ЛитМир - Электронная Библиотека

Прямота вопроса озадачила ее. У Гари не было привычки разбираться в чьих-то чувствах. Некоторое время она помолчала, а затем тихо спросила:

— Ты хочешь услышать правду?

— Да.

Гейби вздохнула.

— Мне кажется, я ощущаю себя более значительной, когда я рядом с тобой. Жизнь становится для меня острее, ярче… — Она усмехнулась. — А когда тебя нет, то чувствую, что живу только наполовину.

Гари нахмурился, а потом понимающе кивнул. Его взгляд был полон сочувствия.

— Именно поэтому ты так хотела, чтобы я позвонил тебе. Чтобы снова придать жизни недостающий импульс.

— С одной стороны, так оно и есть, — призналась Гейби.

— Что ж, я всегда буду делать это, дорогая.

Гейби согласно кивнула головой. Она поняла, что теперь Гари постарается учитывать ее мнение.

— А что тебя удерживает рядом со мной?

Он криво улыбнулся.

— Мне кажется, что-то в том же роде. — Его улыбка угасла, в темных глазах появилось напряжение, затем он нежно добавил: — Я твердо знаю, что должен удержать тебя, Гейби. А что ты сама думаешь по этому поводу?

Удержать? Словно удобную вещь для постели? И то лишь тогда, когда она необходима? Продолжение встреч только по выходным? Да еще несколько телефонных звонков в удобное для него время?

Ей хотелось намного большего от Гари, чем он давал ей. Но ее любимый уже начал меняться. Со временем, когда они станут лучше понимать друг друга, они, быть может, придут к совершенно другим отношениям. А пока…

— Я не уверена, что точно поняла твои слова. Чего ты хочешь? И как представляешь наше будущее?

— Брак!

Это единственное слово пронзило Гейби, как разряд молнии. У нее перехватило дыхание. Абсолютно сбитая с толку, она удивленно уставилась на него. Ее сердце забилось, как у загнанного зайца.

Неужели он сказал это серьезно?

Гари потянулся через стол и взял ее руки в свои. Его чёрные глаза были странно грустными и с надеждой, граничащей с напряженностью, всматривались в ее лицо.

— Я прошу вас выйти за меня замуж, Гейбриела Симони, — торжественно произнес он.

Этого не может быть! — пронеслось у нее в голове. Во рту пересохло, а все тело стало ей напоминать осенний лист в начале зимы. Неужели он так вероломно использует предложение руки и сердца только для того, чтобы удержать ее около себя после этого уик-энда?..

С трудом проглотив комок, застрявший у нее в горле, она осторожно произнесла:

— Это после того, что произошло между нами сегодня?

— А что такого сегодня случилось?

— Я думала, что многое.

— Мне кажется, что это не так.

Он крепко сжал ее руки.

— Мы вместе, Гейби, не правда ли? Ты и я. Навсегда.

— Я… я не знаю, что сказать, — прошептала она.

И сердце ее остановилось.

— Не думай, — скомандовал он. — Скажи: «Да, Гари, я буду твоей женой».

Это было не так-то легко. Ей пришла в голову мысль, что, вероятно, именно для того, чтобы сделать предложение, он приехал домой на выходные. Но почему для него это стало так важно именно сейчас? Почему все происходит так неожиданно?

Брак!

Это слово как бы парализовало ее сознание, делая невозможным принять какое-либо рациональное решение.

Ее сердце кричало «да!».

Ее разум нашептывал «подожди». Она мгновенно вспомнила всю вереницу потерь и разочарований, постигших ее за время знакомства с Гари Бартом.

Ее сердце надеялось, что он изменится. — Станет больше заботиться о ней. Оно восклицало: «Отбрось все предосторожности! Не бойся неизведанного! Будь смелой, воспользуйся случаем! Стань счастливой с тем мужчиной, который по-настоящему нужен тебе!»

А разум предостерегал, что ей необходимо время для того, чтобы принять такое важное решение. Решение, которое изменит всю жизнь.

Она наконец произнесла этот главный для нее сейчас вопрос:

— Почему?

Гарет Барт никогда ничего не делал просто так. Всегда была причина. Так какова же она на этот раз? Ведь Гейби делит с ним постель уже в течение целого года. Почему же он не сделал предложение раньше и вдруг сейчас решился? В этот уик-энд! Или еще до него?

— Я хочу, чтобы ты стала моей женой, — ответил он, ни минуты не колеблясь. — Я хочу иметь детей. Я хочу, чтобы ты оставалась со мной до конца моих дней.

Так просто. Так легко.

Время и привычка сделали свое дело.

Выбор сделан.

Решение принято.

Гейби подумала, что, может быть, он даже заранее определил дату, когда произнесет это слово.

— Мне кажется, что ты уже знаешь, корда состоится наша свадьба, — задумчиво сказала она.

— Примерно через неделю, — последовал уверенный ответ.

Никаких вариантов. Словно у стойки регистрации. И никаких вопросов к ней о том, что она думает по этому поводу.

— Нет, — ответила Гейби.

Казалось, что его с ног до головы окатили ледяной водой. Он еще сильнее сжал ее руки.

— Что ты имеешь в виду?

— Я хочу сказать, что если и соглашусь выйти за тебя замуж, — в чем пока не уверена, — это ни в коем случае не произойдет всего через неделю, — твердо отчеканила она.

— Но почему? Назови причину!

Манера обращения с ней Гари вдруг пришла ей на помощь.

— Потому что я так хочу, — усмехнулась Гейби.

— Но ведь это не причина.

— Извините, сэр…

Подошел официант, чтобы сервировать их стол. Он поставил перед Гейби заказанные ею крабы в ореховом соусе. Дымящееся блюдо пахло сказочно. Затем повернулся к Гари, расставляя тарелки перед ним.

Этот процесс дал ей время прийти в себя и подумать о том, что ее друг не ожидал от нее такого отпора. Он был уверен в том, что поступал самым разумным образом, выбрал наиболее оптимальный путь.

Наконец официант отошел от их столика. Большим усилием воли Гари заставил себя расслабиться в тот промежуток времени, когда сервировали стол. И теперь он заговорил совершенно спокойным тоном.

— А что ты имеешь против этого, Гейби?

Ее темные глаза вспыхнули пурпурными огоньками.

— Если нам предстоит свадьба, то установлю ее дату и место я.

Его лицо приняло недоуменное выражение.

— Мне казалось, ты захочешь, чтобы это сделал я. И как можно быстрее.

— Я не хочу.

Гейби и представить себе не могла, что какая-либо женщина может добровольно отказаться от приготовлений к свадьбе с сопутствующими той волнениями и надеждами на исполнение всех самых заветных мечтаний. Она не собиралась давать Гари возможность лишить ее этого удовольствия только потому, что таким был его стиль поведения. Ему уже пора понимать, что существует большая разница между мужчиной и женщиной, и не только чисто физиологическая.

— Мне кажется, что я сегодня несносен.

— Это точно, — со вздохом произнесла Гейби.

Он привел ее в такое замешательство, что она почувствовала, как теряет аппетит.

— Извини.

Ее глаза от удивления расширились. Еще одно извинение от Гари. Сердце снова сильно забилось. Он действительно начал меняться. Во всяком случае, для нее.

— Ты меня тоже извини, — хрипло произнесла она.

— За что?

— За то, что ты не понял меня лучше, — попыталась объяснить Гейби, искренне считая, что в этом и ее вина, равно как и его. Ей давно следовало постоять за себя, а не позволять делать Гари так, как он считает нужным.

Барт несколько раз покачал головой, словно это помогало ему лучше осознать ее туманную фразу.

— Можно понимать так, что ты говоришь мне «да»? — спросил он.

— Я сейчас размышляю над этим.

Она ткнула вилку в тарелку, стоящую перед ней. И тут же ей показалось, что никогда в жизни она не ела ничего более восхитительного. Она просто-таки наслаждалась вкусным мясом краба. Теперь, когда Гейби уже пришла в себя после того шока, который испытала несколько минут назад, ее сердце начало биться ровнее, но мозг напряженно работал.

Чем объяснить то, что Гари так просто отдал ей карты в руки? Ведь он впервые встретился с таким отпором со стороны Гейби, в то время как был совершенно уверен в успехе. Но самое главное все же то, что Гари хотел разделить с ней свою жизнь.

11
{"b":"228893","o":1}