ЛитМир - Электронная Библиотека

Я подъезжаю к дому Розали — в предместьях существует неписаное правило, воспрещающее ходить пешком, если только ты не выгуливаешь собаку. А поскольку Розали живет буквально за углом, то я паркуюсь чуть ли не на собственной подъездной дорожке.

Я нажимаю кнопку звонка и приглаживаю блузку веселой расцветки; виду меня довольно бодрый. С собой — бутылка вина и пара сплетен.

— Рада встрече, — говорит Розали, целуя меня в щеку. Она ставит бутылку на столик в коридоре. Там уже десятка полтора таких же приношений. В следующий раз я незаметно помечу этикетку крестиком и посмотрю, сколько праздничных домов обойдет моя бутылка, прежде чем снова вернется ко мне.

— А где Билл? — спрашивает Розали.

— В городе.

В общем, это не ложь. Зачем говорить больше? Я не готова к сочувственным минам и неизбежным «Бедняжка!», которые, несомненно, вызовет моя история. Соседки начнут меня жалеть, от всей души давать советы и называть имена лучших адвокатов по бракоразводным делам. Но зато назавтра я стану главным объектом сплетен за завтраком.

Я направляюсь к кучке родителей — это отцы и матери тех, с кем Эмили подружилась в старшей школе, когда начала посещать курсы по специальности. Точно так же, как и их дети, родители разбиваются на компании. Я оглядываюсь по сторонам и понимаю, что все присутствующие на вечеринке группируются в зависимости от способностей и интересов своих отпрысков. Те, чьи чада блистали в школьном драмкружке, стоят около бара и выразительно жестикулируют. Родители общепризнанных школьных мачо пьют пиво на кухне и добродушно подтрунивают друг над другом. А те, чьи чада не умом блистали, заговорщицки толпятся во внутреннем дворике.

— Привет, Хэлли, — приветствуют меня из группы академически настроенных родителей. Я присоединяюсь к ним. Мы обмениваемся дружескими поцелуями.

— А где Билл? — спрашивает Стефи Ротшильд (ее сын Девон сейчас в Корнеллском университете).

— Да, где Билл? — вторит ей Аманда Локк (у нее двойняшки — Майкл и Микаэла. Принстон и Хофстра. Микаэла не слишком удачно окончила школу).

— На этой неделе я не видела его в поезде в семь сорок пять, — добавляет Дженнифер Мортон (сын Рори. Университет Дьюка).

Билл. Билл. Билл. Неужели эти интеллектуалы будут говорить лишь об этом? Я, пожалуй, лучше выйду.

— Он в городе, — отвечаю я как можно более непринужденно. Три слова, которые, надеюсь, помогут мне пережить сегодняшний вечер.

— А, допоздна работает, — кудахчет Стефи. Она не знает, в чем дело. — Милая, не позволяй ему засиживаться до ночи. Когда дети вырастают, мужья и жены должны стать ближе друг к другу. — Она самодовольно берет под руку своего супруга. Женщина, которая явно смотрит слишком много семейных ток-шоу. Ее муж Ричард отпивает тоника.

— Правильно, — добавляет Дженнифер. — Мы ведь не хотим, чтобы наши мужья пошли налево.

Тоник, должно быть, попадает не в то горло — Ричард начинает кашлять.

Легкая улыбка пробегает по лицу Аманды. Она берет меня за руку.

— Значит, у вас с Биллом все в порядке? — участливо спрашивает она. — Скучаете по Эмили и Адаму?

— У нас все отлично, — лгу я напропалую.

Сразу же вслед за тем врывается рыжеволосая Дарли. На ней босоножки от Джимми Чу на десятисантиметровой платформе и мини-юбка от Гуччи — такая крошечная, что на ней едва хватает места для дизайнерского ярлычка. На запястье громыхает полдюжины золотых браслетов, на шее бряцает ожерелье. Впрочем, Дарли — третья жена местного бизнес-короля Карла Бордена — никогда не отличалась ни вкусом, ни тактом. Ее нынешний визит тому подтверждение.

— Хэлли, я все знаю! — кричит она так пронзительно, что лежащий в углу ретривер взвизгивает. — Поверить не могу, что Билл тебя бросил! — провозглашает Дарли и так стискивает мне плечо, что ее темно-красные ногти буквально впиваются в живое мясо.

Теперь у родителей, разобщенных интересами детей, появился некий сближающий интерес — я. Все придвигаются ближе, чтобы ничего не упустить.

— Господи, о чем ты говоришь? Билл всего-навсего задержался на работе, — сообщает Стефи. Не знаю, пытается ли она защитить меня или, наоборот, поощряет Дарли к продолжению.

— Я что, первая узнала? — гордо вопрошает та, обводя взглядом комнату. — Билл сошелся с Эшли. Я просто в ужасе! Ей двадцать восемь. Ненамного старше ваших детей.

— Эмили всего лишь восемнадцать, — возмущенно говорю я. Хотя с чего бы мне защищать Билла?

— Все равно, — отзывается Дарли, которая пришла сюда явно не за тем, чтобы заниматься математическими подсчетами. Хотя, судя по всему, она обожает геометрию, поскольку не прочь продолжить разговор о любовных треугольниках. — Как бы то ни было, не волнуйся — Билл сделал хороший выбор. Эшли шикарно выглядит. У нее такие глазищи! Такое тело! Боже мой, а какой брюшной пресс! Я бы умерла за такой.

Вот и пусть бы! Прямо сейчас. Самый подходящий момент. Мне бы следовало молча уйти, но я не могу сдержаться.

— У нее прямые светлые волосы? — спрашиваю я.

— Нет. Блондинки — это банально. У Эшли короткая стрижка. Так ей идет! Просто изумительно! Она вполне могла бы стать лицом фирмы «Хербал эссенс».

Да, и сниматься в какой-нибудь рекламе из тех, где женщина моет голову и достигает оргазма.

— Откуда ты все это знаешь? — Мне действительно интересно.

— Эшли — мой персональный тренер в «Эквиноксе». Какое-то время назад она обмолвилась, что у нее роман с одним из ее клиентов. Конечно, о деталях она молчала, а на прошлой неделе наконец раскололась. Честное слово, Хэлли, я просто вот-вот кончу. Или разорвусь. Ты ведь знаешь, я тебя очень люблю, но Эшли просто душка. Мне так хотелось, чтобы она нашла себе подходящего мужчину!

Мне бы тоже очень хотелось, чтобы она нашла себе подходящего мужчину, а не мужчину с двумя детьми и тремя золотыми рыбками. И вдобавок женатого на мне.

«Эквинокс». «Эквинокс»? Да это же мой подарок Биллу на прошлый день рождения! Я хотела, чтобы он снова почувствовал себя молодым, и взяла ему абонемент в «Эквинокс» на десять занятий с персональным тренером. Как выяснилось, у этого тренера изумительная стрижка, которая так ей идет. Я сама посеяла семена разрушения. Господи, почему я не купила ему новый галстук?

Толпа вокруг нас безмолвствует. Все внимают мне и Дарли. Первой очнулась Стефи:

— Поверить не могу.

— Какой ужас! — подхватила Аманда. — От Билла я уж никак такого не ожидала.

— Да черт с ним, с Биллом, — отрешенно роняет Стефи. — Ричард буквально вчера взял годовой абонемент в «Эквинокс». Завтра же я его верну! Если ему нужны физические нагрузки, пусть побольше ходит пешком.

Остальные дамы сдержанно кивают. У меня возникает ощущение, что местные магазины спортивных товаров завтра же распродадут свой запас тренажеров: все жены устроят своим мужьям спортзал на дому.

На следующее утро я стою перед спорткомплексом «Эквинокс» на Сорок третьей улице — всего в паре кварталов от того места, где работает Билл. Не знаю, как я сюда попала. Если я войду и с Эшли случится что-нибудь ужасное, можно будет списать все на состояние аффекта. Людей признают невиновными в убийстве, если они предварительно наглотались таблеток, так что после той информации, которую я получила накануне вечером от Дарли, можно будет смело говорить, что это был посттравматический шок. И едва ли мне понадобится особо искусный защитник. Достаточно, чтобы среди присяжных оказались три замужние женщины — и меня освободят.

Я так и представляю себе это кровавое деяние. Тот момент, когда я окажусь лицом к лицу с Эшли. Я достаю из сумочки маленький серебристый пистолет… Впрочем, я забыла — я ведь не сторонница насилия. У меня в жизни не было оружия. Я роюсь в сумочке. Ни ножниц, ни щипчиков, ни металлических кусачек для ногтей. Можно спокойно проходить через рамку металлоискателя. Лучшее, что я могу сделать, — это атаковать Эшли при помощи пилочки для ногтей. По крайней мере испорчу ей маникюр.

7
{"b":"228872","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Оленёнок Метеор и зимний сюрприз!
Код убеждения. Как нейромаркетинг повышает продажи, эффективность рекламных кампаний и конверсию сайта
Эвермор. Время истины
Лестница Якова
Лоренцо Великолепный
Черная кошка для генерала. Книга вторая
Я тебя отпускаю
Я знаю, кто ты
Реквием по мечте