ЛитМир - Электронная Библиотека

Вернемся, однако, на два года назад, к январю 1378 года, когда Карлу было десять лет и он был дофином, то есть наследником французского трона. Его отца Карла V посетил тогда римский император и чешский король Карл IV. Оба правителя были более чем близки между собой: с родом Валуа, к которому принадлежал Карл V и который был правящей французской династией, Карла IV связывали двойные родственные узы -- во-первых, его первой женой была Бланш Валуа, а во-вторых, его сестра Йитка была супругой Иоанна II Доброго, отца Карла V. Оба рода, Валуа и Люксембурги, практически владели в то время -или хотя бы оказывали влияние -- на всю Европу, за исключением Балканского полуострова и России.

При этой встрече оба правителя, как будто в предчувствии близ кой смерти, представили друг другу своих наследников: десятилетнего француза Карла и четырнадцатилетнего чеха Вацлава. Судя по всему, монархи гордились своими потомками.

Французский летописец задает условный вопрос: Каково бы было могущественным правителям, если бы они могли догадываться, как промотают эти потомки их наследство?

Что касается Вацлава IV, тут Фруассар явно имел в виду гуситские войны. Однако они разразились после смерти Вацлава и не только не означали для чешского народа упадок, но и стали одним из славных этапов его истории. У французского же короля Карла VI отцовское наследство действительно распалось под руками, и -- не будь поворота в войне с англичанами, совершенного Жанной д'Арк при осаде Орлеана, -- последовала бы неминуемая катастрофа.

В период, когда Карл VI вступал, после смерти своего отца, на французский трон, до конца войны между Англией и Францией оставалось еще более сорока лет. Историки назвали позднее эту войну Столетней, хотя она и не была войной в буквальном смысле этого слова, -- скорее, это была длинная серия боев и столкновений, нарушаемых недолгими перемириями. Их причиной была борьба за французский престол.

ИЗ ИСТОРИИ СТОЛЕТНЕЙ ВОИНЫ. Она началась в 1337 году, однако повод к ней задолго до этого дал косвенно король Филипп Красивый. В 1298 году, заключив мир с английским королем Эдуардом I, он. желая показать добрую волю, выдал свою дочь Изабеллу за английского наследника. В то время ему, несомненно, казалось, что он сделал блестящий дипломатический ход, который сблизит оба западноевропейских королевства и установит между ними добрососедские отношения и прочный мир. До сих пор эти отношения оставляли желать лучшего. Французские короли тщетно стремились вытеснить соседей-островитян из южнофранцузской области Гиень, а со стороны англичан яблоком раздора была Фландрия, где они хотели сохранить свое влияние.

Вскоре, однако, оказалось, что "дипломатический ход" Филиппа был фатальной ошибкой. Когда три десятилетия спустя вымерла от меча вся капетовская династия и ее сменили Валуа, английский король Эдуард III, сын дочери Филиппа Изабеллы, выступил с претензиями на французский престол. Французы отвергли его притязания, сославшись на Салическую правду -- древний сборник обычного права, исключавший из наследственного права женщин. Англичане, однако, не признавали этот закон -- у них право женщин на наследование трона признавалось -- и началась Столетняя война. Началась довольно неудачным образом для французов, нанося к тому же Франции куда больший ущерб, чем противнику, потому что велась на ее территории.

В 1340 году французы проиграли морскую битву при Слейсе, а после поражения в битве у Креси, где английские лучники наголову разбили французских рыцарей (на стороне французов сражался и 26 августа 1346 года погиб чешский король Ян Люксембургский), в 1349 году французы как слабое утешение отвоевали южно-французское графство Дофине (которое получали позднее французские наследники престола -- отсюда их титул "дофины"), однако уже в 1356 потерпели следующее тяжелое поражение -- у Пуатье. В этой битве попал в плен к англичанам французский король Иоанн II Добрый, так и скончавшийся в плену в 1364 году.

Военные неудачи, следовавшие одна за другой и во многом происходившие по вине тяжелой конницы (феодальных рыцарей), разумеется, оказывали отрицательное влияние на общественное мнение самых широких кругов населения, которое обернулось против знатных феодалов, -- дворянства и прелатов. Когда дофин, позднее король Карл V, управлявший королевством от имени своего отца Иоанна II Доброго, находившегося в плену, отверг требование генерального штаба поставить ведение дел правительством под контроль специальной комиссии, восстал Париж. Восстание продержалось почти два года (1357--1358). Под давлением сословий дофин вынужден был ненадолго даже объявить специальный акт, включавший в себя все требования по реформам государственного управления и даже требование покончить с междоусобными войнами отдельных феодалов (которые, надо сказать, были одной из главных причин военных неудач французов в Столетней войне) и вооружить жителей для защиты от мародерства и насилия, процветавшего как на французской, так и на английской стороне.

Почти одновременно с парижским восстанием под предводительством Э. Марселя в деревне тоже вспыхивает восстание -- жакерия (его название образовалось от пренебрежительной клички, которую присвоили феодалы крестьянам: Jacques simple -- Жак-простак). Жакерия охватила постепенно всю северную Францию; она была направлена против непомерного бремени налогов и гнета феодалов, разорявших и без того доведенную до крайней нищеты деревню. Оба восстания были наконец подавлены, причем жакерия куда кровавее. Крестьяне так и не сумели найти общий язык с восставшим Парижем.

Первый этап Столетней войны закончился миром в Бретиньи в 1360 году. Англичане получили по мирному договору гавань Калэ и юго-западную часть Франции, а Эдуард III отказался от своих притязаний на французский престол.

Второй этап начался девять лет спустя. На этот раз французам -- во всяком случае, вначале -- везло больше. За пять лет им удалось отвоевать почти все территории, захваченные англичанами. После заключения следующего мира в 1377 году в руках англичан остались только города Калэ, Бордо и Байонна. Однако это был странный мир: битвы с англичанами утихли, зато с новой силой вспыхнули сражения внутри страны.

В этот период и вступает на престол двенадцатилетний Карл VI. За несовершеннолетнего короля страной управляли его дядья -- герцоги Бургундский, Анжуйский и Берри, братья покойного Карла V. Правили они плохо, заботясь больше о своем благе, чем о делах королевства. Пользуясь перемирием с Англией, регенты организовали военный поход во Фландрию, которая была в то время вассальным графством Франции. Местные графы, однако, все чаще оказывались в конфликте с возникающей городской буржуазией в Генте, Антверпене и других городах, богатство которых зависело от производства сукна -- а значит, от ввоза шерсти из Англии. Свою роль сыграл и национальный, а также языковой вопрос. Графы и дворянство были французами, горожане и простой народ -- фламандцами. Поэтому когда фландрский граф обратился к герцогу Бургундскому (Филиппу Смелому) с просьбой о помощи против восставших горожан, во Фландрию ворвалась вся французская рыцарская конница во главе с юным королем. Поход закончился победой французов, после которой последовали репрессии и казнь вождя фламандцев-горожан Филиппа ван Артевельде.

Итак, дядья правили во Франции ретиво: за шесть лет им удалось разворовать и растратить государственную казну, собранную благодаря терпеливым стараниям Карла V, поэтому когда Карл VI взял наконец в 1388 году правление в свои руки (довольно поздно -- в двадцать лет -- вероятно, родственникам не хотелось расставаться с властью), Франция была нищей.

Молодой король начал неплохо. Он прислушивался к советам ученых мужей из парижского университета (среди которых был, в частности, и Оноре Бонэ -автор одного из первых учебников государственного искусства) и даже заключил "постоянный" мир со своим -- тоже молодым -- английским партнером Ричардом II, добившись этого с минимальными уступками. Оба молодых короля даже договорились о совместном крестовом походе против турков и татар.

31
{"b":"228849","o":1}