ЛитМир - Электронная Библиотека

Я вхожу и смотрю на здоровенного, стриженного «ежиком» парня, который ждет, пока я предъявлю клубную карту.

«Привет, я пришла, чтобы убить Эшли. Не подскажете, где можно ее найти?»

Слава Богу, это всего лишь мои мысли. Я не сказала этого вслух.

— Я могу вам помочь? — спрашивает парень, поигрывая мускулами. Я продолжаю стоять молча.

В конце концов, мне ведь не обязательно убивать Эшли своими руками?

«Можете, можете. Хотите немного заработать? Мне нужен наемный убийца».

Конечно, это я тоже говорю про себя.

— Я бы хотела… записаться в тренажерный зал, — говорю я, вовремя прикусив язык и не обмолвившись о том, что на самом деле мне бы хотелось найти некоего личного тренера, который занимается похищением чужих мужей.

— Отлично, — бодро сообщает парень, сияя ослепительно белой улыбкой. — Вам повезло. Если вы запишетесь сегодня, то получите невероятное предложение — двадцать пять процентов скидки со вступительного взноса, восемнадцать процентов скидки каждый месяц в течение первого года и двадцать — в течение второго.

— Не сейчас, — отвечаю я. Даже если бы я хотела записаться, мне подобное не по карману.

— Но это очень хорошее предложение, — настаивает парень, качая головой. — И после полудня мы перестанем предлагать эту скидку. Я не хочу, чтобы вы упустили такой шанс. Вы ведь очень славная женщина. — Он многозначительно меня приобнимает.

Стало быть, Эшли — не единственный работник «Эквинокса», который соблазняет клиентов. Полагаю, что все тренажерные залы, при нынешней конкуренции, вынуждены предлагать потенциальным клиентам нечто большее, чем дармовой гриль.

— На самом деле я надеялась, что вы мне предложите бесплатное пробное занятие, — говорю я, подумав о том, что «Эквинокс» уже и так обошелся мне слишком дорого.

— Никаких проблем! — Парень быстро заполняет пропуск и протягивает его мне.

Я уже готова спросить, как мне найти Эшли, но так этого и не делаю. Во-первых, я не вынесу, если ее позовут, а во-вторых, я ведь пытаюсь спрятать концы в воду. Если сегодня Эшли суждено умереть, я не хочу, чтобы следы привели прямиком ко мне.

Я иду в раздевалку, чтобы натянуть на себя тренировочный костюм. Так и вижу, как окружной прокурор цепляется за эту ниточку. Если я додумалась принести с собой спортивный костюм, то можно смело говорить о преднамеренном убийстве.

Я натягиваю легкую белую футболку и высвобождаю волосы из-под ворота. Нет, я не собираюсь на нее нападать. Я адвокат, мое оружие — здравый смысл. Надо спокойно и логично объяснить ей, почему ее поступок одинаково плохо скажется на всех. Даже если Эшли наплевать, что она разрушила мою семью, я смогу повернуть дело так, что ей самой станет понятно, какая это ужасная ошибка. Неужели она и в самом деле хочет заполучить мужчину, для которого предел всех кулинарных грез — это попкорн? Неужели она готова всю жизнь получать подарки, купленные на распродаже? Эшли — молодая женщина, у нее все впереди. Зачем ей пожилой женатый мужчина, который храпит, пьет пиво и страдает от повышенного уровня холестерина? Отличный список. Если подумать, то, возможно, такого добра мне тоже не нужно.

Внезапно преисполнившись храбрости, я подхожу к молодой женщине из числа сотрудников «Эквинокса», которая убирает свои вещи в шкафчик.

— Вы, случайно, не знаете, где я могу найти персонального тренера Эшли? — спрашиваю я.

— Она вон там, — отвечает та, указывая на занавешенную кабинку для переодевания.

Я отвожу плечи назад, поднимаю подбородок и уверенно делаю шаг вперед, точь-в-точь как в зале суда. Если когда-нибудь я и хотела выиграть дело больше всего на свете, то именно сейчас.

— Эшли! — зову я. Голос у меня твердый, но дружелюбный.

— Да? Секундочку.

— Не торопитесь, — говорю я, пытаясь успокоиться. У меня вдруг зачастило дыхание. Да, не стоит суетиться. Неужели мне хочется этой встречи? О чем я вообще думала?

Занавеска откидывается, и первое, что я вижу, — это волнистые, блестящие волосы. Эшли. Вся как есть. Причем буквально. Воплощенное добродушие, широкая улыбка — и абсолютная нагота. Отличное тело. Гладкая кожа, красивая грудь. И идеальная депиляция на линии бикини (не то чтобы я специально туда посмотрела).

— Вы меня искали? — бодро спрашивает Эшли. — Я просто собиралась сбегать в душ.

Я пытаюсь что-то сказать, но теряю дар речи. Мне уже не хочется казаться спокойной и умудренной, не хочется давать ей никаких советов по обустройству личной жизни. Все, чего мне хочется, — повернуться и убежать. Но по крайней мере я могу прояснить ситуацию. Я тянусь за сумочкой и драматическим жестом достаю семейную фотографию. Я постоянно ношу ее в бумажнике. Мы не позировали специально — нас сфотографировали на пляже в Нэнтакете прошлым летом. Глядя на Эшли в упор, я протягиваю ей снимок:

— Смотрите. Вот о чем вы должны были подумать, когда связались с женатым мужчиной.

Эшли долго смотрит на то, что я ей показываю. Она кажется озадаченной, когда возвращает мне фото.

— Послушайте, я не знаю, кто вы, но мне и в самом деле надо в душ. Спасибо, что показали мне это. Увидимся. — Она неторопливо и совершенно безучастно идет прочь, ее кудряшки подпрыгивают, бедра покачиваются. И на заднице у нее, черт побери, нет целлюлита.

Я поражена ее хладнокровием. Никакой реакции. Вот это выдержка. Я гляжу на то, что у меня в руках, и вместо знакомых лиц вижу яркий логотип: «Сэмс клаб. Членский билет № 4555683310967». Я судорожно сглатываю. Значит, я показала ей совсем не то?

Подавленная, я засовываю карточку обратно в бумажник. Фотография, которую я собиралась предъявить Эшли, лежит в соседнем отделении. Сегодня за ужином Эшли поведает Биллу историю о некоей сумасшедшей женщине, которая размахивала у нее перед носом своей членской карточкой.

Я собираюсь с силами и пытаюсь хоть как-то исправить ситуацию. Глядя вслед ее удаляющейся спине, я воздеваю палец.

— И не забудьте, Эшли. У меня скидка.

Глава 3

Я вылетаю из «Эквинокса», чувствуя себя полной дурой. Мне хочется забиться в норку и исчезнуть. Или по крайней мере запрыгнуть в постель и накрыться с головой. Но я уже и так провела слишком много времени в кровати, и единственный результат этого — крошки от печенья в складках простыни.

А что еще мне остается? Если честно, я не готова стать частью цивилизованного мира. В частности, того его уголка, где обитает Билл, очевидно, пользующийся в данный момент всеми благами прогресса. Поверить не могу, что я согласилась встретиться с Эриком. С чего я взяла, что мне удастся пережить вечер наедине с мужчиной? Перед Эшли я выставила себя настоящей идиоткой, и с Эриком будет то же самое. Нужно отменить встречу!

Я иду, потом нерешительно останавливаюсь на углу Пятой и Пятидесятой улиц. Отправиться домой или идти вперед?

Билл нашел себе молодую красивую женщину (с идеальной депиляцией на линии бикини). Это худшее, что может случиться с человеком моих лет, ведь так? Но может быть, на все это стоит взглянуть с другой стороны. Если дверь закрыта — поищи окно, гласит поговорка. Может быть, мне пора приняться за поиски открытого окна? И, черт возьми, если его захлопнули у меня перед носом, я отворю его!

Я не хотела, чтобы наш брак распадался. Я была счастлива — или думала, что была. Но все прошло, и обратной дороги нет. Мне остается лишь двигаться вперед. А что может быть лучше, чем начать новую жизнь с человеком, которого я уже знаю?

Я отправляюсь в магазин, чтобы как следует снарядиться для свидания, встречи, ужина — или что там мне предстоит — с моим бывшим парнем. Эшли хорошо смотрится обнаженной. Что ж… я преисполнена желания хорошо смотреться одетой.

Я поднимаюсь на четвертый этаж магазина дизайнерской одежды и отбираю несколько пар туфель — каждая свыше трехсот долларов. К черту скидки! Если мне есть к чему стремиться, то нужно делать это правильно. Туфли со скидкой — плохая примета. Я перемерила все и остановилась на паре номер два.

8
{"b":"228872","o":1}