ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Однажды собака вошла в комнату и увидела, что старушка занимает ее кресло. Она подошла к окну, посмотрела на улицу и, притворившись очень взволнованной, оглушительно залаяла. Старушка встала и поспешила к окну, чтобы посмотреть, в чем дело, а собака спокойно залезла на кресло.

Даже животные становятся очень хитрыми, коварными и расчетливыми. В зоопарках, где животным приходится жить вместе с другими животными и в человеческом пространстве, они начинают становиться невротиками, сходить с ума и даже иногда совершают убийство или самоубийство. Такого никогда не случается в естественной среде обитания – ни одно животное не убивает представителей своего вида, никогда. Однако в зоопарке это случается. Ни одно животное не сходит с ума в естественной среде, но в зоопарке такое бывает.

Человек стал очень неестественным. Не спрашивайте меня, как быть естественными, просто посмотрите, как вы стали неестественными. Понаблюдайте за своими действиями, за своими жестами, и вы увидите их неестественность. И всякий раз, замечая, что они неестественны, что они не истинны, не подлинны – что они не исходят из вашего существа, а вы только притворяетесь, лицемерите, – отбрасывайте их!

Продолжайте отбрасывать. Так со временем будет отброшено все искусственное. И тогда однажды во всем своем великолепии вдруг расцветет естественность. Вам ничего не нужно делать для этого – естественность невозможно создать. Это неестественное нужно создавать. Неестественное требует позитивного метода, но естественное не нуждается ни в каких позитивных методах. Чтобы вами овладела естественность, достаточно лишь не быть неестественными.

И последний вопрос:

Ошо, с тех пор, как я здесь, во мне все сильнее и сильнее крепнет одно чувство – единственное, что мне действительно хочется сделать, это сесть тебе на колени.

Восхитительно! Но, пожалуйста, не делай этого. У меня пятьдесят тысяч саньясинов – подумай и обо мне, я же погибну от столпотворения. Однако идея замечательная – но только как идея, не нужно воплощать ее в жизнь.

Эта идея символична: в тебе возникает великая любовь. Это хорошо, так и должно быть. Пока вы не полюбите меня всем сердцем, ничего не произойдет. Трансформация происходит только посредством любви. И хорошо, что ты не переносишь на меня свои проекции – иногда такое тоже случается…

На днях я прочел заявление индийской киноактрисы Пратимы Беди. Она говорит: «Ошо сексуальный». Мне это понравилось! Она приходила ко мне всего один раз, она стояла здесь, передо мной, наверное, минут пять. И она говорит, что я пытался ее загипнотизировать, что я был очень сексуальным, от меня шли сексуальные флюиды.

Если обезьяна посмотрит в зеркало, она не увидит в нем ангела. Эта Пратима Беди – чудо-женщина! Сейчас я вам объясню, что такое чудо-женщина. Я узнал о чудо-женщине от Муллы Насреддина. Однажды он сказал:

– Ошо, моя жена – чудо-женщина.

А я знаю его жену, более уродливой женщины я не видел никогда в жизни, и поэтому я спросил:

– Что ты имеешь в виду? Чудо-женщина?

– Да, она чудо-женщина, потому что иногда я думаю, женщина она или чудище.

И еще он добавил:

– Ее можно определить только одним словом – умопомрачительная.

– Ты снова меня озадачиваешь. Что ты хочешь сказать?

– Она явно страдает умопомрачением.

Эта Пратима Беди – безобразнее женщины я не видел. И она думает, что я вел себя с ней сексуально. У нее, наверное, с головой не все в порядке.

Умственно отсталого мужчину обвинили в изнасиловании девушки, и ему пришлось принять участие в процедуре опознания.

Пострадавшую ввели в комнату, где она должна была опознать среди десяти мужчин насильника, но, как только она вошла, подозреваемый указал на нее и сказал: «Вот она!»

Хорошо, что ты на меня не проецируешь!

Люди постоянно проецируют свои идеи. Я зеркало: вы можете увидеть во мне все, что хотите увидеть. И когда вы это видите, естественно, вы думаете, что это принадлежит мне. Но мне ничего не принадлежит. Этот человек, который сидит перед вами и разговаривает с вами, пуст. Мне ничего не принадлежит – вернее, мне принадлежит только «ничто».

Вы можете увидеть во мне отражение своих лиц, своих глубинных инстинктов, своего подсознания. Но только не проецируйте все это на меня, иначе возникнет недоразумение. Твоя любовь прекрасна, пусть она поднимается все выше и выше – потому что всегда, почти всегда, любовь начинается с тела. В теле нет ничего плохого, но это самый грубый вид любви.

Расправь свои крылья, поднимись над телом, взлети в небо. Оставь физические границы позади. Не думай о том, что тебе хочется сидеть у меня на коленях, мечтай встретиться со мной выше – потому что я там! Если я здесь, в теле, то только ради вас, и не надолго. Это тело – лишь средство быть с вами. Я практически отделен от него, я просто ненадолго задержался около него, потому что знаю, что многие нуждаются. Я жду их, и они приходят.

Но ищите меня выше, поднимайтесь со мной как можно выше. И тогда ваше видение начнет проясняться. А когда вы встретитесь со мной на самой высокой вершине, это будет встреча с самим Богом.

Достаточно на сегодня?

Глава 7

Сломайте дно

На море жизни и смерти
Лодка ныряльщика нагружена
«Есть» и «нет».
Но если сломать дно,
«Есть» и «нет» исчезнут.
Ум не может стать Буддой,
Тело не может стать Буддой.
Только то, что не может стать Буддой,
Может стать Буддой.
Думай о себе
Как о молнии,
Что исчезает словно роса,
Рассеивается словно призрак.
Намеренье
Где-то искать Будду —
Самая большая глупость
Из всех глупостей.
Роса на листке лотоса,
Не окрашенная в его цвет,
Такая, какая она есть, —
Вот истинная форма Будды.

Пожилая женщина вошла в кабинет доктора, причитая: «Доктор, у меня болит живот».

Доктор сказал: «Но, мадам, я же доктор философии».

На секунду она забыла о боли и задумалась: «Философии? А это еще что за болезнь?»

Да, философия – это болезнь, и не простая болезнь. Это не какая-нибудь обычная простуда, а рак – рак души. Как только человек попадает в джунгли философии, он все больше и больше запутывается в словах, в концепциях и абстракциях. И этому нет конца, это может продолжаться многие жизни.

Философия – это игра ума, с ее помощью ум поддерживает себя. А истину можно постичь только в состоянии не-ума. Поэтому философ никогда не сможет постичь истину. Пока философия не будет отброшена, целиком и полностью, человек не узнает, что такое истина, что такое Бог.

Философия думает о Боге и поэтому упускает его. Она постоянно плетет теории, топчется вокруг да около и никогда не достигает цели. Она ходит кругами – она создает одну идею Бога, затем эта идея порождает другую идею… и идеи непрестанно размножаются, они не признают контроля над рождаемостью.

Ум создает философию, производит философию, живет благодаря ей. Без философии ум не смог бы прожить ни секунды. Уму НЕОБХОДИМО быть индуистским, или мусульманским, или христианским, или коммунистическим. Если ум не будет ни индуистским, ни мусульманским, ни джайнским, ни христианским, он не сможет просуществовать и секунды. Если у ума не будет философии, на которую он мог бы опереться, он умрет от голода. Если он лишится подпорок, если он не будет постоянно получать питание, так чтобы он мог снова и снова думать, процесс остановится. Он продолжается за счет философии.

42
{"b":"228871","o":1}