ЛитМир - Электронная Библиотека

Август -- по сути дела, консервативный тип, -- изо всех сил стремился восстановить старые традиции и воспрепятствовать ширящемуся моральному разложению. Так, например, был издан закон, строго преследующий супружескую измену. Однако, как показало ближайшее будущее, никакого поворота к лучшему это не принесло. Носителями морального разложения стали ближайшие преемники самого законодателя, и в первую очередь Калигула...

"Ослабевшие нравственные силы римлянства, за которые боролся Август и которые он стремился всеми средствами удержать, уже не в состоянии были возродить общество. Так и классические творения эпохи Августа, которая была связана с личностью монарха не только внешне и которая нашла свое высшее воплощение в "Энеиде" Вергилия, озарены уже только осенним блеском солнца". -- написал в двадцатые годы нынешнего века в книге "Вершители истории" профессор из Ростока Эрнест Хол.

Остается подчеркнуть, что с этими началами Римской империи связаны имена таких поэтов, как Овидий, Гораций, Вергилий, Тибулл и Катулл, и таких историков, как Ливии или Салюстий.

Когда в 14 году н. э. Август умер, успев украсить Рим целым рядом величественных сооружений, сенат провозгласил его богом, как прежде Цезаря.

МНОГООБЕЩАЮЩЕЕ НАЧАЛО. Когда Калигула после убийства Тиберия вступал в права принцепса, или, иначе говоря, становился третьим римским императором, у него было намного более благоприятное положение, чем у его предшественника. Заменить Августа было непросто: при всех "за" и "против" первый римский принцепс-император оставил после себя добрую память и был, безусловно, выдающейся личностью. Тиберий не мог тягаться с ним, а потому ушел из римской истории в окружении всеобщего презрения.

Возникает вопрос: почему после смерти Тиберия не последовали требования восстановить республику? Потому что жажда по ней уже угасла. Люди свыклись с принципатом правление Тиберия, хотя и превратившееся в тиранию, в действительности укрепило его монархический характер.

Начало правления Калигулы было многообещающим. Прислушиваясь к своим опытным советникам, прежде всего командиру преторианцев Макрину, Калигула на удивление быстро укреплял свою популярность и авторитет. Сразу после своего вступления в должность он получает титул императора, однако возвращает его полномочия сенату. Освещает собор, построенный Тиберием в честь Августа. Останавливает бессмысленные процессы "за оскорбление Величества", дает амнистию всем преследовавшимся и объявляет, что "для доносчиков у него нет ушей".

Однако это многообещающее начало длится очень недолго -- собственно говоря, всего лишь несколько месяцев. После чего Калигула резко и непонятно меняется. Своим кумиром он избирает не Августа, а Цезаря -- причем в самом отрицательном понимании. Его политическим идеалом становится абсолютная монархия эллинистического типа в своей наиболее яркой, то есть египетской форме.

СОЛНЫШКО ОХЛАЖДАЕТСЯ. Неудивительно, что эту резкую и внезапную перемену современники Калигулы старались каким-то образом объяснить. Большинство римских историков склонялось к мысли, что правитель просто сошел с ума, обосновывая этот взгляд не только поведением Калигулы, но и его прошлым. В частности, они обращались к детству императора, когда после смерти отца, а потом и матери он жил у своей бабки Антонии -- дочери коллеги Августа по триумвирату Антония. Зная мальчика лучше, чем кто-либо другой, она была о нем не лучшего мнения. Утверждают, что она отмечала признаки извращенности в его характере. Придя к власти. Калигула осыпал свою бабку наивысшими почестями: например, по его предложению, ей был присужден титул Августа. Однако энергичная бабушка имела смелость критиковать поведение внука и в ту пору, когда он уже был принцепсом. В мае 37 года Антония скончалась, вызвав своей смертью много кривотолков. Утверждали, что в ней виноват Калигула, который даже не принял участия в похоронах... Это, безусловно, интересная, но все же слишком смелая версия. Когда Антония умерла (по свидетельствам, при загадочных обстоятельствах), ей было 73 года. То есть смерть, по всей вероятности, могла быть естественной. Кроме того, у нее было не так уж много времени для претензий к внуку -- всего около двух месяцев, причем, по общему согласию, Калигула был в эти два месяца добрым и популярным правителем.

Другое дело -- вопрос об извращенности Калигулы. По некоторым источникам, он якобы принимал участие в оргиях, которые устраивал на Капри Тиберий. Много бесспорных свидетельств существует о его сексуальной жизни -от любовной связи с женой префекта преторианцев Макрина (согласно некоторым утверждениям, Калигула даже задушил вместе с Макрином своего двоюродного деда и предшественника Тиберия) Эннией (где-то через год правления Калигулы Макрин и Энния получили приказ кончить жизнь самоубийством) до предосудительного сожительства с собственной сестрой Друзиллой. Кривотолки вызывала и его женитьба на супруге наместника балканских провинций Лолии Поулине, которая, как говорили, состоялась только потому, что кто-то рассказал перед Калигулой, что бабушка Лолии считалась в свое время красивейшей женщиной Рима. Калигула быстро пресытился Лолией и развелся с ней, запретив ей, однако, изданием специального эдикта, новый брак. Что же касается связи с Друзиллой, она, по всей видимости, была обусловлена болезненным преклонением Калигулы перед Египтом.

ЕГИПТОМАНИЯ постепенно разрослась у Калигулы до невероятных размеров. Он восстановил культ египетской богини Изиды, запрещенный Тиберием (Тиберий, будучи тираном и совершив в ходе своего правления целый ряд ошибок, никогда, тем не менее, не был подвержен этой мании). На огромном, специально построенном для этой цели корабле из Египта был привезен обелиск, который и сегодня стоит в Риме перед собором св. Петра. По образцу древних египетских фараонов, Калигула хотел заключить брак с Друзиллой. Однако в период принципата Калигулы эта его сестра уже была замужем. По некоторым источникам, Калигула отнял ее у мужа, приказал своему другу Эмилию Лепиду жениться на ней, а сам поддерживал с ней сексуальные отношения и относился к ней как к жене. Когда Друзилла вскоре умерла (в 38 г. н. э.), был объявлен государственный траур. По распоряжению сената, ей был посмертно присужден титул Августа. Одна ее статуя была воздвигнута в зале заседаний, вторая -- в храме Венеры, где был установлен также специальный алтарь и основана коллегия служителей ее культа, где были и мужчины, и женщины. Наконец Друзилла была объявлена богиней и ей было дано имя Пантея -- Всебогиня.

Как и каждый тиран, Калигула был окружен своими последователями и подхалимами. Одним из них был сенатор Гемин, под присягой заявивший, что собственными глазами видел, как Друзилла всходила на небеса, переговариваясь с другими небожителями -- в то время Рим, наряду с собственными богами, поклонялся и греческим богам, и даже некоторым божествам многочисленных провинций. За это "свидетельство" Гемину перепала "мелочь" -- миллион сестерциев...

Предосудительная связь Калигулы с собственной сестрой даже для нестесненного моралью Рима была слишком вызывающей. Кроме того, у Калигулы была привычка, по утверждению Сенеки, всякого оскорбить. "К числу его лучших друзей, -- пишет Сенека, -- принадлежал некий Азиатик Валерий, человек дикого нрава, который не умел сносить его оскорбления. Однажды во время пира, прямо в обществе, Калигула громко высказал ему в лицо, как вела себя его жена в постели..."

БОГ НА ТРОНЕ. Однако хуже всего было то, как вжился Калигула в свою роль бога: на публике он выступал в обличье Юпитера, с позолоченной бородкой и молниями в руках...

Такое "божественное" поведение, разумеется, требовало денег, причем много денег, поэтому налогами обкладывалось все, что только было можно обложить, и в качестве одного из источников средств были возобновлены процессы "за оскорбление Его Величества" с конфискацией имущества. Утверждали, что жест, сделанный Калигулой при вступлении в должность, -всеобщая амнистия и публичное сожжение документов о тибериевских процессах -- был на деле фикцией: Калигула якобы приказал сжечь ненужные бумаги, тщательно спрятав до поры списки Тиберия... Теперь эта пора наступила.

8
{"b":"228849","o":1}