ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мне очень жаль, что так вышло, — отчеканил он, не сбавляя шага.

— Но ведь мы взрослые люди, — возразила Блайт.

— Да вы что, не понимаете?

Взгляд, который он метнул на девушку, был полон злости и разочарования. Джас шел широкими размашистыми шагами, отчего Блайт пришлось чуть ли не бежать за ним вприпрыжку.

— Это была минутная слабость. Мне не следовало к вам прикасаться.

— Но я же не против!

— Но вы должны быть против! — что есть силы закричал Джас. — Или вам хочется, чтобы вами пользовались?

— Пользовались? — Блайт почувствовала, что ей не хватает воздуха. Не похоже, что он попользовался ею там, на берегу, скорее она дала Джасу то, в чем он так долго нуждался!

— С тех пор как… в общем, очень долгое время я ни с кем не занимался любовью, — признался он. — И вот появляетесь вы, с вашими милыми глазками, с этими губами, нежными, словно розовые лепестки, с теплой улыбкой и… — Он набрал в легкие воздуха и досадливо тряхнул головой. — Все, о чем я грезил одинокими бессонными ночами, явилось передо мной не во сне, а наяву.

— О, да мне было невдомек… — Блайт попыталась заглянуть ему в глаза, но он отворачивался, подставляя ей на обозрение свой твердый, словно из камня высеченный профиль.

— Вот тогда-то я и потерял окончательно голову. Но вам это, должно быть, не впервой. Любой нормальный мужчина отреагировал бы точно так же, окажись он на моем месте.

— Но я не реагирую на других мужчин так же, как на вас! — выпалила Блайт.

Он остановился у ее коттеджа и простонал:

— Черт возьми, неужели вы не понимаете, что я пытаюсь вам втолковать?!

Она понимала, и от этого становилось нестерпимо больно. Оказавшись лицом к лицу с Джасом, Блайт попыталась успокоиться. Не дай бог он заметит, что у нее трясутся губы!

— Вы пытаетесь мне доказать, что для вас этот поцелуй не значит ровным счетом ничего. Что ж, тогда все в порядке, Джас. Я не настолько глупа, чтобы не понять ваши намеки. Итак, мы остаемся друзьями?

Она протянула руку, и после секундного колебания Джас нерешительно вынул из кармана свою пятерню и подал ее Блайт.

— Да, — пробормотал он.

Казалось, Джасу безразлично ее крепкое пожатие, настолько отрешенным был его взгляд. Джас моментально отдернул ладонь, словно его что-то обожгло. Затем он проворно отступил в темноту.

— До завтра! — донесся до девушки его далекий голос.

Блайт стояла на пороге и вглядывалась в ночь. Неужели это правда? Неужели Джас поцеловал меня только потому, что после длительного воздержания вновь оказался рядом с красивой девушкой?

Могло быть и так. С тех пор как умерла жена, он ни с кем не занимался любовью. Чувствовал ли он свою вину за то, что вместе с ней не умерла и его сексуальность? Что им руководило, когда он поцеловал меня на берегу так страстно? Неужели просто похоть?

Блайт не верила своим догадкам. Принимая их разумом, она отказывалась верить сердцем.

Ветер перерос в чудовищный шквал, и по стеклам отчаянно заколотили первые капли дождя. Блайт выключила свет и поспешила забраться в кровать. Как там ее бедные цветочки? Хорошо лежать в сухой постели, наслаждаться домашним уютом и знать, что, пока за окном вовсю беснуется стихия, ты будешь спокойно спать до самого утра.

Как только она задремала, где-то совсем рядом раздался громкий треск. Подскочив на кровати, Блайт вытаращенными от ужаса глазами дико оглядывала комнату, не понимая, что произошло. Новый звук, напоминающий приглушенное рычание, заставил девушку покинуть кровать. Еще через минуту весь дом стал как-то странно трястись, а стекла жалобно зазвенели, грозясь выпрыгнуть из оконных рам. Блайт услышала раздирающий душу скрежет, после чего на крышу один за другим посыпались тяжелые звонкие удары.

С округлившимися от ужаса глазами девушка, словно раненый зверь, металась по комнате и отчаянно визжала. Но, когда ее одинокий крик потонул в общем шуме урагана, Блайт инстинктивно упала на пол и поползла к стене.

Скрип, лязг и хлопки продолжались примерно минуту, после чего все стихло. Не слышно было даже завывания ветра. Лишь только дождь мирно отстукивал свою барабанную дробь. Но не за окном, а… в доме.

Блайт встала и огляделась. Крупные капли воды просачивались сквозь размякшие перекрытия и падали на ковер. Блайт понадобилось всего несколько секунд, чтобы догадаться: ветер сорвал часть крыши.

Под первую пробоину она подставила тазик, после чего отправилась на поиски другой подходящей посуды, так как дыры в потолке множились на глазах. Но было очевидно, что ей не выиграть этот поединок со стихией.

Блайт рыскала по кухонным шкафам, как вдруг ее внимание привлек грубый стук в дверь, голос Джаса выкрикнул ее имя. Он не стал дожидаться, пока ему откроют, а просто высадил дверь ударом ноги и ввалился в коттедж — огромный, мокрый и неуклюжий в непромокаемом плаще. Джас направил на нее фонарик, и Блайт зажмурилась.

— С вами все в порядке?

— Я не пострадала. Хотя часть крыши ветер унес с собой.

— Понятно. — Он опустил ей на плечо холодную мокрую руку и задал тот же самый вопрос, как будто хотел удостовериться, что Блайт говорит правду: — С вами точно ничего не случилось?

— На мне нет ни царапинки.

— Я хотел забрать вас к себе, но теперь во дворе летают куски вашей крыши. Здесь будет намного безопаснее, если, конечно, фундамент не подведет. Вам надо срочно одеться, в случае чего нам придется спасаться бегством. Наденьте кроссовки, теплые брюки и какую-нибудь кофту. Да, не забудьте накинуть что-нибудь непромокаемое: плащ или куртку, — распорядился Джас.

Блайт бросилась одеваться. Выйдя из спальни, она в ожидании следующих распоряжений уставилась на Джаса.

— Под стол, быстро! — скомандовал он. — Когда потолок окончательно промокнет, я не хочу, чтобы он свалился нам на головы.

Они скрючились под столом, тесно прижавшись друг к другу, и нервно прислушивались к тому, что происходило над головой.

— Вам хорошо? — шепотом спросил Джас.

— Как сказать, бывало и лучше…

Послышался короткий смешок.

— Ничего, ничего. Мы это пересидим!

Блайт пыталась разглядеть сидящего рядом Джаса, но тщетно. Она лишь ощущать исходящее от него тепло. Ветер жалобно завывал где-то над головой, пролетая по обнаженным бревнам перекрытий, а в окна хлестал дождь.

Вскоре дом еще раз основательно тряхнуло, все вокруг задрожало, заскрипела мебель, и Блайт испустила короткий сдавленный крик. Тогда Джас обнял ее за плечи и властно привлек к себе.

— Все в порядке, — прошептал он.

Оба знали, что это не так, но слова Джаса бальзамом разливались в похолодевшем сердце девушки.

— Мне не очень-то здесь нравится, — призналась Блайт.

— Так значит, вы струсили, моя отважная любительница штормов? — пошутил Джас.

— Сегодня — да. Этот проклятый ураган угробит мой бизнес.

— Постарайтесь сейчас об этом не думать. Может, все обойдется.

Блайт последовала совету и стала думать о другом. О том, как хорошо чувствовать на своем плече сильную руку Джаса, ощущать его дыхание, слышать его спокойный уверенный голос… Она склонила голову на его плечо и спросила:

— А что с вашим домом?

— Когда я уходил, все было нормально. Там, в низине, ветер не так свирепствует.

— Это хорошо.

— По крайней мере, если придется бежать, у нас будет где укрыться.

Ураган неожиданно прибавил в силе. Стена, у которой стоял стол, тревожно задрожала, пол заходил ходуном. Джас еще крепче прижал к себе Блайт. Огромная балка грузно обвалилась, и теперь в потолке зияла черная зловещая дыра, через которую хлестали нескончаемые потоки грязной дождевой воды. Одновременно в дом ворвался ледяной ветер, пронизывающий до костей.

— О боже! — вырвалось у Блайт, которая поспешила уткнуться в надежную грудь соседа.

— Да вы совсем окоченели! — воскликнул он.

— Есть немножко, — призналась Блайт. Она непроизвольно клацнула зубами, которые отказывались подчиняться и упорно отбивали дробь.

15
{"b":"228892","o":1}