, рассчитывал заранее, -симпатий масс. К первым попыткам создать антисулловский или, точнее, антиоптиматский, фронт, которые предпринимал, в частности, Лепид, Цезарь не присоединился, не веря -- и как показало время, обоснованно -- в способности Лепида.

На короткое время Цезарь отправился после этого на остров Родос, чтобы усовершенствовать свое ораторское искусство, к которому у него тоже проявился исключительный талант.

Будучи незаурядным политиком, Цезарь делает все, чтобы завоевать симпатии широких слоев народа. Этому способствуют публичные судебные защиты, дорогостоящие пиры, а также -- искренняя или наигранная -- человечность в обращении с людьми. Во время похорон своей тетки Юлии, вдовы Гая Мария, Цезарь произносит на форуме выдающуюся хвалебную речь и приказывает вывесить портреты Мария. Это был смелый и вместе с тем хорошо продуманный шаг -сторонники Мария были во время правления Суллы объявлены "врагами родины". Торжественную речь он произнес и на похоронах своей жены Корнелии. И, наконец, велел тайно изготовить несколько статуй Гая Мария и богини Победы, доставил их ночью на Капитолий и воздвиг их там. Это вызвало гневное негодование оптиматов и радость их противников. Во времена сулловского террора казалось, что популяры как организованная партия уже исчезли. Но -как обычно бывает -- время показало, что они просто перешли на нелегальное положение. И теперь, благодаря Цезарю, снова появились на политической сцене Рима.

ТРИУМВИР В ДЕЙСТВИИ. Карьера Цезаря начинает стремительно развиваться. За каких-то восемь лет он продвигается в должностях от квестора (в Испании) и эдила, претора и пропретора до вершин своего дипломатического искусства -к первому триумвирату с Помпеем и Крассом. Оба принадлежали в то время к виднейшим людям Рима; Красс -- благодаря своему весьма сомнительно приобретенному богатству, Помпеи -- благодаря своей славе полководца во время эры Суллы. Красе представлял римских всадников, в то время как политическая позиция Помпея была изменчивой -- он некоторое время кокетничал с популярами, потом склонялся к оптиматам, мечтая при этом об абсолютной власти. Однако ему не хватало при этом дипломатического таланта и прежде всего энергии Цезаря.

Взаимоотношения между Помпеем и Крассом были сложными. Тем более следует оценить успех Цезаря, который сумел не только сблизить соперников, но и встать между ними. Вначале он, без сомнения, был самым слабым звеном этой цепи, однако это продолжалось недолго. Цезарь расположил к себе Помпея, к которому, кстати, он проявлял свои симпатии уже раньше, во время войны с Митридатом, тем, что отдал ему в жены свою четырнадцатилетнюю дочь (Помпею в то время было 50). С Крассом его связывал недоказанный, но весьма правдоподобный заговор против сената.

Пользуясь поддержкой соратников по триумвирату, Цезарь стал консулом. Несмотря на протесты своего коллеги по консулату Бибула и сопротивление сената, ему удалось провести несколько весьма прогрессивных для своего времени законов. Прежде всего закон о земельной реформе в пользу бывших легионеров Помпея (что, помимо прочего, было некой "взяткой" Помпею) и малоимущего населения. Цезарь стал также создателем первой газеты: он ввел издание ежедневных сообщений о работе сената. Это был дальновидный тактический шаг -- с тех пор сенату приходилось принимать во внимание и общественное мнение. А оно было на стороне Цезаря.

ПОЛКОВОДЕЦ В ГАЛЛИИ. Согласно римским традициям, консул, избирательный период которого истекал, имел право на управление одной из провинций. По договоренности с Помпеем и Крассом. Цезарь выбрал Галлию. Поначалу ему была выделена Цизальпинская Галлия и Иллирия, однако вскоре сенат распространил его управление и на Трансальпинскую Галлию, то есть часть сегодняшней Южной Франции и другие территории. Свободная, еще непокоренная Римом, Галлия представляла тогда оставшуюся часть Франции, Бельгии, Голландии, Швейцарии и Германии на запад от Рейна.

"Галлия состоит из трех частей, одну из которых населяют белги, вторую аквитаны, а третью -- кельты...". Так начинает Цезарь свои "Записки о галльской войне". Прекрасно написанные, они стали неоценимым историческим источником, свидетельствующим не только о завоеваниях римлян, но и о жизни и обычаях галльских и германских племен. Чтобы избежать подозрения в эгоцентризме и похвальбе, Цезарь написал "Записки" не в первом, а в третьем лице, что. разумеется, отнюдь не исключает их субъективности, умения подчеркнуть то, что автор считает выгодным для себя, и умолчать о том, что свидетельствует не в его пользу. Но такова уж судьба почти всех мемуаров. Относительно Цезаря следует признать, что негативы "Записок" не преобладают над их достоинствами.

Однако давайте процитируем, что пишет о цезаревых "галльских войнах" Плутарх:

"Период войн, которые он вел, и походов, которыми он покорил Галлию, как будто начав все с другого конца и встав на путь другой жизни и других действий, -- этот период показал, что среди полководцев, достигших наибольшего поклонения и славы, нет ни одного, достоинствами которого он не обладал бы как полководец и вождь. Кого ни поставить рядом с ним -- Фабия или Сципиона, Метелла и его современников или полководцев, действовавших незадолго до Цезаря, -- Суллу, Мария, обоих Лукуллов или самого Помпея, слава которого расцветала тогда под широким небом всеми воинскими доблестями, -- подвиги Цезаря превосходят подвиги одного из них -трудностью мест, в которых он воевал, другого -- размерами земель, которые он захватил, третьего -- численностью и силой врага, над которым он одержал победу, четвертого -- особенностями и ненадежностью народов, которые он поработил, пятого -- милосердием к пленным, шестого -- порядками и доказательствами приязни к своим соратникам, и всех вместе -- тем, что он выиграл больше всех битв и побил больше врагов. В Галлии он не воевал и десяти лет и при этом покорил силой более 800 городов, 300 племен, воевал в общей сложности с тремя миллионами врагов, один миллион из которых погиб в боях, а второй миллион живьем попал в плен".

3
{"b":"228849","o":1}