ЛитМир - Электронная Библиотека

Реформы были страстью Иосифа. За свое относительно короткое правление он успел издать более шести тысяч так называемых патентов, то есть реформационных указов в самых разных областях жизни.

Иосиф усилил абсолютизм государства, причем вошел в историю и благодаря тому, что создал обширную сеть тайной полиции и доносчиков. Современники говорили, что эрцгерцог работает 18 часов в день.

В области международной политики и военных предприятий он не пользовался успехом. В самом конце правления он потерял Бельгию, а также был вынужден уступить требованиям венгерского дворянства вернуть им пожалованные Марией Терезией привилегии.

Его смерть оплакивала не семья и не род (детей у Иосифа не было), не дворянство и знать, а широкие народные массы, не слишком хорошо информированные о его деятельности. Вскоре стали слагаться легенды о человеколюбии и доброте эрцгерцога, которые заходили так далеко, что ему приписывалась даже демократичность. В чем-чем, а уж в демократичности Иосифа нельзя было заподозрить, хотя ему и не было чуждо понимание народных нужд.

Как бы то ни было, но Иосиф II и -- в определенной степени -- его мать Мария Терезия -- выгодно отличаются от усредненной серости Габсбургов, и полвека их общего правления отмечено некоторыми моментами, которые можно назвать даже современными. Короче говоря, они пытались держать шаг с остальной Европой. Их преемники и не пытались этого сделать. И хотя после Марии Терезии и Иосифа II Габсбурги правили еще почти сто тридцать лет, все же

СУДЬБА ГАБСБУРГСКОГО ТРОНА начинает казаться предрешенной. После двухлетнего правления брата Иосифа Леопольда II на австрийский трон вступает его старший сын Франц, побивший все рекорды этого трона: в бурлящей Европе ему удалось удержаться на нем Сорок три года. Когда Наполеон окончательно похоронил фикцию "Священной римской империи германской нации", Франц I удовлетворил свое честолюбие титулом австрийского императора. Большая часть его правления проходит под знаком меттерниховского абсолютизма. Это уже не тот просвещенный абсолютизм, который проводил Иосиф II. Франц I возрождает консервативную монархию. Как по мановению волшебной палочки, оживает знать и усиливается ее влияние. Идеи просвещения выжигаются каленым железом. Инсценируется процесс против австро-венгерских "якобинцев".

А Франц I -- один из самых серых габсбургских правителей -- все правит и правит... Он торжественно извлекает из исторического небытия идею божественного происхождения монаршей власти -- идею, которую Габсбурги будут проводить до самого конца.

Удивительно, как ему удалось проплыть по бурным волнам Европы в конце XVIII -- начале XIX века. Дважды он организовывал коалицию против революционной Франции, опасаясь, как говорили тогда в Вене, "гидры революции".

После поражения "трех императоров" в битве у Аустерлица (г. Славков в Моравии) Братиславский мир 1805 года превращает Австрию во второстепенное государство. Франц I лишается итальянских владений и Далмации, падает его влияние в Германии, оскопляются собственно австрийские земли.

Начинается новая борьба и новые поражения. В 1809 году Наполеон разбивает австрийские войска и занимает Вену. В 1811 году, после так называемой финансовой реформы, Австрия фактически становится государством банкротом. С другой стороны, благодаря Меттерниху, устраивается брак Наполеона с дочерью Франца Марией Луизой. Что, впрочем, не мешает Францу два года спустя участвовать в битве у Лейпцига на стороне антинаполеоновской коалиции...

По мере того, как Франц I старел, усиливалось и его фамильное религиозное ханжество, консерватизм и реакционность. В завещании старшему сыну и наследнику Фердинанду он писал: "Ничего не меняй в основах государственного здания! Властвуй и ничего не меняй! Прочно стой на незыблемых принципах, которые я соблюдал и благодаря которым не только вывел монархию из бурь самых трудных времен, но и добился для нее места, которое по праву ей принадлежит".

Трудно найти более гордые и менее правдивые слова: сколько раз за правление этого Габсбурга "незыблемые" принципы менялись!

Фердинанд, старший сын Франца, вступивший после смерти отца на чешский и австрийский трон под именем Фердинанда V, был, мягко говоря, психически неуравновешенным человеком. В нашей памяти он остался как последний коронованный чешский король, который получил эпитет Добросердечный (зато венцы окрестили его Trottel -- идиот, глупец). В действительности, он никогда не правил сам, да, кажется, и не стремился к этому. В драматическом 1948 году в Оломоуце (Вена еще бурлила) он отказался от трона в пользу своего племянника Франца Иосифа. После чего уехал в Прагу и провел здесь и в своих имениях 27 лет. В памяти пражан он остался добрым государем -- словом, Фердинандом Добросердечным.

Франц Иосиф, которому Фердинанд уступил трон, перещеголял даже Франца I, пробыв у власти почти семьдесят лет (точнее, 68).

Это уже недавняя история Габсбургов, и она достаточно хорошо известна, поэтому мы не будем вдаваться в подробности правления этого императора.

Упомянем только, что Франц Иосиф был невыразительным монархом, человеком бюрократического склада (недаром при переписи населения в Вене он записал себя в анкете как "самостоятельного чиновника"), питающим почему-то слабость ко всему военному. Франц Иосиф до самой смерти носил военный мундир и, будучи верховным военачальником, ревностно следил за тем, чтобы солдаты тщательно застегивались на все пуговицы и до блеска начищали сапоги... Несмотря на свою военную манию, император ни разу не выиграл ни одну войну.

Хуже всего, впрочем, был удручающий консерватизм Франца Иосифа, усиливающийся с возрастом. Все революционно-демократические течения, растущие национальные и социальные проблемы проходили как бы мимо него -для него же время остановилось. Остановилось оно -- увы! -- и для всей Вены, которая упивалась балами, вальсами и собственной веселостью и восхваляла "милого старого монарха".

И вот нагрянул 1914-й год. Не приходится и говорить, что сам Франц Иосиф вовсе не добивался войны, памятуя свой неудачный военный опыт. Что, конечно, отнюдь не служит ему оправданием.

Надо сказать, что мир и спокойствие конца прошлого -- начала нынешнего века, о котором часто вспоминали позднее с умилением, не были ничем иным, как отраженным теплом пламени, вспыхнувшего языками перед тем, как погаснуть. Многое предвещало и падение габсбургского дома: судьба брата императора Максимилиана, который дал согласие на коронацию в качестве мексиканского императора и закончил свою жизнь под пулями военного трибунала, и прежде всего судьбы двух наследников -- Рудольфа, покончившего с собой, и Фердинанда д'Эсте, смерть которого в Сараево послужила поводом к войне.

Чехам Фердинанд знаком особенно хорошо. Единственным местом, где он чувствовал себя счастливым, был замок Конопиште у города Венешов, который он купил у графа Кинского после того, как неожиданно разбогател (он стал универсальным наследником последнего моденского герцога Франца V д'Эсте). Фердинанд перестроил замок и окружил его прекрасным парком. Кроме того, он женился на чешской дворянке, графине Хотковой, несмотря на протесты всего габсбургского дома и на то, что вследствие этого "неравного" брака его дети автоматически теряли право на трон.

Как и большинство Габсбургов, Фердинанд тоже питал слабость к военной форме и кичился званием генерал-майора. Он готовился к своей будущей миссии и с нетерпением ждал, когда, наконец, он сможет реформировать косное самодержавие и устранить тот "кабинет мумий", которым был Франц Иосиф и его двор.

Итак, Фердинанд ждал и ждал. Вот уже ему исполнилось 51, а мечты все оставались мечтами. Их трагический конец всем известен.

Кроме солдафонства (Фердинанд даже учредил специальную "военную канцелярию наследника трона"), д'Эсте увлекался охотой и коллекционировал невероятное множество своих трофеев -- от рогов оленей до слоновьих клыков. Его отношение к людям зависело от моментального настроения. В настроениях же преобладал гнев. Что, естественно, вызывало ответные чувства к нему со стороны других.

37
{"b":"228849","o":1}