ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Проникновение
Балканский рубеж России. Время собирать камни
Как до Жирафа 2. Сафари на невесту
100 великих мистических тайн
Король эклеров
Дар оборотней
Сталинский сокол. Комбриг
О да, босс!
Загадка спичечного коробка
A
A

Но весна не длится вечно. Весна, пришедшая в четырнадцать лет, уйдет к сорока двум годам – если вы жили естественно, она исчезнет естественным образом. Но если вы не жили естественно и подавляли секс, тогда она будет продолжаться до восьмидесяти двух. Тогда, и умирая, вы все еще будете думать о сексе.

Последней мыслью в умах многих людей, когда они умирают, бывает секс. Так и должно быть, потому что это их самое сильное подавленное желание. И когда они умирают, они цепляются за секс – ведь секс прямо противоположен смерти. С секса жизнь начинается, смертью жизнь заканчивается. Поэтому, умирая, они начинают думать о сексе, чтобы избежать смерти.

Очень редко можно найти человека, который в момент смерти не думает о сексе. Это извращение, всеобщее извращение. Целибат приходит естественным путем – в свое время, когда вы изживаете все свои мечты и иллюзии и видите, что они иллюзорны, вы вдруг замечаете, что в вас что-то исчезло. И вы сами ошеломлены этим исчезновением – ведь до сих пор то, что исчезло, было таким важным. Оно было центром вашей жизни, осью, вокруг которой вы вращались, и вдруг его больше нет. Целибат приходит сам собой, в нем не нужно упражняться.

Нужно только жить естественно и верить, что всему свое время. Целибат приходит, медитация приходит, Бог приходит – все приходит в свое время. Все происходит точно так же, как вы рождаетесь и умираете. Но в какой-то момент вы извращаете себя, и естественный ход событий нарушается. Вы оказываетесь в подвешенном состоянии.

Христианским монахиням целибат был навязан. И что произошло? Вы знаете эту средневековую историю? Монахини начали видеть галлюцинации: приходит Иисус и ласкает их грудь. Какой вздор – Иисус ласкает их грудь? Это извращение. По ночам Иисус приходил и занимался с ними любовью, и не только это – у монахинь начала появляться ложная беременность. Всего лишь горячий воздух, ничего больше. Но их животы раздувались.

Церковь сильно обеспокоилась – что делать? Этих бедных женщин заставили соблюдать целибат, и вот у них начались галлюцинации. Естественное желание было подавлено, и теперь оно заходит с черного хода. Тогда на это был наложен запрет, потому что со стороны Иисуса аморально ласкать грудь монахинь, нехорошо. А приходить по ночам и заниматься любовью? Да еще делать им детей! Это не пристало Иисусу. Итак, это было запрещено.

Тогда монахини начали думать, что к ним приходит дьявол. В конце концов, если ни от кого нет поддержки, всегда можно положиться на дьявола. Дьявол такой милый парень, последняя опора и надежда – когда вы нигде не можете найти прибежища, вы всегда можете обратиться к дьяволу. Итак, к монахиням начал приходить дьявол. А дьявол приходит по-своему. Иисус, наверно, приходил мягко – блаженны кроткие. Дьявол же приходит с фанфарами. У него раздвоенный пенис – дьявол есть дьявол.

Эти галлюцинации отвратительны, противоестественны. Но запомните, они порождены не монахинями, они порождены теми, кто заставил этих бедных девочек стать монахинями. Это было противоестественное принуждение.

Но почему религии издревле пытаются подавить секс? По одной простой причине – вы удивитесь, узнав о ней, это один из их профессиональных секретов. Они всегда были против секса. Почему? Потому что, если сексуальная энергия подавляется, человеку легче заинтересоваться Богом. Если нет иного выхода, вся сила воображения и фантазии сосредотачивается на Боге.

Но это обман, обман по отношению к Богу. В действительности человек не интересуется Богом – просто у него не осталось других интересов, и все его внимание обратилось к Богу. Он начинает видеть галлюцинации, появляются видения Иисуса и Кришны. Эти видения – чистой воды фантазии, и если позволить человеку естественный секс, они немедленно исчезнут.

То же самое бывает, когда вы поститесь несколько дней: вы начинаете видеть пищу в своих галлюцинациях. А если вам запретить видеть пищу даже в галлюцинациях, вы непременно найдете какой-нибудь другой объект для галлюцинаций. Это очень хитрый прием.

Если человеку не разрешать любить другого человека, он начнет любить Бога – а что еще остается делать? В этом случае любовь к Богу практически неизбежна. Поэтому религии и пользуются этим приемом, действуя путем обмана и галлюцинаций: они пресекают фантазии о сексе, и тогда воображение находит другой выход. И нужно оставить только один выход – к Богу, а все остальные двери закрыть.

Если все двери закрыты, и открыто только одно окно, вы будете вынуждены выйти через это окно. А что делать, если вы хотите выйти, если вы задыхаетесь? Вам придется выйти через это окно. Это может быть трудно, страшно, опасно – вы можете упасть, можете переломать себе ноги, – но вам придется выбраться через это окно.

Это очень хитрый прием: стоит подавить в людях секс, и они автоматически начинают думать о Боге. Но это не истинный Бог, это лишь заменитель секса.

Истинный Бог не возникает как заменитель. Истинный Бог возникает, когда вы проживаете и изживаете свои иллюзии, когда вы полностью их изведали и отбросили. И в этом свободном от иллюзий состоянии сознания вы видите Бога. В таком случае Бог не является проекцией вашего ума.

Я хотел бы
Вам что-нибудь дать,
Но в секте Дарумы
Нет ничего.

Иккью говорит: «Мы не можем дать вам что-то особенное, мы можем дать вам только естественное. Но это значит не дать ничего, так как оно уже у вас есть».

Я хотел бы
Вам что-нибудь дать…

Из любви и сострадания он хочет вам что-нибудь дать. Я тоже хочу вам что-нибудь дать, но давать нечего. Наоборот, истинный мастер должен у вас все отнять. Медленно, но верно он отнимает у вас все. Он убеждает вас выбросить весь мусор, который вы носите в себе. Он оставляет вас абсолютно пустыми.

И в этой пустоте возникает Бог. Но Бога нельзя дать, истину невозможно передать. Она непередаваема.

Я хотел бы
Вам что-нибудь дать,
Но в секте Дарумы
Нет ничего.

Прекрасное утверждение: «Нет ничего». Да, именно это и дает вам истинный мастер – ничто. Он все отнимает и оставляет «ничто». И из этого «ничто» начинает струиться ваше естество – потому что все остальное, что у вас есть, только мешает ему проявиться. Все остальное заглушает песню вашего естества.

Поскольку Иккью не думает
О своем теле как о своем теле,
Он живет в одном и том же месте,
Будь он в городе или за городом.

Иккью говорит: «Не нужно уходить в монастырь в горах, можно жить и на рыночной площади. Бог есть повсюду, поскольку закон природы действует везде». А люди, постоянно переезжающие с места на место, с самого начала заблуждаются – поскольку дело не в смене мест, а в изменении сознания.

Если вы думаете, что вы тело, тогда кажется разумным не жить на рыночной площади – лучше отправиться в Гималаи и жить в пещере. Но вы не тело. Поэтому переезд – перемещение тела с рыночной площади в гималайские пещеры – ничего не изменит, вы останетесь прежними. Вы ведь не можете оставить себя и уехать куда-нибудь, вы всегда уезжаете вместе с собой! Вы – это ваше сознание.

Поскольку Иккью не думает
О своем теле как о своем теле,
Он живет в одном и том же месте…

Он живет в мире. Однако поскольку он не тело, поскольку он не ограничен своим телом, он знает, что он бесконечен и бессмертен. Он знает, что он не рождается и не умирает. Он знает свою абсолютную пустоту, которую невозможно разрушить, изменить или подправить. Он знает свою небесную природу: облака приходят и уходят, но не оставляют следов на небе. Небо остается чистым и нетронутым.

21
{"b":"228871","o":1}