ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты меня любишь? — удивленно переспрашивает Кевин.

Мне становится неловко; я понимаю, что мы еще ни разу не произносили этого слова.

— Не то чтобы я действительно…

— Тогда как бы ты это назвала? — Кевин скрещивает руки на груди, и, пока он ждет моего ответа, по его лицу проскальзывает легкая улыбка. Парочка туристов тянется через борт, чтобы услышать больше.

— Ты мне нравишься. Ты мне очень нравишься. И я надеюсь, что нравлюсь тебе, — говорю я, краснея. Наверное, это не самая лучшая речь, которую стоит произносить в присутствии Кевина и туристов.

— Ты ей очень нравишься! — восклицает девочка-подросток, перегибаясь через перила.

— Ты мне тоже очень нравишься, Кевин, — отзывается капитан. — А теперь тащи свою задницу на борт, нам пора двигаться.

Кевин, не обращая внимания на насмешников, обнимает меня и целует.

— Я рад, что ты меня любишь. Потому что я тоже тебя люблю, — говорит он. — И сегодня ночью я тебе это докажу.

— Я не могу ждать, — отвечаю я, возвращая ему поцелуй и на мгновение забывая о цели своего появления здесь.

Но Кевина ждет работа, а меня ждет дочь. Хотя, конечно, в прямом смысле слова она меня не ждет.

Кевин прыгает в лодку и кричит, заглушая рев мотора:

— Ник в магазинчике за углом. Но не вздумай его зацапать!

Я несусь в магазинчик и распахиваю дверь.

— Хэлли, детка, как поживаешь?

Увы, это не Ник. Это Дэйв. Двойное увы.

— Ника здесь нет? — спрашиваю я.

— Нет. Здесь только я. Разве этого мало?

— Да, — резко отвечаю я. — Мне нужен Ник.

— Ух! Маленькому Нику сегодня достается больше приключений, чем положено. — Дэйв выходит из-за прилавка. — Он только что уехал на мопеде с какой-то классной крошкой.

— Эта классная крошка — моя дочь!

Дэйв приподнимает бровь.

— Быть такого не может. Ты слишком молода, чтобы иметь взрослую дочь.

— Спасибо. Я рано начала, — отвечаю я и качаю головой. — Во всяком случае, моя дочь уж точно слишком молода для того, чтобы спать с кем попало.

— Каждой матери рано или поздно приходится с этим столкнуться, — замечает Дэйв. — Ладно, мы их найдем.

Он вешает на дверь самодельную табличку «Закрыто». Наверное, никто сюда не заглянет до тех самых пор, пока мы не объясним маленькому Нику, что никто не позволит ему спать с моей дочерью. Интересно, до парней хоть когда-нибудь доходит, что их подружки — чьи-то дочери?

Я иду за Дэйвом туда, где стоит его сверкающий, черный с серебром, мотоцикл. Прежде я никогда не ездила на таких штуках, но Дэйв бросает мне помятый шлем, а сам надевает черную футболку прямо поверх белой майки.

— Надо сменить образ, — объясняет он, садится и жестом приказывает мне сесть позади него.

— Не понимаю, почему вы, байкеры, так любите символику смерти? — говорю я, с сомнением приближаясь к мотоциклу. — Учти, если мы с тобой разобьемся, спасибо я не скажу.

— Уж доверься мне. Любая женщина, побывав со мной, говорит «спасибо», — заявляет Дэйв и подмигивает, но на этот раз скорее самоуверенно, чем непристойно.

Он заводит мотор, и тот издает ужасающий рев, который неизменно сопровождает Ночных Волков. Мы срываемся с места, и я судорожно хватаюсь за Дэйва. Не так уж приятно ехать на этой штуке, не говоря уж о том, чтобы сидеть в обнимку с Дэйвом Морским Коньком. Хотя с таким именем он мог бы быть вождем племени чероки. Он именно тот, кто…

— Найди мою дочь!

— Найду! Я догоню любой дурацкий мопед! — кричит он и прибавляет газу, отчего я вцепляюсь в него еще крепче.

Впереди я вижу пятнышко, оно становится все ближе и ближе. Дэйв жмет на газ, обгоняет мопед, делает крутой разворот и подрезает. Мопед резко тормозит и чуть не валится набок.

— Я хотела найти Эмили, а не убить ее! — кричу я.

— Да, но, готов поспорить, ты не прочь убить Ника, — хохочет Дэйв. Наш монструозный «Харлей» и миниатюрный мопед Ника стоят друг против друга, перекрыв дорогу, совсем как в кино.

Ник кричит:

— Дэйв, какого хрена? Чего тебе надо?

— Отвяжись от этой девушки! — орет Дэйв, не покидая седла.

Эмили еще крепче обвивает Ника руками.

— Мама, это ты? — недоверчиво спрашивает она. — Что ты тут делаешь?

— Ищу тебя, — отвечаю я. — Поверить не могу, что ты вернулась к Нику.

Эмили качает головой:

— Удивительно.

— Это точно. Сегодня ты сказала мне по телефону, что пишешь реферат.

— Я и в самом деле пишу реферат. Мой ноутбук стоит у Ника.

— Но ты хотела, чтобы я думала, будто ты в колледже, — сурово замечаю я.

— А ты хотела, чтобы я думала, будто ты в Нью-Йорке, — отзывается та.

Мы смотрим друг на друга.

— А что это за тип с тобой? — спрашивает Эмили, указывая на Дэйва.

— Я лучший друг ее парня, — отвечает Дэйв.

Эмили, кажется, изумлена:

— Мама, у тебя есть парень? У тебя есть парень? Это так… пошло.

— Нет, это здорово, — продолжает Дэйв, думая, что помогает мне. — Они живут вместе и…

— Заткнись, Дэйв! — приказываю я.

Дэйв замолкает, но ровно на полфразы позже, чем было надо.

— Ты живешь с мужчиной? — спрашивает Эмили, и в ее голосе начинает звучать что-то вроде отвращения.

— Не совсем так, — отвечаю я, подумав, что в моем паспорте по-прежнему стоит штампик «гость» и что мне нужно по меньшей мере еще два чемодана одежды, чтобы водвориться здесь в качестве постоянного обитателя.

— Они, в общем, неплохо перепихиваются, — говорит Дэйв, которому непременно нужно все усугубить. — Кевин — классный парень. Он будет работать фотографом в новом фильме Анджелины Джоли.

— Это не тот человек, которого я встретила на лодке на День благодарения? — спрашивает Эмили, все еще пытаясь вникнуть в ситуацию.

— Нет, — отвечаю я и обещаю себе, что не пойду по пути Билла и не стану знакомить детей со своим возлюбленным. Но поскольку я уже успела пообещать, что никогда не буду лгать детям, я тут же поправляюсь: — Да.

— Что это за игра? — интересуется Эмили.

— Правильный ответ — «да», — подсказывает Ник. — Они всегда вместе.

— Ник, почему ты мне об этом не сказал? — возмущается Эмили, давая ему тычка, но по-прежнему не слезая с мопеда.

— Я думал, ты знаешь. И потом, в постели мне бы меньше всего хотелось говорить о твоей маме.

— Ник, так ты купил себе нормальную кровать и наконец избавился от той циновки? — спрашивает Дэйв.

— Конечно, — отвечает Ник, отклоняется назад и слегка целует Эмили. — Не годится спать с такой девушкой на полу.

— С такой девушкой ты не будешь спать нигде, — говорю я.

Ник заводит мотор, надеясь заглушить мои слова. Дэйв делает то же самое. Так мужчины выясняют, кто кого, Проверяют, чей мотор мощнее.

— Ты не бросишь колледж ради того, чтобы спать с каким-то дайвером! — ору я, пытаясь перекричать шум.

— Ты же бросила работу ради этого! — отзывается та.

Ник решает, что с него довольно, и разворачивается. В ту секунду, когда он трогается с места, на нас с шумом несется черный «БМВ».

— Берегись, Ник! — кричу я.

Дэйв рывком убирает мотоцикл с дороги, но Ник меня не слышит.

— Ник!!! — визжу я на грани истерики.

Визжат тормоза; Ник, наконец увидевший опасность, сворачивает на обочину и вместе с Эмили валится в траву. Когда мы с Дэйвом подбегаем к ним, я слышу, как хлопает дверца «БМВ».

— Господи, у вас все в порядке? — спрашивает мертвенно-бледный водитель.

— Да, — говорит Эмили и встает. Она слегка поцарапала колено. Ник потирает окровавленный локоть, но и он, кажется, не пострадал. Дочь, испуганная, ударяется в слезы и падает в мои распростертые объятия.

Водитель садится на обочине и сжимает голову руками. Из машины выходит женщина и присоединяется к нему. Если бы я не была так расстроена, я бы рассмеялась.

— Прости, Хэлли, — говорит водитель, он же — мой сбежавший клиент Чарльз Тайлер. — Я не хотел создавать тебе столько проблем.

— Я тоже не хотела проблем, — всхлипывая, отзывается Эмили. — Мне нужно было рассказать тебе, в чем дело.

40
{"b":"228872","o":1}