ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца

Мои телохранители косо посматривали на меня, но критиковать боялись, только хмыкали, глядя на великую воительницу… Двое ехали по бокам, третий прикрывал спину…

Когда я спросила Рему, откуда взялась такая ровная тропа среди почти неприступных скал, он ответил, что она осталась по слухам еще с времен магической войны, тысячелетней давности. Тогда маги умели резать горы как масло. «Значит, — подумала я, — и обвал устроить в их силах. Но об этом я буду думать потом, после того как найду Ленара»…

В итоге я не стала в деревне расспрашивать о погибшем дипломатическом корпусе больше месяца назад… Думаю, все, что могли уже выведали шпионы Реджинанда, и если это ничего не дало, то мне бесполезно и пытаться… Вместо этого я устроилась в таверне с той стороны ущелья. Взяла две простенькие комнаты, себе и троим мужчинам и стала потихоньку знакомиться с местными женщинами…

У меня была твердая уверенность, что если бы я не была из другого мира, более активного, более отчаянного и дерзкого, ничего бы не вышло. В следствии моей «чужеродности», я была на порядок смелее и решительнее здешних женщин. Местным аристократкам даже в голову не придет ночевать в грязных придорожных тавернах и ехать в сопровождении троих мужчин, разбойничьего вида… И естественно не придет в голову якшаться с оборванными крестьянками, разговаривать с ними на равных, хвалить пирожки и восхищаться вышивкой на платье…

«Может для этого меня сюда и переместили?» — думала я — «Настоящая Эльвиола… Да, черт побери, она бы и не влюбилась бы в Ленара, не то чтобы куда то за ним ехать…»…

План был прост. Я знакомилась с одной-двумя женщинами, кто во дворе хозяйничал, кто возле колодца стоял, кто на рынке. Легенда у меня была незамысловата. Мой непутевый муж сбежал с любовницей, прихватив приданое моей старшей дочери. Дома осталась еще средняя дочь и маленький сын. Я разыскивала его со своими братьями… Внешность описывала, похожую на Ленара. Братья, конечно, выглядели не очень… Поэтому просила телохранителей наблюдать за мной в отдалении…

Разговор был примерно следующим..

— Ой, какой прелестный малыш/малышка! (если женщины были с детьми). Сколько ему/ей годиков? Как на вас похож/похожа! У меня дома тоже остался маленький (тяжкий вздох).

Потом следовал короткий разговор о моей проблеме. Сокрушения о тяжелой доле женщин и изменниках мужчинах… Все женщины реагировали одинаково. И старались мне помочь, по мере возможности, рассказывая о приезжих незнакомцах, описывали внешность, возраст, и по-возможности куда уехали… Все было не то… Больше всего, конечно разговоров было об произошедшем обвале в ущелье…

— Месяц назад? Нет, пожалуй никого не видели… Только вы слышали, тут такое по-близости произошло?!.. и далее шел рассказ, уже набивший оскомину о погибшем советнике соседней страны… Да уж… такое яркое событие в их жизни…

Мы обошли почти три деревни и ничего. Я решила двигаться к югу, по широкой торговой дороге (автобану по-нашему), которая прорезала Остру насквозь, и шла из Лоренай в некую страну Зарат… В небольшом городке мы все-же решили купить экипаж, так как путь наш следовал по дороге и удобнее было бы передвигаться сидя на подушках и под крышей…

Делая покупки на шумном и людном рынке я не преминула воспользоваться случаем и расспросить женщин о событиях полуторамесячной давности…

— Нет, не видела я вашего мужа, да и путешественников в наших краях мало, в основном свои местные торговцы… — женщина задумчиво теребила платок. Руку оттягивал чумазый мальчонка лет десяти, безостановочно ноя и прося игрушку…

— Ну мам, — хныкал он, — помнишь ты мне купила месяц назад лошадку…

— Да, действительно, — вдруг вскинула глаза женщина, — с этими событиями в ущелье совсем забыла… Больше месяца назад по главной дороге проходил караван с торговцами. Они всегда здесь раз в году устраивают ярмарку… Я сыну у них игрушку купила, — она улыбнулась, — просил сильно… Так то я редко к ним хожу — цены дорогие и вообще… страшновато…

Во мне вспыхнула надежда.

— Откуда торговцы? Как их разыскать? — забросала вопросами я молодуху…

— Да не знаю откуда, раз в году проезжают по дороге, вроде с юга… Делают круг по стране, может и в Лореляй заезжают краем… И домой едут. Поспрашивайте в таверне, они лучше знают… Торговцы там ночевали…

* * *

Дальше мы двигались с вполне определенной целью. По главному торговому пути, заезжая во все деревеньки и городки. Постепенно вырисовывался путь, которым двигался караван… Торговцы были родом из Зарата. «Возможно вы еще догоните их, если постараетесь» — сообщил нам владелец таверны… «Они покинули нас неделю назад и сказали, что уже распродали почти все»… Мы двинулись В Зарат… Маленькое государство на юго-востоке граничащее с Острой. Теперь я передвигалась в карете, правил лошадьми Рема, юноша-киллер (как я его называла), ловкий, безжалостный убийца с холодными глазами. Пару раз на нас нападали местные разбойники… Бедолаги… Куда им было тягаться с обученными наемниками, которые избрали своей профессией смерть… После первой мясорубки я приходила в себя полдня. Кровь, вопли, крики… Никой пощады или милосердия. Через десять минут от десятерых мужчин, посмевших остановить нашу карету, остались мертвые куски плоти… Конрад попросил меня не высовываться и сидеть в карете. Но уши я заткнуть не догадалась…

Слишком я была в себе уверенна… Слишком изнежилась живя в роскошном дворце за пазухой у Ленара. Я то думала, что сильная и смелая… Одно дело смотреть по телевизору сцены насилия, войну, захват заложников и прочие ужасы… Отвлеченно читать в интернете о количествах погибших в террористических актах или природных катаклизмах… Другое сталкиваться с этим в жизни. И те бомжи, которые сидели возле входа в метро, не шли ни в какое сравнение с реальностью, поджидающей меня за окнами кареты…

Я попала в новый мир. И он мне был совершенно чужд и неприятен… Бедность, жадность, грязь и жестокость смотрели со всех сторон… Я каждый раз внутренне плакала, видя рабов в ошейниках, медленно идущих по дороге. Оборванных детей, прячущихся за юбки матерей… Чтобы не сойти с ума, я потихоньку заковывала свое сердце в броню ожесточенности. Правы были Ортензия и Тадер — это не место для льеры. Если бы не мои наемники… Меня бы уже десять раз убили, изнасиловали, продали в рабство или в лучшем случае, забрал бы какой-нибудь крестьянин себе в дом… В очередной раз я порадовалась, что у меня есть деньги. Все таки с ними проще. И проблемы решаются быстрее, и языки развязываются активнее, и моя жизнь ценится дороже…

Границу с Заратом мы проехали спокойно. Я к тому времени знала имя караванщика Тувака, который в этом году водил торговцев. К нему мы и направлялись… На границе мы обнаружили что-то вроде местного почтамта, я радовалась как девчонка, попросила комнату написать несколько писем… До вечера я писала и получала через некоторое время ответы… «В замке все хорошо, — писал Тадер, — Даниэль спит и кушает, как самый примерный льер, не то, что его мамаша, ездит непонятно где…» я всхлипнула… Ортензия писала, что в столице почти траур. Монарх почти не проводит балы и конференции. В городе пусто и грустно, даже платья стали реже шить. Балов то нет… Нового советника еще не назначили. Пока исполняет обязанности канцлер. Я писала, что жива, здорова и полна энергии продолжать поиски… И что всех люблю… Чуточку поплакала над письмами. Сгребла их в кучу и пошла договариваться о ночлеге… Завтра найдем караванщика и я, надеюсь, что-то проясниться…

Караван мы все-таки нагнали по дороге. Не доезжая до конечного пункта каких то несколько дней. Почти опустевшие повозки легко тянули тягловые кони. Немногие оставшиеся торговцы, в основном те, которые ехали из самого сердца Зарата встретили нас настороженно. Караван охранялся дюжиной наемников, которые лихо нас и окружили… Я вышла из кареты. Конрад встал рядом, «Шварцнеггер» прикрывал спину. Рема по прежнему оставался на козлах, зорко всматриваясь в толпу, поглаживая взведенный скорострельный арбалет…

39
{"b":"228863","o":1}