ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Блайт невинно похлопала глазами и спросила:

— Разве у вас нет докторской степени?

— Вообще-то есть.

— Значит, я сказала чистую правду. — В ее голове моментально созрел хитроумный план: — Нечего вам тут болтаться без дела. Насколько я понимаю, в Окленде у вас других дел нет?

— Так точно. Если могу быть чем-то полезен, смело используйте меня как рабочую силу.

— Договорились. Я хотела бы нанять помощника, но пока не имела на это средств…

— Считайте меня своей правой рукой на весь день, — пообещал Джас. — Тем более я опять перед вами в долгу.

— Я смотрю, вам просто неймется поскорее со мной расквитаться. Так знайте: в этом нет необходимости!

— В вашем случае — да. — Он как-то странно посмотрел на Блайт. — Но не все же так великодушны.

— Уверена, что большинство женщин именно такие.

— Ну и продолжайте верить в эти сказки!

Джас помогал переносить тяжелые ящики с цветами в горшочках и терпеливо держал их в руках, пока Блайт торговалась с наиболее строптивыми покупателями. Она представляла его как соседа, который «любезно согласился помочь хрупкой девушке». Но, когда один из новых клиентов, хозяин недавно открывшегося цветочного магазина, посчитал их деловыми партнерами и стал обращаться с вопросами исключительно к Джасу, терпению Блайт пришел конец.

— Потолкуйте-ка лучше с мисс Саммерфилд, — по-телячьи глядя в глаза торговцу, посоветовал Джас, заметивший, что Блайт аж притопывает ногой от злости. — Я в этих делах ничего не смыслю… Я ведь просто грузчик. — И сопроводил тираду такой идиотской улыбкой неотесанной деревенщины, что Блайт едва не прыснула со смеху.

Выйдя из магазина, Джас с сочувствием спросил:

— И часто вам приходится иметь дело с такими болванами?

— Со мной рядом редко оказывается помощник, — уточнила Блайт. — А вообще мне приходится работать с разными людьми: одни пытаются за мной приударить, другие, вроде вас, считают слишком юной для серьезного бизнеса.

— О, Блайт, это удар ниже пояса! — засмеялся Джас, поднимая обе руки.

— Да я и не обращаю внимания на такие пустяки, — беззаботно ответила Блайт. — Жизнь и так коротка…

— Восхитительная философия! Ставлю вам пять баллов.

— Спасибо, профессор.

Улыбка исчезла, и на ее месте появилось выражение усталости, которое так пугало Блайт.

— Надеюсь, вы не подумали, что я буду докучать вам строгой моралью?

— Я пошутила, — поспешно заверила Блайт. — Если честно, мне очень даже нравится…

Джас посмотрел на Блайт, но в его взгляде читалось недоверие, а слегка приподнятые уголки рта говорили скорее о сарказме, нежели о прощении.

— Вы не проголодались? — спросила Блайт. — Здесь неподалеку есть чудесное кафе. И парковка рядом.

Кафе встретило их громкой музыкой и обилием черно-белых костюмов: это пришли на ланч клерки из близлежащих офисов. Заказ принесли быстро, они ели, почти не разговаривая, но Блайт заметила, как Джас с интересом наблюдает за соседними столиками, пощелкивая пальцами в такт ритмичной песне.

Наконец служащие закончили трапезу и разошлись по конторам, отчего в заведении сразу стало спокойно и тихо. Приглушенно играла музыка, Блайт заказала себе и Джасу кофе.

— Вам здесь не понравилось? — спросила она.

— Почему не понравилось? — удивился Джас. — Кормят здесь на славу, а атмосфера… очень даже интересная. — Он пристально изучал Блайт. — Я подумал, как вы можете жить в полной изоляции от этого содома, от своих сверстников…

— Ну почему же? Я частенько сюда захаживаю. А вы скучаете по Веллингтону?

— Нет, я не то, что вы.

— Откуда вы знаете, какая я? — с вызовом бросила Блайт.

Джас неожиданно рассмеялся.

— Все написано на вашем милом личике! Все ваши мысли, чувства… Вы без особых усилий притягиваете к себе людей, а они просто не могут найти в себе силы противостоять вашей теплоте, обаянию, щедрости и невинному стремлению подружиться со всем белым светом, распахнуть всему миру свое чистое сердце… Но вы даже не предполагаете, что они могут этим воспользоваться и причинить вам вред. Держу пари, вашим родителям пришлось изрядно попотеть, вбивая вам в голову, когда вы были еще ребенком, что есть так называемые «плохие дяди и тети».

Блайт досадливо поморщилась.

— Допустим… — пробормотала она, слегка недовольная своим портретом, который только что набросал Джас. — Но, может быть, ваш придирчивый взгляд зацепился за что-нибудь еще?

— О да! — с жаром подхватил он. — Еще вы храбрая, сильная и удивительно деятельная личность! — Заметив, как Блайт недовольно выпятила нижнюю губу, он поспешил исправить формулировку: — Пускай будет просто «удивительная». Еще вы, не раздумывая, бросаетесь в любую авантюру, даже рискованную, и все для того, чтобы помочь попавшему в беду. Даже если знаете этого человека лишь несколько минут. — Он сделал паузу. — Даже если он попросит вас не лезть не в свое дело.

— Это, — заметила Блайт, смерив его спокойным взглядом, — будет зависеть от многих сопутствующих обстоятельств.

— Например?

— Ну, я никогда не позволю кому-нибудь на моих глазах выброситься из окна или утопиться, даже если этот кто-то будет посылать меня ко всем чертям.

— А если будет лучше, чтобы вы действительно не вмешивались?

Блайт подумала самую малость, а затем заявила:

— Девяносто процентов выживших самоубийц круто изменили свое мнение о жизни сразу же после «второго» рождения.

— Кто вам сказал?

— Где-то прочитала. Не верю, что вы будете стоять и смотреть, как рядом гибнет человек.

— Именно так, — загадочно обронил Джас и ответил на озадаченный взгляд Блайт коротким смешком. — Не пора ли нам в дорогу?

С этими словами он отодвинул стул и, несмотря на протесты девушки, заплатил за ланч.

Пока Блайт шла к машине, она осознала трагический смысл слов Джаса. Похоже, он сделал ей предупреждение: «Не приближайся ко мне, я причиню тебе боль!».

Забрав из мастерской починенную пишущую машинку, они отправились домой, по дороге заехав к Тео. Тот сказал, что закончит ремонт завтра, поскольку за необходимой деталью послал Шона в Окленд.

— Приезжайте к пяти, все будет готово.

Джас со вздохом залез в машину, и Блайт свернула на дорогу, ведущую в долину.

— Спасибо, — поблагодарил он, когда Блайт остановилась перед его домом. — Очень вам признателен.

— Не за что. Дайте знать, когда соберетесь за машиной, я вас подвезу.

— Еще раз спасибо. — Он помолчал, не убирая руку с полуоткрытой дверцы. — Может, зайдете и чего-нибудь выпьете? По-моему, теперь я должен вас угостить в ответ на ваше традиционное гостеприимство.

— Не стоит утруждаться…

— Я не хочу, чтобы это выглядело, как обязательный обмен визитами. Просто пока мне не хочется садиться за работу. Так вы составите мне компанию?

Блайт вылезла из машины и прошла в дом.

— Боюсь, вас разочарует убогость обстановки, — виновато развел он руками. — Но я не часто принимаю гостей. — Джас галантно распахнул перед гостьей дверь в комнату, где стоял рояль. — У меня есть белое вино и пиво. Или вы предпочитаете кофе?

— С удовольствием выпью вина.

— Ну, тогда располагайтесь, — предложил Джас и отправился в кухню.

Бегло оглядев полупустую комнату, Блайт пришла к выводу, что расположиться можно разве что на темно-синей софе. Вошел Джас с початой бутылкой, бокалом и стаканом. Он разлил вино, после чего взял себе стакан и опустился на софу рядом с Блайт, протягивая ей бокал.

Он не лукавил, сказав, что не привык принимать гостей — достаточно взглянуть на убогость сервировки. Пока он пил вино, Блайт украдкой оглядывала своего соседа с ног до головы. Спохватившись, что он заметит ее пристальный взгляд, Блайт стала осматривать комнату.

— Я же говорил, мебели у меня маловато, — извиняющимся тоном проронил Джас.

— А по-моему, у вас весьма мило. В скромности меблировки есть что-то элегантное.

9
{"b":"228892","o":1}