ЛитМир - Электронная Библиотека

Из-за строгих правил габсбургского рода престолонаследник не мог взять в жены обычную дворянку, пусть даже и древнего рода. Начались годы тайных мимолетных встреч, причем д'Эсте стремился видеть Жофию как можно чаще, а сама Жофия лелеяла мечту о замужестве. В то же время она заставила возлюбленного серьезно заняться своим лечением, даже за цену длительной разлуки. Франц Фердинанд подчинился ее желанию и отдал себя в руки строгого врача -- доктора Айзенменгера. Через три года он был здоров.

Когда связь Франца с Жофией всплыла наружу, в габсбургском доме разразился скандал. Император требовал, чтобы д'Эсте немедленно разошелся с ней. В ответ тот заявил, что собирается жениться на графине, что вызвало всеобщее возмущение. Практически вся семья и свет были против этого брака, и только мачеха Мария Терезия стояла на стороне молодых.

Между тем скончался отец Франца Фердинанда, эрцгерцог Карл Людовик (по пути в Палестину, куда он совершил паломничество, чтобы помолиться за исцеление сына, Карл Людовик напился воды из реки Иордан, заболел тифом и умер). Д'Эсте был объявлен наконец наследником престола, и Габсбурги еще нетерпимее стали смотреть на возможный неравный союз. В конце концов, Францу Фердинанду удалось отстоять Жофию, и папа римский Лев XIII дал ему разрешение на морганатический брак с графиней Хотек. 28 июля 1900 года, в венской придворной церкви, д'Эсте торжественно отказался от притязаний на престол со стороны своих будущих детей, оставшись сам наследником трона. Вскоре после этого в замке Закупы состоялась свадьба.

Брак д'Эсте и Жофии был счастливым, и от него родилось трое детей. Жофия получила титул княгини из Гогенберга, так как не могла стать эрцгерцогиней. При дворе она страдала от постоянных унижений, которые то и дело устраивал ей императорский церемонимейстер, князь Монтенуово. При каждой церемонии, которой он руководил, Жофии приходилось идти в светском кортеже последней, а на некоторые торжества она вообще не получала приглашений.

В ожидании престола. Между тем наследник развивал бурную деятельность. Поскольку ему не полагалось вмешиваться в политику, он учредил для себя "Военную канцелярию наследника престола", в которой его люди собирали информацию об армии и морском флоте, а д'Эсте пытался проводить в них реформы. В этом отношении ему помогал новый начальник австрийского генерального штаба, барон Конрад дон Гетцендорф, обязанный Францу Фердинанду своим высоким положением (д'Эсте нашел барона в Опаве, где тот командовал полком, и приблизил ко двору). Но и эта дружба оказалась недолговечной -вскоре наследник рассорился с Гетцендорфом и разошелся с ним. Недолгое сближение, как всегда, кончилось крахом -- вздорный характер эрцгерцога исключал длительные привязанности. Наследник шел по жизни в полном одиночестве, сопровождаемый враждебным недоверием и глухой ненавистью.

Строил наследник и политические планы. Из-за своих симпатий к русскому самодержавию ("Это естественный союзник Австрии", -- утверждал он о России) и из-за своей ненависти к императорской Германии Гогенцоллернов ("Они лишили Габсбургов императорского титула в германской империи", -- считал он) Франц Фердинанд рассорился со всеми министрами иностранных дел -- от графа Агенора Голуховского до графа Лекса. Его планы о федерации заменила идея триализма. Питая ненависть к Венгрии ( венгры отвечали ему тем же), д'Эсте хотел заменить австро-венгерский союз союзом австро-венгеро-южнославянским. Южных славян в Австро-Венгрии было действительно много (всего же в дунайской монархии было почти 60 процентов славян), однако к идее такого союза они никак не тяготели: в то время их мечтой была единая самостоятельная Югославия, Поэтому и южные славяне стали считать д'Эсте своим врагом.

Франц Фердинанд вел свою семейную и государственную жизнь попеременно то в Вене, во дворце Бельведер, то в Чехии, в замке Конопиште. К его страсти собирать охотничьи трофеи прибавилось еще одно хобби: он стал коллекционировать все, что касалось святого Георгия, не отличая при этом истинные произведения искусства от бесценных безделушек.

Так, в ожидании смерти престарелого императора, который отнюдь не собирался расставаться с престолом, протекала жизнь наследника, пока... пока в июне 1914 года он не отправился на маневры в Боснию.

В этой недавно аннексированной стране еще горела земля под ногами. При вести, что д'Эсте прибывает в Сараево, к тому же прямо на святой для всех сербов день (28 июля была годовщина знаменитой битвы на Косовом поле, где сербы сражались с турками), сразу две организации стали готовить покушение на эрцгерцога: "Молодая Босния" и сербские террористы из "Черной руки". Престолонаследнику не хотелось ехать в Сараево, и он надеялся, что император запретит ему эту поездку. Однако Франц Иосиф не сделал этого. Многим было известно, чем грозит д'Эсте это путешествие, но никто не собирался прилагать усилий, чтобы воспрепятствовать в нем ненавистному эрцгерцогу. Кроме того, австрийский наместник в Боснии, генерал Потиорек, утверждал, что никакой опасности наследнику не грозит. А Франц Фердинанд больше всего в жизни боялся показаться трусом. Он отправился в Сараево вместе с Жофией, которой в первый и последний раз оказывались почести на уровне императрицы.

История покушения в Сараево известна каждому. Сначала брошенная бомба ранила адъютанта наследника, подполковника Мерицци. При следующем выезде д'Эсте (он отправился в больницу к Мерицци), Таврило Принцип первым выстрелом убил Франца Фердинанда, вторым -- его жену. Д'Эсте скончался мгновенно, сраженный такой же меткой пулей, какой он сам убивал наповал зверей.

Князь Монтенуово разделил супругов и на смертном одре. В его похоронном распорядке стояло: "Гроб д'Эсте, со всеми орденами и короной; гроб княгини из Гогенберга -- на ступень ниже, и только с парой белых перчаток (белые перчатки на крышке гроба -- символ придворной дамы)".

Как известно, убийство престолонаследника вызвало конфликт между Австрией и Сербией, который перешел в ультиматум и завершился объявлением войны Сербии, В ответ Россия объявила войну Австрии, Германия -- России, Франция -- Германии -- и разразилась Первая мировая война, которая положила начало всем бедам нашего века.

Однако давайте вернемся к Францу Фердинанду д'Эсте -- этой противоречивой и мрачной фигуре предвоенной истории. От этого человека исходил страх. Он был скор на грубое слово и не преминул обругать каждого, кто чем-то не угодил ему. Всем, кто зависел от него, приходилось несладко -а зависели от него почти все. Своему тяжелому характеру д'Эсте был обязан всеобщей ненавистью, окружавшей его. К концу жизни его любил один единственный человек -- его жена.

Совершенно очевидно, что Франц Фердинанд был глубоко несчастным человеком, и этот факт не могло изменить ни его высокое положение, ни его огромное богатство. И это можно уже считать болезненным явлением. При его жизни нередко говорили о том, что "д'Эсте невыносим именно потому, что он очень несчастен". Вероятно, в этом была доля правды.

Попробуем взглянуть на Франца Фердинанда глазами врача.

Нет сомнений в том, что престолонаследник был агрессивный психопат, о чем свидетельствует все его поведение: грубое обращение с офицерами, строгие наказания прислуги замка, разнузданность в гневе (д'Эсте не раз пускал в ход свой хлыст, "общаясь" со своими подчиненными, а однажды даже ударил им адвоката). В то же время он был способен пробдеть ночь у постели больного лесника.

Эмоциональная лабильность и несомненные черты агрессивной психопатии граничили у Франца Фердинанда с маниакальными депрессиями, столь частыми в габсбургском роду (достаточно вспомнить Карла V, Фердинанда II, Рудольфа II и т. д.), что мы можем считать их генетической предпосылкой состояний д'Эсте.

И это еще не все. Гекатомбы дичи, коллекционирование святых Георгиев являются бесспорными признаками так называемого "собирательства", свойственного людям, страдающим обседантным неврозом.

83
{"b":"228849","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Наедине с Боссом
Собачье танго
Тиран
Тринадцатая сказка
Секрет гробницы фараона
Секрет невезучего эльфа
Космос. Прошлое, настоящее, будущее
Золотая клетка
Байки из грота. 50 историй из жизни древних людей