ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На мужчину же это не распространялось. Если женщина умирала, мужчине разрешалось снова жениться – ведь мужчины есть мужчины, они не могут жить без женщины. Если же умирал мужчина, женщина должна была оставаться вдовой всю оставшуюся жизнь. Или – особенно в этой стране, которая довела эту уловку до логического конца, – она должна была покончить с собой. Она должна была сжечь себя заживо вместе с мужем. Миллионы женщин сделали это. Как удалось их убедить? Думаете, их вынудили? Нет, их никто не вынуждал.

Видимого принуждения не было, однако был очень глубокий соблазн. Становясь сатис, бросаясь за мужем в огонь, их эго получало удовлетворение. Огромное удовлетворение – люди поклонялись им. Когда они входили в огонь, тысячи людей собирались вокруг и пели песни, восхваляя чистоту женщины.

А если женщина не шла за мужем в огонь, не кончала с собой, ее все осуждали и порицали. Она становилась плохой женщиной. Она становилась плохой лишь потому, что хотела выжить. Она немедленно теряла всякое уважение, падала в глазах окружающих. Ее жизнь превращалась в ад. Ее везде осуждали и нигде не принимали. Ее считали дурным предзнаменованием.

Она не имела права приходить на свадьбы. Если рождался ребенок и по этому поводу устраивался праздник, она не могла принимать в нем участие. Ей не разрешалось украшать свое тело, надевать красивую одежду или украшения, носить длинные волосы – она должна была жить уродиной и изгнанницей. Это было хуже жизни, хуже смерти. Поэтому лучше было сразу прыгнуть в огонь и заслужить уважение.

В память таким женщинам строили храмы. И они думали, что это их собственная заслуга. Я хочу подчеркнуть, что эти женщины веками думали, что они сами это делают, по собственной воле. Но это было не так.

Теперь происходит то же самое, только наоборот. На Западе мужчина уже убедил женщину: «Теперь ты должна быть свободна, мы должны быть равны». Другие времена, другие нравы – теперь мужчина желает наслаждаться не только своей женой, но и другими женщинами. Теперь он добивается абсолютной свободы. А единственный способ получить абсолютную свободу – это дать абсолютную свободу женщине. И он ее снова убедил. Теперь женщины протестуют и борются за свои права, кричат и требуют свободы и равенства. И они не догадываются, что они опять попались в ту же ловушку: мужчина опять их убедил. Теперь мужчина может попользоваться ими и выбросить, не неся за это никакой ответственности.

Если вы как следует разберетесь во всем этом, вы удивитесь. Мужской ум очень хитер. Женщина более простодушна, она не может быть таким стратегом и политиком, как мужчина, она всегда верит мужчине. Вы удивитесь: женщины, борющиеся за свои права, снова поверили мужчине! Ничего не изменилось. Просто теперь мужчине выгодно, чтобы вы были свободными и не требовали от него выполнения каких-то обязательств. Он не хочет связывать себя обязательствами, он желает быть абсолютно свободным. Он не хочет брать на себя ответственность за ваших детей. Он не хочет жить с вами всю жизнь, он хочет менять женщин каждый день.

И он опять придумывает красивые слова: «Человек должен жить без обязательств. Человек должен жить без принуждения. Человек не должен быть собственником, он не должен ревновать». Мужчина снова создает красивую философию. Он и раньше это делал – он обманывал и продолжает обманывать женщину. А женщина ему доверяет. Ей легко доверять, потому что любовь дается ей легче, чем логика. И женщина беспокоится о настоящем. Мужчина же всегда думает о будущем, он продумывает стратегию и тактику, просчитывая, что произойдет и как это произойдет – он планирует будущее.

Итак, в своем вопросе Дебора как минимум пять раз повторяет: «Я женщина».

Разве есть какой-то повод для беспокойства? Разве есть сомнение? Наверное, да. Я должен сказать вам одну вещь: будучи в женском теле, человек не обязательно является женщиной. Будучи в мужском теле, человек не обязательно является мужчиной. Мужчина и женщина – это в большей степени состояния ума. Есть мужчины, которые психологически являются женщинами, а не мужчинами, и есть женщины, которые психологически являются мужчинами, а не женщинами. Это люди, которые создают много проблем, потому что они не могут быть гетеросексуальными. Гетеросексуальность им не подходит, они вынуждены быть гомосексуалистами или лесбиянками. Их психология отличается от их физиологии, между их биологией и психологией существует разрыв.

И для них это остается проблемой всю жизнь. В лучшем мире, в мире будущего – я думаю, довольно скоро, возможно, к концу этого века, – ситуация для них упростится. Поскольку если мужчина глубоко внутри, психологически, ощущает себя женщиной, то лучше сделать операцию и стать женщиной также и физиологически. Или если женщина глубоко внутри ощущает себя мужчиной, лучше сделать операцию и стать мужчиной, чтобы соединить психологию с физиологией.

Как только это станет возможным, гомосексуализм и лесбиянство исчезнут в нашем мире. В противном случае они никогда не исчезнут, потому что на это есть определенная причина. Внешне мужчина выглядит мужчиной, но глубоко внутри он не мужчина, а женщина. Его глубинная внутренняя женщина хочет мужчину – отсюда и гомосексуализм.

Есть еще и третья категория: запутавшиеся люди, которые не знают, кто они. Утром они женщины, вечером мужчины. Различие так мало, что они стараются его не замечать, они становятся бисексуалами. Сегодня они любят женщину, завтра влюбляются в мужчину. В их психологии и физиологии полная сумятица, вся их жизнь сплошная путаница. Вскоре наука сможет и им помочь все прояснить.

Итак, неоднократное повторение фразы «я женщина» вызывает подозрение. Зачем акцентировать внимание на том, что ты женщина? Одного упоминания этого факта было бы вполне достаточно. Об этом можно было бы и вовсе не говорить – из самого вопроса видно, что его задает женщина. И не обычная женщина, а феминистка.

Позвольте мне прочитать вопрос: «Ты говоришь, что очень важно иметь смелость и быть искренними. Поэтому я отброшу свой страх и задам тебе свои самые сокровенные вопросы…»

И это твои самые сокровенные вопросы? Только вдумайся в них. Это и есть твои самые сокровенные вопросы? Я говорю о Будде и Иккью, а это твои самые сокровенные вопросы. И чтобы задать эти вопросы тебе потребовалась большая смелость и искренность!

«Разве можно обобщать качества мужчины и женщины?»

Обобщать вообще ничего нельзя, потому что обобщениям не соответствует ни один отдельно взятый человек. И все же обобщения имеют смысл: они служат указанием, ориентиром. Когда я говорю, что женщину больше заботит непосредственная действительность, я не говорю это о конкретной женщине – о Деборе или еще о ком-то. Я говорю о женском начале – женское начало больше заботит непосредственная действительность. А если вы не заботитесь о непосредственной действительности, значит, в вашей женской природе чего-то не хватает. Это основное свойство женственности: забота о непосредственном, о близком.

Но обобщения есть обобщения, запомните это. Между конкретными людьми всегда существуют различия. Однако смысл обобщения состоит в том, чтобы указать на определенное качество. Оно ничего не говорит об отдельных людях, оно лишь говорит о том, что свойство женщины – это забота о непосредственной действительности.

Я хотел бы почитать стихи Деборы, поскольку есть вероятность, что в них и проявляется эта самая забота о непосредственной действительности. Стихи могут быть о непосредственном, о «здесь и сейчас», а не о высшем. И вопрос тоже на это указывает – ее интересует только то, что она женщина. Она говорит: «Это мой самый сокровенный вопрос».

Состояние Будды, Бог – это вопросы о далеком, о высшем. Ее заботит лишь ее тело, ее пол. Не случайно женщины часами стоят у зеркала. Их заботит непосредственное, их больше интересует тело, нежели душа. Они больше материалистки, чем идеалистки. Их больше интересуют факты, а не вымысел.

15
{"b":"228871","o":1}