ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кайноzой
Это не сон
После
Подсознание может всё!
Единственный, грешный
Мужской гарем
Дерзкие забавы
Императрица Ольга
Черный лед

Он уже опустошил большую часть своей тарелки, когда спросил:

— О чем ты думаешь, Гейби?

— О многом. — Она бросила на него острый взгляд. — Например, о том, какой будет моя жизнь с тобой.

— Она будет такой, какой мы ее с тобой сделаем, — резонно заметил Гари. — Все в наших руках.

— Это требует усилий с обеих сторон, — напомнила Гейбриела.

— Но я уже начал вносить свой вклад, сделав тебе предложение.

Она не могла с этим спорить. Раз уж Гари принял решение, то ничто не заставит его не выполнить. Но, интересно, что он собирается сделать, чтобы их брак стал удачным? Ведь его жизненные потребности иногда совершенно не соответствуют ее. Во всяком случае, за год их знакомства ей стало ясно, что любовь к нему не являлась рецептом их взаимного счастья.

— Но ты до сих пор даже не познакомился с моими родителями, — заметила Гейби, не в силах скрыть нотки упрека в голосе.

— Но я же не на них женюсь, — вежливо парировал Гари. — Я беру в жены тебя, так что давай без этих ненужных формальностей.

— Да, но меня нельзя оторвать от моей семьи, — мягко настаивала она. — И то, что тебя не заботит твоя семья, не означает, что то же самое происходит и со мной. Я люблю своих родителей, братьев, и если ты хочешь жениться на мне, то должен согласиться, что они являются частью моей жизни и станут частью твоей.

Он нахмурился. Вероятно, Гари совершенно не принимал во внимание подобное обстоятельство.

— Ну что ж, если для тебя это так важно…

— Неужели ты хочешь, чтобы твои дети напрочь забыли о твоем существовании, когда вырастут и женятся, — не сдавалась Гейби.

Гари нахмурился еще больше. Определенно, он не загадывал так далеко. На лице его появилось странное выражение.

— Нет, мне совершенно не хочется, чтобы это произошло.

— Моя семья очень важна для меня. — Гейби хотела получить ясный ответ.

— Хорошо, — наконец согласился Гари. — Я встречусь с твоими родителями, когда это будет нам всем удобно. Если, конечно, они сами захотят познакомиться со мной. Но они должны принять меня таким, какой я есть, — твердо добавил он.

Гари оказался очень подозрителен во всем, что касалось семейных отношений. И снова Гейби пожалела о том, что так мало знала о его детстве.

Но она также была уверена, что, если завести об этом разговор, Гари Барт откровенничать не станет.

— Мои родители никогда не вмешивались в мою жизнь, — тихо сказала Гейби. — Неважно, что они подумают о тебе, но, если я выберу Гарета Барта себе в мужья, он будет принят в семье и ему скажут «добро пожаловать».

На его лице появилось суровое выражение.

— Ты сказала «если»?

Она спокойно встретила его взгляд.

— Я ведь еще не ответила «да». Гари.

— А почему бы тебе не сделать это сейчас?

Сердце Гейби вновь протестующе забилось. Она твердо решила придерживаться здравого смысла.

— Между нами еще очень много нерешенного. И я хочу, чтобы было все ясно до свадьбы, а не после.

Лицо Гари напряглось. Ярость сверкнула в его глазах.

— Нет, Гейби, я не желаю, чтобы меня держали на крючке. Либо я для тебя мужчина на всю жизнь, либо нет.

— Хорошо, я подумаю об этом, — вздохнула Гейби, чувствуя, что ее загоняют в угол.

— Тебе не нужно думать, — продолжал он каменным голосом. — Либо ты выходишь за меня, либо нет. А если тебе надо подумать об этом — значит «нет».

— Но ведь твои рассуждения совершенно лишены здравого смысла, — пыталась защитить свою позицию молодая женщина.

Но Гари ни на йоту не собирался уступать ей.

— Прими решение, Гейби. Сейчас!

Беспощадный, решительный Гарет Барт! Но в каком-то смысле он прав. Она сколько угодно может думать — что изменится? Если она не выйдет за него, то будет сожалеть всю жизнь, а если выйдет — будет сожалеть тоже. В этом Гейби нисколько не сомневалась. Да, ничего себе перспектива — что бы она ни сделала, все плохо.

Проходит их самый последний уик-энд — теперь это ясно как никогда. Самый-самый последний. Настал конец тем отношениям, которые сложились между ними. Но она этого и хотела. Правда, она никак уж не предполагала, что изменения будут такими. Даже в своих самых тайных мечтах Гейби не ожидала от него столь решительных действий.

Она медленно подняла глаза и взглянула на возлюбленного. Ее горло пересохло, но Гейби сделала над собой усилие и выдавила из себя вопрос, ответ на который помог бы ей принять правильное решение:

— Ты любишь меня, Гари?

Он коснулся ее руки, нежно лаская пальцы. Его глаза смотрели с невыразимой нежностью.

— Гейби, я отдаю тебе всего себя. Никакая другая женщина подобного от меня никогда не дождется. Разве это не ответ на твой вопрос?

На самом деле то были не совсем те слова, которые она хотела услышать. Но совершенно неожиданно для себя Гейби произнесла:

— Да.

И тут же подумала: «Я, должно быть, самая большая дурочка на свете, позволяю себе довольствоваться теми крохами, которые дает мне Гари». Но он действительно прав — если нужно долго размышлять, что сказать — «да» или «нет», то лучше сразу ответить отрицательно. Зато теперь все ясно. Она была его всегда и всегда будет, что бы с ними ни случилось.

— Ты имеешь в виду, что согласна выйти за меня замуж? — тихо спросил Гари.

— Да!

За какую-то секунду слова, сказанные ему утром по телефону, пронеслись у нее в мозгу. Гейби была поражена такой кардинальной сменой ее умонастроения, происшедшей всего за несколько часов. Господи, что она наделала!

Но, может быть, она поменяла грозовую тучу на серое облачко, которое имело золотую кромку? И надежда, рожденная страстью, смела все преграды, выставленные сомнением.

Гари расслабился и улыбнулся. Напряжение, придающее его лицу угрюмое выражение, ушло. Теперь он выглядел помолодевшим и весь как бы светился от полного удовлетворения.

— И как можно быстрее, — ласково произнес Гари.

— Минимум через шесть недель.

— Через шесть недель, так через шесть недель, — улыбнулся он. — Это означает, что мне придется выдержать все муки бабочек и фраков, чтобы связать свою жизнь с тобой.

— Фрак обязателен, — строго сказала Гейби.

— Вы переходите все границы, Гейбриела Симони.

— Точно так же, как и вы, Гарет Барт.

— Ты хочешь сказать, что мы друг друга стоим?

Она вздохнула.

— У меня такое впечатление, что мы будем воевать, друг с другом до самых последних дней нашей жизни.

— О, я уверен, что мы найдем зоны взаимного согласия, — промурлыкал Гари.

Она не могла не улыбнуться на эти его слова. Он, возможно, не испытал, что такое любовь, но, когда дело доходило до занятий сексом, казалось, Гари знал абсолютно все.

Он махнул рукой, подзывая официанта, который быстро подошел к их столику.

— Бутылку шампанского. И немедленно.

— Да, сэр, одну секунду. — Официант тут же исчез.

Гейби никогда не мечтала о роскошной жизни, считая, что это ничто, если взамен она будет счастлива со своим избранником. А они должны быть с ним счастливы. Ведь, как сказал ее жених, все в их руках. Лишь некоторые браки заключаются на небесах. Они будут создавать свою жизнь сами.

Шампанское было открыто и разлито по бокалам.

— За нас! — произнес Гари самый простой тост.

Они со звоном чокнулись.

— Все будет зависеть от нас, — напомнила она.

— Согласен.

Он никогда не позволит их браку развалиться, раз уж решил жениться на ней. Эта мысль помогла Гейби почувствовать большую уверенность в будущем.

И все-таки она понимала, что любит этого мужчину вопреки разуму. Все ее чувства возмущались при мысли, что на его месте мог бы оказаться кто-то другой, с которым она могла прожить всю жизнь.

Возможно, такое случается с людьми в их прощальный уик-энд. Вместо того чтобы поступить разумно и разойтись по-хорошему, они вдруг решают пожениться. Ее глаза отыскали его, вглядываясь в них с надеждой и тревогой.

— Как ты думаешь, у нас получится? — тихо спросила она.

12
{"b":"228893","o":1}