ЛитМир - Электронная Библиотека

Пример второй – Коля.

Коле сейчас 17 лет, он занимался в ЦЛП в детстве и периодически приходил на консультации после поступления в школу. Нарушения, вызванные психическим заболеванием, проявляются у Коли в том, что он плохо умеет общаться со сверстниками, не всегда может контролировать свое поведение, часто приходит в возбужденное состояние, ему трудно сосредоточиться. Высокие интеллектуальные способности и очень хорошая память дают ему возможность успешно учиться в школе. Коля обладает энциклопедическими, хотя и хаотичными познаниями в самых разных областях. Он занимается в мастерской уже около четырех лет.

Колины творческие способности были заметны сразу, как только он пришел в мастерскую. У него очень оригинальные рисунки. Его природное графическое чутье позволяло ему безо всякого обучения передавать форму, объем, пропорции и перспективу на плоскости. В пластике тоже чувствовался свой стиль – во всех работах без труда узнавался автор. Живописные аспекты творчества Колю не привлекали: он знал, что небо должно быть голубым, солнце желтым, дерево зеленым, но никакого интереса к выбору и сочетанию цветов не проявлял.

Коле не удавалось реализовать свои творческие способности из-за сильной расторможенности и импульсивности. Он не мог долго заниматься одним и тем же делом, ему трудно было довести работу до конца. Большинство видов технической работы в керамике требуют аккуратности и многократных повторений. Шлифовка отливок при помощи наждачной бумаги, кроме того, связана с неприятными для Коли сенсорными ощущениями. Нам приходилось дозировать ему нагрузку таким образом, чтобы он не слишком истощался, но и не оставлял работу незаконченной.

Во время, отведенное для свободного творчества, Коля вначале лепил только котов и китов. Получались интересные фигурки (рис. АЛф), но все они были сделаны очень небрежно и походили одна на другую. Казалось, что его больше всего интересует количество – он делал их очень быстро и не стремился ни к какой выразительности. Занятия росписью были недоступны Коле, потому что они тоже требуют тщательности и аккуратности. Он выучил один простой крупный орнамент и повторял его каждый раз, а все его способности к рисованию оставались невостребованными.

Самые большие сложности были связаны с поведением. Коле трудно было заставить себя выполнять задание, еще труднее признать, что он нуждается в помощи и обучении. Во время работы у него нарастала нервозность, он вскакивал, начинал кричать, задирать других, обсуждать со всеми интересующие его сексуальные темы. Самый безобидный пример: Коля вбегает в комнату, держа в руке воображаемый микрофон, подбегает к другому мальчику и кричит: «Здравствуйте, я корреспондент „Плейбоя“. Разрешите взять у Вас интервью. Расскажите, какие у Вас трусы, какая у Вас попа?»

Иногда Колино необычное поведение было вызвано внутренней потребностью проиграть и пережить страшные для него ситуации. Это свойственно многим подросткам, но обычно они решают эти задачи внутри своих компаний. Отношения между старшеклассниками, часто шокирующие взрослых своей грубостью, являются своеобразной закалкой для жизни во взрослом мире. Например, однажды Коля принес в мастерскую энциклопедию, читал ее вслух, не работал и отвлекал других. Мы убрали книгу в кладовку и закрыли дверь. Коля начал стучать в дверь, постепенно все больше возбуждаясь. Это вызвало в его воображении какую-то страшную ситуацию, которую он стал проигрывать, уже потеряв ощущение, что находится на занятии в окружении знакомых людей. Он изо всех сил барабанил в дверь, за которой никого не было, и кричал: «Отвори ворота, ублюдок, ОМОН позову! Отвори ворота, придурок, ОМОН позову!» Вскоре после этого, занявшись росписью вазы, Коля переходит от роли карателя к роли жертвы того же ОМОНа. Он рисует на вазе «голого дурацкого певца» и изображает его, напевая: «Он лежит с девушкой, она оказывает ему сексуальные услуги», а вошедших в мастерскую людей пытается включить в сюжет: «Из ОМОНа приехали, что ли, за мной следить? Что ли контроль за поведением? Моральный кодекс? Мне поставят за это уголовную административную ответственность?».

Если подросток слишком рано познакомился с сексуальными вопросами (а Коля получал очень много подобной информации из прессы и телевидения), то его общая тревожность может сфокусироваться на этой теме. С другой стороны, за разговорами о сексе стояла потребность в глубоком дружеском общении со сверстниками. Встречая отвержение в своих попытках установить такие отношения, Коля (как и многие подростки) скрывал свои чувства за показным пренебрежением и грубостью.

Колю серьезно волнует тема инвалидности, умственной отсталости, непохожести на других. Его пренебрежительное отношение к интеллектуально более слабым ученикам («Как, разве он может учиться в школе такой больной, такой инвалидик?») отражает собственный зачастую болезненный опыт выживания в жесткой среде одноклассников. Желание оказаться в лагере нападающих, чтобы не попасть в число жертв, свойственно многим подросткам, и для его преодоления требуется много мужества и работы над собой.

За время занятий с Колей постепенно удалось достичь серьезных изменений как в профессиональном, так и в социальном отношении. Мы разделили группу, что позволило уделять каждому ученику больше внимания. Распределяя задания, мы учитываем индивидуальные особенности учеников. Таким образом удалось подобрать техническую работу, которая доступна Коле и даже является для него своеобразной формой отдыха. Когда мы видим, что Коля полностью истощился, мы посылаем его накрывать стол к чаю или мыть большие гипсовые формы. В этой деятельности задействована крупная моторика, а не тонкие дифференцированные движения, от которых у него нарастает нервное напряжение. Кроме того, ему не приходится сидеть на месте, а наоборот, нужно часто выходить в коридор.

Чтобы Коля мог участвовать в росписи, мы разделили работу на две части: Коля рисовал на вазе карандашный эскиз, а другой ученик обводил его подглазурной краской. Так стали получаться очень интересные вазы с котами, кораблями, географическими картами и т. п. Тем самым Колины действительно выдающиеся графические способности нашли свое применение, их смогли увидеть и оценить другие люди. Потом Коля понемногу начал учиться сам обводить свои эскизы. Вначале при этом требовалось постоянное присутствие педагога, а сейчас Коля делает это почти самостоятельно. У него появился интерес к цветовому решению композиций (рис. А.4-).

В пластике мы постепенно пришли к тому, что Коля преодолел свой стереотип, и теперь лепит интересные рельефы и фигурки разных животных, которые становятся все более выразительными. Коле по-прежнему трудно подключиться к общей работе, он больше ценит свое собственное изделие.

Стремясь скорректировать поведение, мы не вводим абсолютных запретов, а выстраиваем границы ситуации, чтобы человек понимал, где следует вести себя более строго, а где – более свободно. Например, мы не запрещали Коле говорить о сексе. Эти обсуждения были неуместны только во время занятий, когда все работают. В перерыве, наоборот, можно было продолжить разговор и обсудить какие-то волновавшие его вопросы. Это разграничение было для Коли достаточно трудным, поэтому вначале приходилось жестко выводить его с занятий.

Таким образом, мы создавали в мастерской ситуации, в которых Коля мог попробовать разные стили поведения. Педагоги в каких-то случаях выступали в авторитетной роли, а в других держались с подростками на равных.

Выстраивая отношения между учениками, мы старались создать дух сотрудничества, а не соперничества между ними. Коля постепенно понял, что в этой среде его чувства не будут восприниматься как нечто зазорное, и нет необходимости защищаться. В результате у него появился опыт создания глубоких эмоциональных отношений со сверстниками.

У Коли сильно повысилась способность анализировать и оценивать собственные действия. Сейчас с ним можно обсудить, как люди реагируют на его поведение, как можно было бы поступить по-другому. Коля контролирует свою речь, стал самокритичен («Правда, я уже о сексе не разговариваю?»). Стало намного легче учить его каким-то профессиональным приемам. Он следит за действиями педагога и старается делать так, как ему показывают. Время сосредоточенной работы увеличилось до трех часов.

21
{"b":"228868","o":1}