ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Экзамен первокурсницы
#они любили в интернете
Взгляд внутрь болезни. Все секреты хронических и таинственных заболеваний и эффективные способы их полного исцеления
Сибирская сага. История семьи
Азбука послушания. Почему наказания не помогают и как говорить с ребенком на его языке
Щенок Уголёк, или Как перестать бояться
Трущобы Севен-Дайлз
Тостуемый пьет до дна
Девятая могила
* * *

Дело стало за доказательствами. Увы сплетни это одно, а в храм нужно идти со стопроцентной уверенностью. Я запаслась записывающими кристаллами (благо накупила их много, каждый где-то на десять минут записи). Осталось вызвать Ираиду на откровенный разговор. Я стала ходить на все чаепития и музыкальные вечера (раньше меня туда было не затащить), в театры и ателье. Следить за ней издали, подмечать ее привычки, предпочтения. Как заправский шпион, подсматривала за ее особняком, выучила распорядок ее дня. Трутень. Более бесполезного существа трудно было вообразить. Просыпалась ближе к обеду, сразу в особняке начиналась кутерьма и крики — бегали горничные, суетились слуги… Несколько часов на прихорашивание и дама выплывала на божий свет. Далее по разному — или к портнихам, по магазинам (короче шоппинг) или более интеллектуальное времяпровождение — сборища наших дам-аристократок в женском клубе, или музыкальные/литературные кружки там же… Вечерами — балы, маскарады, танцевальные вечера. Иногда во дворце, но чаще в имениях именитых вельмож. Семей, настолько богатых, чтобы организовывать ежевечерние рауты в столице было с десяток, поэтому мне всегда было трудно выбрать пригласительные карточки — куда пойти… так как в геральдике я еще не сильна. В итоге, я просто стала ходить туда, куда Элеонора (с утра мы с ней списывались по шкатулке). Иногда удачно попадала на балы, где видела Ираиду. Потихоньку планомерно выводила ее из себя, на мне были великолепные модные туалеты, шикарные драгоценности, на лице сияла счастливая искренняя улыбка. Я демонстрировала вид довольной жизнью богатой льеры и знала, что больше всего на свете, врага убивает благополучие и успех соперницы. В ее понимании у меня было все — титул, муж, богатство, молодость, природная красота и главное — мои глаза лучились счастьем. И чем дольше я в таком виде перед ней, тем злее и несдержанней она становилась. «Ну давай же, сорвись, я жду», молила я ее сжимая в рукаве кристалл… Но тщетно, она крепко держала себя в руках, позволяя себе только ядовитую ухмылку или саркастическую колкость.

На этот музыкальный вечер я пошла одна, без Элеонор. Жена казначея сказала, что соберутся одни сплетницы и пустомели. Нормальным людям там делать нечего. Значит (сделала я вывод) Ираида будет обязательно. Пришлось идти и мне. Я не могла упустить ни единого шанса столкнутся с любовницей моего мужа… Вечер уже почти заканчивался, когда я увидела, что Ираида направилась к террасе освежиться. Поставив бокал на подоконник, пошла следом, сжимая кристалл в рукаве, тихонько сдавила грани активируя…

— Ой, — воскликнула я, — как жарко, вы тоже вышли подышать свежим воздухом, митрисс? — Женщина с подозрением обернулась.

— Да, — буркнула невежливо она.

— А вы не простудитесь? — озабоченно поинтересовалась я, — в вашем возрасте нужно беречь себя.

Намек на возраст дал свои плоды. Видимо это больная для нее тема.

— Да что ты себе позволяешь? — зашипела Ираида, — думаешь тебе всегда будет шестнадцать?

— Ну когда мне будет тридцать, вам же тоже будет сорок? — наивно поинтересовалась я. Женщина вспыхнула порохом. Лицо исказилось. Ненависть, зависть, затаенная тоска и боль, все смешалось… Мне даже ее стало немного жаль.

— Кто ты?! — заорала она, — Избалованная маленькая дрянь с кукольным личиком. Тебе все в жизни досталось сразу с рождения. Тебе не приходилось бороться за свое счастье, зарабатывать репутацию, деньги…

— Позвольте спросить, — перебила я ехидно, — и каким местом вы зарабатывали это все?

— Ах ты мерзавка! — Ираида уже была в невменяемом состоянии, я даже испугалась, что полезет с кулаками, — если ты не в курсе, то тебя скоро отошлют в дальнюю провинцию и запрут в замке, а я с Ленаром буду жить в столице, в качестве его жены, — плевалась она.

— То есть вы с моим мужем живете как супруги?! Спите вместе? — картинно ужаснулась я, — боже мой! А как же клятвы в храме?

— Ты что, совсем идиотка? Кто же слушает эти клятвы? Ленару нужен был титул, король приказал и он женился на тебе, а любил и любит он только меня, — самодовольно заявила женщина. Карты раскрыты и маски сброшены. Ираида даже немного успокоилась, видя мою наивную глупость.

Все. Больше мне от нее ничего не нужно. Кристалл записан, она призналась. Пора было уходить. Я сделала вид, что сильно расстроилась, даже шмыгнула пару раз носом и побрела в зал… С чувством выполненного долга теперь можно было ехать домой.

* * *

На праздник Дня всех богов я заказала у Ортензии роскошное платье стального цвета. Как раз под свои бриллианты, опять узкая длинная юбка, собранная в турнюр сзади, расшитый корсет, обнаженные плечи. Высокая сложная прическа с ниспадающими на плечи локонами, украшенная бриллиантовыми заколками. Даже король, увидев меня, замер в восхищении, а у него то, думаю, богатый опыт общения с красивыми женщинами.

У меня было приподнятое настроение и я собиралась блистать. Почти все планы реализовались, скоро открытие второго ателье, в банке скопилась неплохая сумма на черный день. Меня знают и уважают (пусть на черном рынке и темные личности, но все-же хоть кто-то оценил мои умственные способности), кристалл с записью имеется. Что еще желать?

Рихард весь вечер пожирал меня голодными глазами, ни отходя ни на минуту. Если у кого то в зале и были сомнения о нашей взаимной страсти, то сегодня они развеялись. Монарх странно на нас посматривал, как будто с сожалением и жалостью. Но меня уже охватил хмельной кураж. Я кокетничала, дарила Рихарду многозначительные взгляды, безмолвные обещания. Пожатия рук украдкой, страстный шепот. Мне нравилось ощущать себя самой красивой, самой желанной, самой умной…

Мы танцевали корденс (что-то типа вальса), когда по залу пронесся единый судорожный вздох и наступила гробовая тишина. Даже музыканты, сидевшие на балконе, на мгновенье сбились с ритма. Я поискала глазами причину такой единодушной суматохи и уткнулась в ледяные глаза Ленара де Мираса, стоящего в двери бального зала. Ни единой эмоции на застывшей маске. Пустой отрешенный взгляд сквозь меня. Рядом с ехидной ухмылкой из-за плеча выглядывала Ираида. Сердце суматошно дрогнуло и мурашки побежали по спине. Я повернулась к так же застывшему посреди зала Рихарду:

— Мы занимаемся чем-то предосудительным?

— Нет, конечно, льера.

— Так почему-же вы перестали танцевать? — усмехнулась я, не давая голосу скатиться в истерические нотки. Хотя я и не чувствовала за собой ни малейшей вины (главного то не случилось!) все-равно было почему-то страшно до одури. Рихард повел меня в танце… А я краем глаза отмечала, как муж, словно ножом, разрезал танцующую толпу, направляясь к трону. Я трусила, как никогда в жизни. Повторяемые про себя слова, что я не в чем не виновата, я не изменяла, и чиста перед мужем почему-то не помогали. Ведь мысленно я ему изменяла не раз… Нужно наконец взять себя в руки и перестать трястись.

— Эльвиола, не переживайте, я вас не дам в обиду, — наклонился ко мне Рихард.

— Рихард, спасибо, но я сама разберусь с мужем. Это наши внутренние дела, — прошептала я…

Музыка смолкла, танец закончился и Рихард под руку повел меня к моему креслу. Смотреть в сторону трона, где стоял Ленар я боялась. Нужно срочно что-то выпить, я попросила Рихарда принести вина. Он коротко кивнул и отошел, я осталась одна. Вокруг меня как будто образовался вакуум. Ни единого человека на несколько метров. Боятся что-ли? Или ждут развития спектакля? Я глубоко вздохнула и подняла голову. Разговаривая с королем Ленар пристально смотрел на меня, гипнотизируя как удав кролика. Выражение лица я так и не сумела прочитать. Но глаза полыхали. Я медленно поднялась и пошла к нему. «Тварь ли я дрожащая или право имею?…» усмехнулась я про себя процитировав Достоевского… Взгляд мужа не отрываясь, напряженно следил за моим передвижением.

— Ваше величество, — я присела в реверансе, — льер де Мирас, — повернулась к Ленару, — вас так долго не было, дорогой муж, что я даже успела соскучиться, — мой голос звучал ровно и бесцветно.

25
{"b":"228863","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Полуденный бес. Анатомия депрессии
Просветленные рассказывают сказки. 9 уроков, чтобы избавиться от долгов и иллюзий и найти себя
В самой глубине
Снегурочка носит мини
Манускрипт Войнича
Десантник. Остановить блицкриг!
Долой стыд
Второй шанс на счастье
Советы для молодежи. Путь к истине