ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А мастер рассмеялся и сказал: «Ну и что. Я тоже не умею плавать, но я же не кричу. Не умеешь, так не умеешь! Я сам не умею, но не кричу. Не нужно кричать».

Эта история кажется очень жестокой. Но это не настоящая история, а только метафора. Это наша ситуация! Веданта тонет, кричит и зовет на помощь, а я ему говорю: «Не кричи, не шуми. Просто исчезни. Расслабься и отпусти себя. Не пытайся ни за что удержаться». Это последняя попытка эго спастись. И это смерть, которая приносит самадхи.

«Ничего не попадается под руку…»

Да, ничего и не попадется. Я здесь не для того, чтобы снабжать вас новыми игрушками, новыми опорами и подпорками.

«Я задыхаюсь».

Знаю. Не пытайся спастись, иначе ты только продлишь свое страдание. Умри. Человек должен научиться искусству умирать – в этом весь секрет ученичества.

«Ошо, дай мне что-нибудь».

Я ничего не могу тебе дать. Я могу лишь все у тебя отнять. Я должен полностью тебя раздеть, полностью опустошить.

Именно об этом постоянно говорится в сутрах Иккью: Будда не может помочь. Любая помощь будет неправильной помощью, потому что помощь только поддержит вашу неправильную жизнь.

«Ошо, дай мне что-нибудь. Мне тяжело. Я умру или сойду с ума».

Ты не можешь умереть, это я могу сказать наверняка – никто никогда не умирал. Ты не можешь умереть, потому что смерть невозможна. Смерти нет. Все есть жизнь – просто жизнь постоянно меняет формы.

Когда ребенок рождается, выходит из материнского лона, он думает: «Я умираю» – и это естественно. Девять месяцев ребенок жил определенным образом, а теперь вся его жизнь нарушается. Разве он может подумать, что у него будет новая жизнь? Ребенок думает: «Наверное, это смерть».

Ты точно в такой же ситуации. Сейчас тебя вынимают из лона – лона общества, лона религий, лона концепций, абстракций, философий. Я вынимаю тебя из лона, в котором ты до сих пор жил. Это трудно, тяжело. Выходя из материнского лона, ребенок думает, что умирает. Рождение кажется ему смертью.

И когда однажды ты действительно будешь умирать – наступит старость, и придет смерть, – неужели ты думаешь, что это будет смерть? Это снова будет новое рождение. Каждая смерть – это новое рождение, а каждое рождение вначале кажется смертью. Но все это жизнь. Просто жизнь меняет свои формы, она постоянно переходит из одной формы в другую. Одна форма умирает, и жизнь перескакивает в другую форму.

Жизнь – это вечное пламя.

Ты не можешь умереть, не волнуйся – еще никто никогда не умирал. Смерть – это миф.

Ты говоришь: «Я умру или сойду с ума».

Во-первых, ты не можешь умереть, потому что смерти нет. И ты не можешь сойти с ума, потому что ты уже сумасшедший. К этому больше нечего добавить. Человек, такой, каким он обычно бывает, сумасшедший. Какое еще безумие может с тобой случиться?

Попробуй как-нибудь посидеть молча в своей комнате в течение часа и записывать все, что будет приходить тебе в голову, – записывай все подряд, не выбирая. Пиши все, что бы ни приходило – важное, неважное, логичное, нелогичное, абсурдное, бессмысленное, вздорное, – просто пиши все подряд. И ты удивишься: через час, когда ты посмотришь на свои записи, ты подумаешь: «Это какой-то бред сумасшедшего».

Мы постоянно подавляем свой ум. Мы боимся – если мы заглянем в него, то увидим, что он безумен.

Я слышал…

Одна женщина играла на фисгармонии и пела. И ее голос был таким мерзким и противным, что сосед никак не мог заснуть – а было уже поздно, два часа ночи. Тогда он встал, постучал в ее дверь и сказал: «Перестаньте, в конце концов! А не то я сойду с ума».

Женщина открыла дверь и сказала: «О чем вы говорите? Я закончила играть час тому назад!»

Этот человек уже сошел с ума!

Человек, такой, какой он есть, уже сумасшедший. Ты не можешь сойти с ума – не бойся сумасшествия. Если ты позволишь себе умереть, то впервые за всю свою жизнь станешь психически нормальным. Потому что эго сумасшедшее, эго – это безумие. И эго боится умереть – это оно зовет на помощь.

Ты попал в очень опасную компанию, Веданта. Здесь помощь не оказывают, здесь помощи только лишают. Я отнимаю все ваши костыли. Я знаю, что если убрать костыли, вы сами сможете стоять, потому что изначально вы не калеки, это общество превратило вас в калек. И общество обеспечило вас всевозможными костылями, вы живете с ними уже так долго, что не можете представить себя без них. Естественно, когда отнимаешь у калеки костыли, он начинает задыхаться, ему кажется, что он умирает.

Ты на правильном пути. Каждый раз, когда это с кем-нибудь здесь происходит, я счастлив, потому что я знаю, что момент настал: если вам хватит смелости пройти через это, вы родитесь заново.

А ты говоришь: «Пожалуйста, помоги мне».

На днях в одной из сутр Иккью говорилось, что помощь невозможна по трем причинам. Во-первых, вам не нужна помощь – на самом деле, вся та помощь, которую вам до сих пор оказывали, лишь причиняла вам вред. Никто не позволял вам быть самостоятельными, вам постоянно помогали со всех сторон – ваша мать, ваш отец, ваши учителя, ваши священники. Еще до того, как возникала проблема, вам давали ответы и оказывали всевозможную помощь. В этом обществе вас все время окружают советчики – все помогают вам, совершенно не беспокоясь о том, нужна вам их помощь или нет. Они продолжают помогать, они хронически помешаны на помощи. Все эти так называемые социальные служащие – самые вредные и опасные люди в мире. Они причинят невидимый вред: они помогают вам, дают хорошие советы, воспитывают в вас характер, учат нравственности и так далее – и тем самым лишают вас возможности роста. Они делают вас фальшивыми, искусственными, они делают вас ненатуральными.

И когда вы попадаете в руки мастера, этот процесс нужно обратить вспять. Нужно лишить вас всякой помощи. Вы должны остаться в таком глубоком одиночестве, чтобы вы были вынуждены расти, чтобы вы были вынуждены принять вызов жизни. Тогда в ответ на этот вызов энергия придет в движение, она начнет обретать форму, целостность.

Вы не замечали, что, когда вы сталкиваетесь с трудностями, у вас появляется сила? Когда вы проходите через серьезное испытание, ваше существо обретает стальную прочность. А это величайшее испытание, которое только может выпасть на вашу долю, – встреча с мастером, пребывание рядом с мастером.

Вам не нужна помощь.

Во-вторых, мастер ничего не может навязывать. Он не будет навязывать даже то, что считается правильным, потому что навязывание все делает неправильным. Вы должны взять сами: мастер – это наличие. Вы можете взять то, что вам нужно, и столько, сколько нужно, вы можете пить, можете есть, можете переваривать мастера – но со стороны мастера не может быть предпринято никаких активных действий. Мастер – это пассивное присутствие.

Когда человек активен, он становится жестоким и насильственным. Он начинает калечить вас, он за всем следит и превращается в нечто вроде полицейского. Он во все вмешивается: вы должны есть то и не должны есть это, вы должны ложиться спать во столько-то, а вставать во столько-то – он начинает вмешиваться в вашу жизнь. Он становится авторитарным, превращается в диктатора, и он лишает вас свободы. Во имя великих ценностей он калечит и обездвиживает вас.

Настоящий мастер – это лишь присутствие. Вы можете извлечь из него пользу, но это зависит только от вас. Он доступен – вы можете взять или не брать, но со стороны мастера не может быть произведено никаких активных действий.

В-третьих, все, что вы считаете своими неприятностями, своими проблемами, своими заботами, – лишь иллюзии. Вы достигли большого умения в создании иллюзий. И основная иллюзия – это эго. Как только появляется эта иллюзия, она порождает многие другие иллюзии.

40
{"b":"228871","o":1}